Венесуэла — арена борьбы США и России за мировое влияние и нефть. Венесуэла нефть сша


Венесуэла на грани нефтяного коллапса - ЭкспертРУ

Южная Америка — континент крайностей. Политическое и социально-экономическое устройство латиноамериканских стран чаще, чем где-бы то ни было оказывается либо крайне правым, либо крайне левым. В недавний период маятник качнулся в сторону последних, а Венесуэла оказалась самым ярким примером. Внутреннее ли напряжение, которое поддается экономическому анализу, или внешние факторы, на которые ссылаются власти, привели страну в такое положение, которого никак нельзя было ожидать от гигантского «нефтяного резервуара» в целом бедного углеводородами континента

Покушение на президента Венесуэлы Николаса Мадуро, случившееся 4 августа, заставляет обратить особое внимание на тот парадоксальный факт, что государство, обладающее наиболее крупными запасами нефти в мире (302 млрд. баррелей), стоит на пороге беспрецедентного краха. Венесуэле уже не первый год сулят неизбежный коллапс и доселе Каракас сумел удерживаться на плаву, несмотря на то, что с каждым годом финансовое и социальное положение в стране становились все хуже и хуже. Так как контроль над «нефтянкой», предоставляющей примерно 50% ВВП и 95% экспортных доходов Венесуэлы, является стержнем режима Мадуро, любое падение нефтедобычи неизбежно повлечет за собой схлопывание всей экономической жизни. На этот раз, кажется, окончательно все показатели развития свидетельствуют о том, что коллапс режима не за горами.

Добыча нефти в Венесуэле за первое полугодье 2018 гОДА упала на порядка полмиллиона баррелей в день, фактически в 5 раз превысив обязательства (95 000 барр. в день) по Венскому соглашению ОПЕК/ОПЕК+. Может сложиться впечатление, что за этим кроется стратегическая цель властей Венесуэлы по повышению общемировых котировок, однако на самом деле падение нефтедобычи имеет место вопреки желанию официального Каракаса. Во многом эта тенденция – результат весьма недальновидной политики президента Николаса Мадуро, в результате которой основная питательная артерия венесуэльской экономики стала высыхать. За два с небольшим года, добыча нефти упала на 1 миллион баррелей в день (см. График 1), достигнув самой низкой отметки за последние 70 лет – и все это при наличии беспрецедентного количества нефти.

Победа Николаса Мадуро на майских выборах президента с результатом 67,7% на фоне бойкота всех основных оппозиционных политических сил является двойственным эпизодом в истории венесуэльской государственности. На фоне ставшего уже делом обыденным продовольственного дефицита, недостатка лекарств (две трети сельского населения страны страдают от детского недоедания) победа президента Мадуро лишь подтвердила неспособность популистских сил предложить населению новую повестку роста. По мере того как уровень инфляции пробил предел в 20 000% в течение текущего года (см. График 2) и население страны, по-видимому, окончательно перешло на бартерный вид обмена, руководство Венесуэлы тщетно пытается найти другой источник дохода.

График 2. Инфляция и рост реального ВВП Венесуэлы в 2000-2018гг

Источник: Группа Всемирного банка, МВФ

В течение последних трех лет Венесуэла неоднократно находилась на грани дефолта, однако благодаря льготным кредитам от Китая, и, в меньшей степени, России (сделки по предоплате нефтяных поставок посредством компании «Роснефть»), ей пока что удавалось избежать худшего. В целом за последнее десятилетие Китай вложил порядка 50 млрд долларов в хиреющую экономику Венесуэлы, однако, по всей видимости, текущие темпы стагфляции вызывают в Поднебесной серьезную озабоченность – в этом году Каракас получил лишь 250 млн. долларов с целью стимулирования нефтедобычи. В данном контексте неудивительно, что администрация Мадуро всячески пытается ввести криптовалюту «Петро», якобы подкрепленную 5 млрд баррелей венесуэльской нефти.

В теории, введение криптовалют наподобие «Петро» помогает обойти один из самых болезненных ограничений для венесуэльской экономики – санкций Соединенных Штатов Америки. Хотя период нахождения у власти Уго Чавеса также был ознаменован рядом ограничительных мер, после подавления протестов Каракасом в 2014 году двусторонние отношения развиваются строго по нисходящей. Вашингтон постепенно расширяет список санкционированных венесуэльских чиновников, якобы задействованных в нарушении прав человека, президент Д. Трамп даже обмолвился о возможности военного решения венесуэльской проблемы. Тем не менее, США до сих пор опасаются вводить санкции против нефтяного сектора Венесуэлы, так как данная мера бы ударила по их собственной экономике.

Таким образом, на данный момент Венесуэла оказалась на грани по всем азимутам развития – население мигрирует или бунтует, на президента совершено покушение, экономика чахнет и страна оказывается во все более глубокой политической изоляции. Что же произошло, что страна, некогда являвшаяся одной из самых обеспеченных в Латинской Америке, превратилась в наиболее опасное место на планете? В процессе рассмотрения основных причин текущего тяжелейшего положения выясняется, что урегулирование нахлынувших бед вполне осуществимо, однако предполагает кардинальный пересмотр экономической политики Венесуэлы. Примечательно, что указанные ниже причины взаимосвязаны и сводятся к крайне неэффективной форме латиноамериканского этатизма.

  1. 1.      Нефтегаз как дойная корова экономики

Может показаться, что чрезмерная зависимость от нефтяных доходов – явление относительно недавнее, однако «голландская болезнь» десятилетиями душит экономику Венесуэлы. Примечательно, что 70 лет назад доля нефти в экспортной выручке находилась на том же уровне, что и сейчас (95%). Единственное, что за это время менялось – структура построения отношений в энергетике, колеблясь между хищническим либерализмом и полным огосударствлением всего нефтяного сектора. Последнему витку развития был дан толчок в начале 2000-х гг. президентом Чавесом, полагавшимся на нефтяные доходы для проведения в жизнь масштабных социальных реформ внутри Венесуэлы.

В годы роста нефтяных котировок все еще существовал шанс, что официальному Каракасу удастся сочетать рентабельность национальной нефтяной компании-монополиста PDVSA и использование нефтяных доходов для социальных выплат гражданам. И это несмотря на то, что бензин в Венесуэле на протяжении долгих лет дешевле, чем вода. Однако после первого звонка в 2008-2009 гг. и второго, окончательного, начиная с 2014 года, перспективность данного политического курса сошла на нет, особенно учитывая то обстоятельство, что за последние годы PDVSA отводит государству сумму, превышающие собственный чистый доход. Не имея денег на развитие, поддержание инфраструктуры в надлежащем состоянии, положение национальной компании не перестает ухудшаться.

На данный момент иностранные компании не могут стать мажоритарным акционером какого бы то ни было проекта на территории Венесуэлы, так как это место законодательным образом отведено государственной PDVSA. Как всякий раз в аналогичных случаях, национальная компания не успевает развивать все и эффективность ее деятельности падает. К тому же, PDVSA постоянно вынуждена заново организовать свою деятельность на фоне политических переворотов. Например, после всеобъемлющей реорганизации PDVSA в 2002-2003 гг. – было уволено большинство протестующих работников и весь менеджмент – заново организованные нефтяные профсоюзы стали одними из основных секторов поддержки У. Чавеса. Однако и эти профсоюзы сейчас теряют терпение, в силу ряда нижеизложенных причин.

  1. 2.      Перевод нефтянки под контроль армии

По мере усугубления финансового положения PDVSA, нефтяная отрасль Венесуэлы постепенно стала переходить под контроль военных. Сначала высокопоставленные чины стали назначаться в качестве вице-президентов компании, затем нефтепереработка отошла к Гильермо Бланко Акосте, товарищу Уго Чавеса по армии, затем новым главой торговли стал Исмэль Серрано, прежде малоизвестный ставленник вице президента Венесуэлы Тарека аль-Айсами, разумеется, без какого-либо опыта взаимодействия с энергетической сферой. Завершением тенденции стало смещение прежнего главы PDVSA Эулохио дель Пино (его арестовали по подозрению в мошенничества, чтобы затем назначить членом коллегии по пересоставлению конституции) и назначение генерал-майора Мануэля Кеведо на его пост.

Назначение военных бюрократов нанесло наибольший вред в секторе нефтесервисных компаний. Ряд нефтесервисных гигантов, так как Schlumberger, уже покинули Венесуэлу из опасений неликвидности PDVSA. Власти Венесуэлы создали свой аналог нефтесервисной компании, CAMIMPEG, подконтрольный военному блоку, и всячески способствовали тому, чтобы контракты, прежде заключенные с западными мейджорами, были перезаключены с вновь созданной венесуэльской CAMIMPEG. Однако вовлечение CAMIMPEG является в первую очередь защитой от конфискации прав на месторождения или других активов PDVSA и, в плане профессиональных компетенций, сильно ударило по возможностям нефтедобычи.

  1. 3.      Отсутствие ликвидности

Отсутствие своевременных реформ привело к тому, что государственная казна Венесуэлы пуста и не в состоянии обслуживать многочисленные долговые обязательства. Правительство применяет своеобразную тактику выплаты некоторых обязательств, совершенно игнорируя другие, чья общая стоимость превысила 50 млрд долларов. Примечательно, что в течение текущего года Венесуэла погасила лишь одну единственную часть своих обязательств – выплатив проценты по облигациям PDVSA-2022, большая часть которых принадлежит инвестиционному банку Goldman Sachs. Таким образом, следует ожидать ряд судебных исков со стороны американских фондов, тем более, что согласно принятым в этом году санкциям США, американские граждане не имеют права приобретать венесуэльские облигации, лишая их возможности реструктуризации.

Венесуэле уже не первый год сулят неизбежный дефолт – и хотя положение в стране не перестает усугубляться, пока что власти всегда находили обходные пути. Одним из наиболее популярных вариантов стали авансовые платежи на поставки нефти, среди прочих, российский гигант «Роснефть» предоставил таким образом более 6 млрд долларов казне Венесуэлы, в то время как китайские компании предоставили Каракасу более 50 млрд долларов. Однако по мере того как Пекин и Москва осознали неспособность PDVSA своевременно отправлять грузы с необходимыми объемами нефти (ввиду простаивающих портов, падающей добычи и отказа иностранных контрагентов перевозить венесуэльскую нефть), круг потенциальных спонсоров Каракаса захлопнулся.

  1. 4.      Утечка мозгов и миграция в целом

Неподконтрольная никаким органам власти эмиграция жителей Венесуэлы дополнительным образом усложняет задачу администрации Николаса Мадуро. Согласно данным ООН, Венесуэлу к 2018 году уже покинуло 1.5 миллиона граждан с момента начала стагфляции в 2015 году и предполагается, что в этом году страну покинет примерно аналогичное количество людей. Потеря 10% населения в течение 3 лет является серьезным предзнаменованием большей беды – в наиболее выгодном положении оказались те граждане Венесуэлы, которые живут в приграничных с Бразилией и Колумбией зонах. Едва ли следует говорить о том, что специалисты в сфере нефтегаза стали одними из первых, которые покинули Венесуэлу.

Принимая во внимание, что власти Венесуэлы перестали публиковать статистические данные, можно лишь предполагать, до какой степени угрожает деятельности PDVSA утечка кадров. По оценке агентства «Рейтер», за последние полтора года примерно четверть из 146 000 имеющихся по состоянию на январь 2017года кадров подала в отставку. Ситуация усугубляется бескомпромиссностью нового руководства PDVSA в отношении своих же сотрудников, так как не прекращаются поиски вредителей и диверсантов. В результате, ряд скважин в нефтеносном поясе реки Ориноко и портов нуждается в специалистах и на венесуэльских НПЗ участились случаи пожаров, вызванных ненадлежащим обращением с технологическими установками.

  1. 5.      Несоответствующее развитие месторождений

Утечка квалифицированных специалистов и уход иностранных компаний с венесуэльского рынка отрицательным образом сказывается на эффективности нефтедобычи. Наглядным примером является месторождение Эль Фурриал (El Furrial), запасы которого на момент его открытия в 1985 году составляли более 4 млрд. баррелей. После его национализации в 2009 году и изгнания всех нефтесервисных компаний из проекта, добыча упала в течение 2010-2015 гг. более чем наполовину. Несмотря на многократные обещания создать свой, боливарианский, аналог американского Halliburton, PDVSA не справилась со сложным геологическим строением месторождения, одного из немногих в стране, содержащих легкую нефть.

Мигрирующие венесуэльские специалисты пользуются большим спросом – среди прочих, рост добычи нефти в Колумбии в период 2012-2016 гг. связан с их привлечением и внедрением новых методов увеличения нефтеотдачи пласта. Следует при этом повторно подчеркнуть, что неподобающим образом эксплуатируются не только месторождения, но и НПЗ Венесуэлы, и без того действующие на 30-40% номинальных мощностей. Власти страны попытались продать нефтеперерабатывающие активы (НПЗ в городах Амуай и Кардон) российской «Роснефти» и китайской CNPC, чтобы избежать их кажущегося все более реальным закрытия, однако те отказались ввиду непредсказуемого положения в стране.

Последствия скатывания Венесуэлы в финансовую бездну коснутся не только самой страны и ее граждан, но также всего нефтяного рынка. PDVSA рискует полностью потерять свои активы в Карибском бассейне, ставшие значимыми элементами программы Уго Чавеса Petrocaribe, в рамках которой островным государствам предоставлялись экономические преференции взамен на политическую лояльность. Нефтеналивной терминал на острове Бонэйр будет, по всей видимости, закрыт ввиду неспособности PDVSA профинансировать его модернизацию, следуя примеру НПЗ на Арубе, который уже непригоден для запуска. Практически все совместные предприятия со странами Латинской Америки – строительство НПЗ в Эквадоре или совместная геологоразведка с кубинской национальной компанией Сupet – уже существуют лишь на бумаге, ожидая официального подтверждения о полном сворачивании.

Тяжелые, высокосернистые сорта нефти будут дорожать на рынках Западного полушария. Потеряв значительную часть традиционного потока поставок из Венесуэлы, американские нефтеперерабатывающие заводы вдоль Мексиканского залива были вынуждены увеличить импорт канадского сорта Western Canadian Select, способствовав ощутимому удорожанию WCS (до 6 долл. за баррель ниже уровня WTI, вместо обычных 10-11 долл. за баррель). Канадские поставщики смогут покрыть большую часть (дополнительных 500 000 баррелей в день) потребностей американского рынка нефтепереработки, однако в случае полного схлопывания нефтедобычи в Венесуэле ситуация может повлечь за собой огромные сложности для их НПЗ.

Ведущие нефтяные державы производят более легкие сорта нефти, нежели венесуэльские, поэтому ни Россия, ни Саудовская Аравия не в состоянии влиять на данный тренд (для сравнения, плотность в градусах API стандартного российского сорта Urals составляет порядка 31°, саудовской Arab Light 32-33°, в то время как венесуэльский Merey достигает лишь 16-17°). При этом Венесуэла будет во все большей мере нуждаться в легких сортах нефти для того, чтобы экспортировать свою – основная часть добываемой нефти в Венесуэле крайне битуминозна и имеет плотность на уровне 9-10° API. Ее приходится разбавлять для того, чтобы создавать удобоваримую для торговли смесь, однако ввиду ненадлежащей эксплуатации собственных месторождений и действия американских санкций PDVSA приходится импортировать легкие сорта.

Для Венесуэлы все еще существуют пути урегулирования – либерализация нефтяного сектора, отказ от фиксируемых государством цен (которые в условиях стагфляции бессмысленны), привлечение иностранных инвесторов путем предоставления им гарантированных долгосрочных условий, прекращение кампании преследования прогрессивно настроенных деятелей. При этом необходимо найти какой бы то ни было modus vivendi с Вашингтоном, который в силу идеологической несовместимости никогда не станет союзным Венесуэле государством. Тем не менее, американские компании нуждаются в венесуэльской нефти – по состоянию на апрель 2018 года США импортировали 630 тыс. баррелей нефти в день – и именно это останавливает Вашингтон в введении санкционных мер в отношении венесуэльской нефти.

Администрации президента Николаса Мадуро будет при этом, по всей видимости, весьма нелегко совершить крутой поворот политического курса, опасаясь дальнейших репутационных потерь – слишком много усилий было предпринято доселе, чтобы их одним движением перечеркнуть. Но при продолжении прежней линии экономический, а следом и политический коллапс этого нефтяного гиганта является вопросом времени.

expert.ru

Венесуэла – арена борьбы США и России за мировое влияние и нефть

Готовя очередную «цветную революцию» в Латинской Америке США надеются максимально ослабить Россию и Китай – геополитически и экономически

В последние месяцы в российских СМИ с достаточно частой периодичностью появляются новостные заметки и статьи о правительственном кризисе в Венесуэле и беспорядках, порой переходящих в вооруженные столкновения. Страна с приходом к власти покойного президента Уго Чавеса, провозгласившего уход от колониальной зависимости от транснациональных корпораций, приняла новую идеологию, называемую «чавизм», конфисковала все активы западных нефтяных компаний, национализировала промышленность и встала на курс независимости и свободы, подобно Кубе в 1959 году.

Естественными союзниками для новой Венесуэлы, кроме ее соседей, стали Россия и Китай. В подбрюшье США, всегда считавшими регион своим задним двором и источником дармовых ресурсов, стало возникать содружество непокорных стран, тяготеющих к союзу с геополитическими и экономическими противниками США – Россией и Китаем. Осуществив по всем правилам «цветных революций» государственный переворот в Бразилии, США всерьез взялись за Венесуэлу, посчитав нового президента Николаса Мадуро более слабым лидером, чем, по некоторым сведениям, ликвидированный ими Уго Чавес. В стране началась классическая «цветная революция» с полным набором старых, но упорно применяемых до сегодняшнего дня ее методов.

В отличие от России, корпоративные СМИ США и Запада просто заполнены бесконечными репортажами об очередном «варварском режиме», «коррумпированной диктатуре», «маршах миллионов», «зверствах власти» и пострадавших онижедетях. Западные СМИ наперебой пишут об экономическом кризисе, пустых полках и голоде, многочисленных политических убийствах даже среди представителей власти, но крайне редко упоминаются истинные причины происходящих в Венесуэле событий. А все дело в том, что Венесуэла поставила под удар всю возглавляемую США систему глобальной политической и экономической гегемонии. Пример Венесуэлы вдохновляет на борьбу остальные страны Латинской Америки, что грозит всей структуре нео-колониального господства. Поэтому целью инициированного США государственного переворота является превращение Венесуэлы в страну-изгоя, свержение правящей власти, уничтожение наследия президента Чавеса, свертывание достижений Боливарской республики, возврат экономики и природных богатств под контроль западных корпораций, предотвращение влияния альтернативных США мировых союзов в лице России и Китая и преподание урока другим странам региона.

На то, что Венесуэла является приоритетным направлением для администрации Дональда Трампа, указывает тот факт, что госсекретарь Рекс Тиллерсон пришел в нее из кресла председателя совета директоров и главного управляющего наиболее пострадавшей от действий Чавеса нефтяной компании ExxonMobil. В 2007 году президент Чавес в рамках национализации нефтяного сектора страны и создания государственной нефтяной компании PDVSA предложил ExxonMobil компенсацию национализированных активов в размере их балансовой стоимости. Однако Рекс Тиллерсон не согласился и стал настаивать на оценочной стоимости с учетом упущенной прибыли в размере $15 млрд. После долгих препирательств и подковерных игр Арбитражный суд Всемирного банка обязал Венесуэлу выплатить ExxonMobil $1,6 млрд, что явно не устроило руководство компании. С этого момента к проблеме устранения Уго Чавеса и смене существующего режима в Венесуэле были подключены все имеющиеся в распоряжении США ресурсы и возможности.

Тем более что на кону стоят не просто национализированные у четырех западных нефтяных компаний активы, но и гораздо большие возможности, сулящие в будущем гигантские прибыли. Согласно данным Геологической службы США (USGS), бассейн Гайана-Суринам, простирающийся от восточной Венесуэлы до северной Бразилии, является вторым по перспективности неисследованным месторождением в мире. Государственный департамент США оценивает неразведанные природные ресурсы бассейна в 15 миллиардов баррелей нефти и 42 триллиона кубических футов природного газа. Естественно, мимо таких богатств ни техасский ExxonMobil, ни Госдеп пройти мимо не могли. Найденные нефтегазовые ресурсы оцениваются более, чем в $40 млрд, что в 10 раз больше ВВП Гайаны.

Вполне ожидаемо, помимо попыток дестабилизации Венесуэлы, Вашингтон всей своей мощью обрушился на соседнее маленькое и малоизвестное в мире государство Гайана со столицей Джорджтаун. Президент Мадуро в своем интервью рассказал об истории региона, складывающихся взаимоотношениях между странами и действиях Вашингтона и ExxonMobil по подкупу гайанских элит и прямому финансированию в 2015 году избирательной кампании президента Гайаны Дэвида Грейнджера. И Госдеп, и ExxonMobil, естественно, опровергли эти сведения, но американская газета Huffington Post  в статье «Конфликт: Тиллерсон будет писать правила для Гайаны относительно нефтяной компании Exxon» полностью подтвердила озвученные в этом интервью факты. В статье, в частности, говорится, что соглашения с Гайаной о распределении прибыли, экологических нормах и даже формировании нужного правительства пишутся под диктовку заместителя госсекретаря Хиллари Клинтон.

Между Венесуэлой и Гайаной существует конфликт вокруг спорных территорий Эссекибо, порожденный еще в 19 веке британской колониальной администрацией. Часть нынешней Гайаны, территория Эссекибо, входила в состав Венесуэлы, но была включена Британией в область Эльдорадо для удобства ее хищнического освоения. До недавнего времени территориальный конфликт между двумя странами не стоял остро в виду братского характера взаимоотношений между народами. Но с приходом США и ExxonMobil и смены власти в Гайане на проамериканскую ситуация в корне изменилась. Венесуэла обратилась в ООН с просьбой рассмотреть вопрос о принадлежности спорной территории и, по оценкам специалистов, имеет все шансы на положительный для себя результат. Начавшаяся же ExxonMobil разведка в спорных морских территориях вызвала немедленный протест со стороны Каракаса и обещания Николаса Мадуро, что Эссекибо обязательно будет венесуэльским «во имя памяти об Уго Чавесе».

Однако ограничивать интересы США в регионе исключительно к прибылям ExxonMobil и других нефтяных компаний ошибочно. Существует и огромный геополитический фактор, заключающийся во влиянии через ОПЕК на мировые цены на нефть и, как следствие, на заинтересованные страны. По оценкам ОПЕК, запасы нефти в самой Венесуэле самые крупные среди стран – членов организации, и составляют 24,8%.

Обладание этими запасами способно оказать решающее влияние на принятие квот на добычу нефти и, соответственно, на мировые цены. Одним из основных союзников Каракаса является Иран, вместе они контролируют 40% добываемой странами ОПЕК нефти. А вместе с не входящей в ОПЕК Россией, которая добывает12,4% всей мировой нефти, этот триумвират способен разрушить любые планы Вашингтона по полному контролю над мировыми энергетическими потоками.

Если США удастся совершить в Венесуэле переворот, то они смогут контролировать почти 85% нефти ОПЕК, изолировать экспорт и контроль над ценами Ирана и России и поставить в трудное и зависимое положение основного потребителя нефти – Китай.

Эти планы, скорее всего, были обсуждены во время недавнего визита президента Дональда Трампа в Саудовскую Аравию в неафишированной части переговоров. И, судя по декларируемому участниками переговоров успеху, нам следует в скором времени ждать активизации действий США на этом направлении.

Сейчас основными партнерами Венесуэлы являются Китай и Россия. Страна заключила с Китаем огромное количество различных контрактов, основным из которых является соглашение «нефть в обмен на кредиты и инвестиции». Китайские займы и инвестиции играют определяющую роль в стабильности экономической системы Венесуэлы и основной преградой для Вашингтона в усилиях ее подрыва. С потерей Венесуэлы Китай теряет огромные инвестиции с риском получить собственную экономическую нестабильность. Китай уже инвестировал десятки миллиардов долларов в венесуэльскую энергетику, финансы, горнодобывающую промышленность, сельское хозяйство и соответствующую инфраструктуру. Только в этом году государства подписали соглашения на $2,7 млрд, в том числе и о строительстве в Китае нефтеперерабатывающего завода мощностью 400 000 баррелей в день, на 70% обеспеченного венесуэльской нефтью. Сейчас подавляющее большинство такси и автобусов в Венесуэле закупаются в Китае или производятся на совместных предприятиях внутри страны. Именно сотрудничество с Китаем не позволяет США окончательно внести хаос в социально-экономическую сферу Венесуэлы.

Что характерно, интересы Китая и России в Венесуэле практически не пересекаются, а наоборот, взаимно дополняют друг друга. Венесуэльская нефть до недавнего времени не интересовала Россию, мы заняли другой важный сектор экономики – торговлю современным оружием и высокотехнологичными системами. Стоимость оружейных контрактов по оценке «Ростеха» составляет $12 млрд, что делает Венесуэлу крупнейшим покупателем российского оружия в Латинской Америке.

К этой сумме еще следует приплюсовать многолетние контракты на обслуживание, модернизацию, обучение персонала, запчасти и т.д. Мы делаем в Венесуэле ровно то, что сейчас хочет сделать в Саудовской Аравии Дональд Трамп, заключив 10-летнюю сделку на поставку американских вооружений. Торговля оружием между странами ставит их во взаимную зависимость друг от друга, определяемую положением стран в мире, внутренней ситуацией в них и исходящими из этих факторов условий сделки. И если оружейная сделка с СА ставит спасающего собственный реальный сектор экономики Трампа в зависимость от политики шейхов и Израиля, то Венесуэла с помощью российского вооружения способна не только защитить себя, но и стать воротами в Латинскую Америку для нашего оружия с немалой для себя выгодой.

Кроме того, недавно появился еще один интересный фактор в наших взаимоотношениях – Венесуэла через свои активы предоставляет России возможность влиять уже на американский внутренний рынок. Как я писал в статье «Россия прибирает к рукам американский бензин», «Роснефть» выдала государственной нефтяной компании Венесуэлы PDVSA крупный кредит в размере $1,5 млрд.  В качестве залога под этот кредит PDVSA предложила «Роснефти» 49,9% акций своей дочерней компании Citgo, которая, в свою очередь, владеет тремя крупнейшими нефтеперерабатывающими заводами в США, а также сетью трубопроводов и автозаправочных станций. Американские конгрессмены настолько обеспокоились этой сделкой, что обратились к министру финансов США Стивену Мначину с паническим письмом с просьбой проверить возможность захвата Россией американского рынка бензина.

Таким образом, именно возможность удара по Китаю и России определяет желание Вашингтона свергнуть законное правительство Венесуэлы и ввергнуть страну в хаос, подобно ливийскому. США через Национальный фонд в поддержку демократии NED и Агентство по международному развитию USAID направляют миллионы долларов на организацию цветной революции, вооруженного переворота и свержения президента Мадуро.

Ситуация накалилась до предела, и, по всем законам «цветных революций», наступило время для события, способного качественно изменить status quo ante bellum и перевести беспорядки в решающее русло –  введение в дело снайперов. И в американских СМИ уже появились первые сообщения, подготавливающие общественное мнение к этому кровавому исходу. Издание Miami Herald опубликовало запись совещания генералитета Венесуэлы, якобы состоявшегося три недели назад на военной базе в городе Баркисимето, на котором якобы обсуждалось применение снайперов против протестантов в Каракасе. Ситуация достигла критической точки.

Вашингтон надеется с помощью не раз опробованных технологий добиться свержения законной власти в очередной стране. Однако президент Мадуро уже показал свою решимость отстаивать завоевания Боливарской революции, а в своей массе народ Венесуэлы его поддерживает.

Несмотря на экономические трудности, вызванные агрессией США, для Дональда Трампа и Рекса Тиллерсона в случае неудачи очередного «майдана» остается один выход – прямая военная агрессия, которая, несомненно, еще больше сплотит народ Венесуэлы. Кроме того, Венесуэла – не Ливия и Сирия, она имеет самую боеспособную армию в Латинской Америке, вооруженную современным российским оружием, а также очень заинтересованных союзников – Россию и Китай.

Трамп же не может разорваться между многочисленными театрами военных действий, которые США сами же и наплодили – Сирией, Йеменом, Ираком, Ираном, Афганистаном, Северной Кореей, Восточной Европой, Украиной. Нынешняя Америка не способна вести более чем одну войну, а интересы Саудовской Аравии и Израиля очень далеки от Венесуэлы. Вашингтону вблизи своих границ придется в одиночку вести возможный вооруженный конфликт с Венесуэлой, довольствуясь от своих вассалов только моральной и политической поддержкой. Потянет ли Америка в одиночку еще один конфликт в условиях сильнейшего противодействия таких гигантов, как Китай и Россия? Ответ очевиден. Если Вашингтон решится на эту авантюру, то Венесуэла может стать тем спусковым крючком, который в итоге похоронит великую империю XX века.

Александр Никишин

Подпишитесь на нас Вконтакте, Google plus, Одноклассники

pravdoryb.info

Венесуэла — арена борьбы США и России за мировое влияние и нефть

Готовя очередную «цветную революцию» в Латинской Америке США надеются максимально ослабить Россию и Китай - геополитически и экономически.  

 

Готовя очередную «цветную революцию» в Латинской Америке США надеются максимально ослабить Россию и Китай - геополитически и экономически.

В последние месяцы в российских СМИ с достаточно частой периодичностью появляются новостные заметки и статьи о правительственном кризисе и беспорядках, порой переходящих в вооруженные столкновения, в Венесуэле. Страна с приходом к власти покойного президента Уго Чавеса, провозгласившего уход от колониальной зависимости от транснациональных корпораций, приняла новую идеологию, называемую «чавизм», конфисковала все активы западных нефтяных компаний, национализировала промышленность и встала на курс независимости и свободы, подобно Кубе в 1959 году.

Естественными союзниками для новой Венесуэлы, кроме ее соседей, стали Россия и Китай. В подбрюшье США, всегда считавшими регион своим задним двором и источником дармовых ресурсов, стало возникать содружество непокорных стран, тяготеющих к союзу с геополитическими и экономическими противниками США - Россией и Китаем. Осуществив по всем правилам «цветных революций» государственный переворот в Бразилии, США всерьез взялись на Венесуэлу, посчитав нового президента Николаса Мадуро более слабым лидером, чем по некоторым сведениям ликвидированный ими Уго Чавес. В стране началась классическая «цветная революция» с полным набором старых, но упорно применяемых до сегодняшнего дня, ее методов.         

В отличие от России, корпоративные СМИ США и Запада просто заполнены бесконечными репортажами об очередном «варварском режиме», «коррумпированной диктатуре», «маршах миллионов», «зверствах власти» и пострадавших онижедетях. Западные СМИ наперебой пишут об экономическом кризисе, пустых полках и голоде, многочисленных политических убийствах даже среди представителей власти, но крайне редко упоминаются истинные причины  происходящих в Венесуэле событий. А все дело в том, что Венесуэла поставила под удар всю возглавляемую США систему глобальной политической и экономической гегемонии. Пример Венесуэлы вдохновляет на борьбу остальные страны Латинской Америки, что грозит всей структуре нео-колониального господства. Поэтому целью инициированного США государственного переворота является превращение Венесуэлы в страну-изгоя, свержение правящей власти, уничтожение наследия президента Чавеса, свертывание достижений Боливарской республики, возврат экономики и природных богатств под контроль западных корпораций, предотвращение влияния альтернативных США мировых союзов в лице России и Китая и преподание урока другим странам региона.                     

То, что Венесуэла является приоритетным направлением для администрации Дональда Трампа, является тот факт, что госсекретарь Рекс Тиллерсон пришел в нее из кресла председателя совета директоров и главного управляющего наиболее пострадавшей от действий Чавеса нефтяной компании ExxonMobil. В 2007 году президент Чавес в рамках национализации нефтяного сектора страны и создания государственной нефтяной компании PDVSA, предложил ExxonMobil компенсацию национализированных активов в размере их балансовой стоимости. Однако Рекс Тиллерсон не согласился и стал настаивать на оценочной стоимости с учетом упущенной прибыли в размере $15 млрд. После долгих препирательств и подковерных игр Арбитражный суд Всемирного банка обязал Венесуэлу выплатить ExxonMobil $1,6 млрд, что явно не устроило руководство компании. С этого момента к проблеме устранения Уго Чавеса и смене существующего режима в Венесуэле были подключены все имеющиеся в распоряжении США ресурсы и возможности.

 

Тем более что на кону стоят не просто национализированные у четырех западных нефтяных компаний активы, но и гораздо большие возможности, сулящие в будущем гигантские прибыли. Согласно данным Геологической службы США (USGS), бассейн Гайана-Суринам, простирающийся от восточной Венесуэлы до северной Бразилии, является вторым по перспективности неисследованным месторождением в мире. Государственный департамент США оценивает неразведанные природные ресурсы бассейна в 15 миллиардов баррелей нефти и 42 триллиона кубических футов природного газа. Естественно, мимо таких богатств ни техасский ExxonMobil, ни Госдеп пройти мимо не могли. Найденные нефтегазовые ресурсы оцениваются более, чем в $40 млрд., что в 10 раз больше ВВП Гайаны.

 

Вполне ожидаемо, помимо попыток дестабилизации Венесуэлы, Вашингтон всей своей мощью обрушился на соседнее маленькое малоизвестное в мире государство Гайана со столицей Джорджтаун. Президент Мадуро в своем интервью рассказал об истории региона, складывающихся взаимоотношениях между странами и действиях Вашингтона и ExxonMobil по подкупу гайанских элит и прямому финансированию в 2015 году избирательной кампании президента Гайаны Дэвида Грейнджера. И Госдеп, и ExxonMobil естественно опровергли эти сведения, но американская газета Huffington Post  в статье «Конфликт: Тиллерсон будет писать Правила для Гайаны относительно  нефтяной компании Exxon» полностью подтвердила озвученные в этом интервью факты. В статье в частности говорится, что соглашения с Гайаной о распределении прибыли, экологических нормах и даже формировании нужного правительства пишутся под диктовку заместителя госсекретаря Хиллари Клинтон.

 

Между Венесуэлой и Гайаной существует конфликт вокруг спорных территорий Эссекибо, порожденный еще в 19 веке британской колониальной администрацией. Часть нынешней Гайаны, территория Эссекибо, входила в состав Венесуэлы, но была включена Британией в область Эльдорадо для удобства ее хищнического освоения. До недавнего времени территориальный конфликт между двумя странами не стоял остро в виду братского характера взаимоотношений между народами. Но с приходом США и ExxonMobil и смены власти в Гайане на про-американскую ситуация в корне изменилась. Венесуэла обратилась в ООН с просьбой рассмотреть вопрос о принадлежности спорной территории, и по оценкам специалистов имеет все шансы на положительный для себя результат. Начавшаяся же  ExxonMobil разведка в спорных морских территориях вызвала немедленный протест со стороны Каракаса и обещания Николаса Мадуро, что Эссекибо обязательно будет венесуэльским «во имя памяти об Уго Чавесе».

 

 

Однако ограничивать интересы США в регионе исключительно к прибылям ExxonMobil и других нефтяных компаний ошибочно. Существует и огромный геополитический фактор, заключающийся во влиянии через ОПЕК на мировые цены на нефть и, как следствие, на заинтересованные страны. По оценкам ОПЕК, запасы нефти в самой Венесуэле самые крупные среди стран - членов организации, и составляют 24,8%, и обладание этими запасами способно оказать решающее влияние на принятие квот на добычу нефти и соответственно на мировые цены. Одним из основных союзников Каракаса является Иран, вместе они контролируют 40% добываемой странами ОПЕК нефти. А вместе с не входящей в ОПЕК Россией, которая добывает12,4% всей мировой нефти, этот триумвират способен разрушить любые планы Вашингтона по полному контролю над мировыми энергетическими потоками.

Если США удастся совершить в Венесуэле переворот, то они смогут контролировать почти 85% нефти ОПЕК, изолировать экспорт и контроль над ценами Ирана и России и поставить в трудное и зависимое положение основного потребителя нефти - Китай. Эти планы, скорее всего, были обсуждены во время недавнего визита президента Дональда Трампа в Саудовскую Аравию в не афишированной части переговоров.  И судя по декларируемому участниками переговоров успеху, нам следует в скором времени ждать активизации действий США на этом направлении.

 

Сейчас основными партнерами Венесуэлы являются Китай и Россия. Во времена Чавеса и Мадуро страна заключила с Китаем огромное количество различных контрактов, основным из которых является соглашение «нефть в обмен на кредиты и инвестиции». Китайские займы и инвестиции играют определяющую роль в стабильности экономической системы Венесуэлы и основной преградой Вашингтона в усилиях ее подрыва. С потерей Венесуэлы Китай теряет огромные инвестиции с риском получить собственную экономическую нестабильность. Китай уже инвестировал десятки миллиардов долларов в венесуэльскую энергетику, финансы, горнодобывающую промышленность, сельское хозяйство и соответствующую инфраструктуру. Только в этом году государства подписали соглашения на $2,7 млрд., в том числе и о строительстве в Китае нефтеперерабатывающего завода мощностью 400 000 баррелей в день, на 70% обеспеченного венесуэльской нефтью. Сейчас подавляющее большинство такси и автобусов в Венесуэле закупаются в Китае, или производятся на совместных предприятиях внутри страны. Именно сотрудничество с Китаем не позволяет США окончательно внести хаос в социально-экономическую сферу Венесуэлы.

Что характерно, интересы Китая и России в Венесуэле практически не пересекаются, а наоборот, взаимно дополняют друг друга. Венесуэльская нефть до недавнего времени не интересовала Россию, мы заняли другой важный сектор экономики - торговлю современным оружием и высокотехнологичными системами. Стоимость оружейных контрактов по оценке «Ростеха» составляет $12 млрд., что делает Венесуэлу крупнейшим покупателем российского оружия в Латинской Америке. К этой сумме еще следует приплюсовать многолетние контракты на обслуживание, модернизацию, обучение персонала, запчасти и т.д. Мы делаем в Венесуэле ровно то, что сейчас хочет сделать в Саудовской Аравии Дональд Трамп, заключив 10-летнюю сделку на поставку американских вооружений. Торговля оружием между странами ставит их во взаимную зависимость друг от друга, определяемую положением стран в мире, внутренней ситуацией в них и исходящими из этих факторов условий сделки. И если оружейная сделка с СА ставит спасающего собственный реальный сектор экономики Трампа в зависимость от политики шейхов и Израиля, то Венесуэла с помощью российского вооружения способна не только защитить себя, но и стать воротами в Латинскую Америку для нашего оружия с немалой для себя выгодой.

Кроме того, недавно появился еще один интересный фактор в наших взаимоотношениях - Венесуэла через свои активы предоставляет России возможность влиять уже на американский внутренний рынок. Как я писал в статье «Россия прибирает к рукам американский бензин», «Роснефть» выдала государственной нефтяной компании Венесуэлы PDVSA крупный кредит в размере $1,5 млрд.  В качестве залога под этот кредит PDVSA предложила «Роснефти» 49,9% акций своей дочерней компании Citgo, которая, в свою очередь, владеет тремя крупнейшими нефтеперерабатывающими заводами в США, а также сетью трубопроводов и автозаправочных станций. Американские конгрессмены настолько обеспокоились этой сделкой, что обратились к министру финансов США Стивену Мначину с паническим письмом с просьбой проверить возможность захвата Россией американского рынка бензина.

 

Таким образом, именно возможность «удара в спину» Китаю и России определяет желание Вашингтона свергнуть законное правительство Венесуэлы и ввергнуть страну в хаос, подобно ливийскому. США через Национальный фонд в поддержку демократии NED и Агентство по международному развитию USAID направляют миллионы долларов  на организацию цветной революции, вооруженного переворота и свержения президента Мадуро.  Ситуация накалилась до предела, и по всем законам «цветных революций» наступило время для события, способного качественно изменить status quo ante bellum и перевести беспорядки в решающее русло -  для снайперов. И в американских СМИ уже появились первые сообщения, подготавливающие общественное мнение к этому кровавому исходу. Издание Miami Herald опубликовало запись совещания генералитета Венесуэлы, якобы  состоявшегося три недели назад на военной базе в городе Баркисимето, на котором якобы обсуждалось применение снайперов против протестантов в Каракасе. Ситуация достигла критической точки.

Вашингтон надеется с помощью не раз опробованных технологий добиться свержения законной власти в очередной стране. Однако президент Мадуро уже показал свою решимость отстаивать завоевания Боливарской революции, а в своей массе народ Венесуэлы его поддерживает. Не смотря на экономические трудности, вызванные агрессией США, для Дональда Трампа и Рекса Тиллерсона в случае неудачи очередного «майдана» остается один выход - прямая военная агрессия, которая, несомненно, еще больше сплотит народ Венесуэлы. Кроме того, Венесуэла - не Ливия и Сирия, она имеет самую боеспособную армию в Латинской Америке, вооруженную современным российским оружием, а также очень заинтересованных союзников - Россию и Китай.

Трамп же не может разорваться между многочисленными театрами военных действий, которые он сам же и наплодил - Сирией, Йеменом, Ираком, Ираном, Афганистаном, Северной Кореей, Восточной Европой, Украиной. Нынешняя Америка не способна вести более чем одну войну, а интересы Саудовской Аравии и Израиля очень далеки от Венесуэлы. Вашингтону вблизи своих границ придется в одиночку вести возможный вооруженный конфликт с Венесуэлой, довольствуясь от своих вассалов только моральной и политической поддержкой. Потянет ли Америка в одиночку еще один конфликт в условиях сильнейшего противодействия таких гигантов, как Китай и Россия? Ответ очевиден. Если Вашингтон решится на эту авантюру, то Венесуэла может стать тем спусковым крючком, который в итоге похоронит великую империю XX века.

Александр Никишин для  Колокол России

 

Источник

pravoslavnye.ru

Венесуэла – арена борьбы США и России за мировое влияние и нефть

Готовя очередную «цветную революцию» в Латинской Америке США надеются максимально ослабить Россию и Китай – геополитически и экономически.

В последние месяцы в российских СМИ с достаточно частой периодичностью появляются новостные заметки и статьи о правительственном кризисе и беспорядках, порой переходящих в вооруженные столкновения, в Венесуэле. Страна с приходом к власти покойного президента Уго Чавеса, провозгласившего уход от колониальной зависимости от транснациональных корпораций, приняла новую идеологию, называемую «чавизм», конфисковала все активы западных нефтяных компаний, национализировала промышленность и встала на курс независимости и свободы, подобно Кубе в 1959 году.

Естественными союзниками для новой Венесуэлы, кроме ее соседей, стали Россия и Китай. В подбрюшье США, всегда считавшими регион своим задним двором и источником дармовых ресурсов, стало возникать содружество непокорных стран, тяготеющих к союзу с геополитическими и экономическими противниками США – Россией и Китаем. Осуществив по всем правилам «цветных революций» государственный переворот в Бразилии, США всерьез взялись на Венесуэлу, посчитав нового президента Николаса Мадуро более слабым лидером, чем по некоторым сведениям ликвидированный ими Уго Чавес. В стране началась классическая «цветная революция» с полным набором старых, но упорно применяемых до сегодняшнего дня, ее методов.

В отличие от России, корпоративные СМИ США и Запада просто заполнены бесконечными репортажами об очередном «варварском режиме», «коррумпированной диктатуре», «маршах миллионов», «зверствах власти» и пострадавших онижедетях. Западные СМИ наперебой пишут об экономическом кризисе, пустых полках и голоде, многочисленных политических убийствах даже среди представителей власти, но крайне редко упоминаются истинные причины происходящих в Венесуэле событий. А все дело в том, что Венесуэла поставила под удар всю возглавляемую США систему глобальной политической и экономической гегемонии. Пример Венесуэлы вдохновляет на борьбу остальные страны Латинской Америки, что грозит всей структуре нео-колониального господства. Поэтому целью инициированного США государственного переворота является превращение Венесуэлы в страну-изгоя, свержение правящей власти, уничтожение наследия президента Чавеса, свертывание достижений Боливарской республики, возврат экономики и природных богатств под контроль западных корпораций, предотвращение влияния альтернативных США мировых союзов в лице России и Китая и преподание урока другим странам региона.

То, что Венесуэла является приоритетным направлением для администрации Дональда Трампа, является тот факт, что госсекретарь Рекс Тиллерсон пришел в нее из кресла председателя совета директоров и главного управляющего наиболее пострадавшей от действий Чавеса нефтяной компании ExxonMobil. В 2007 году президент Чавес в рамках национализации нефтяного сектора страны и создания государственной нефтяной компании PDVSA, предложил ExxonMobil компенсацию национализированных активов в размере их балансовой стоимости. Однако Рекс Тиллерсон не согласился и стал настаивать на оценочной стоимости с учетом упущенной прибыли в размере $15 млрд. После долгих препирательств и подковерных игр Арбитражный суд Всемирного банка обязал Венесуэлу выплатить ExxonMobil $1,6 млрд, что явно не устроило руководство компании. С этого момента к проблеме устранения Уго Чавеса и смене существующего режима в Венесуэле были подключены все имеющиеся в распоряжении США ресурсы и возможности.

Тем более что на кону стоят не просто национализированные у четырех западных нефтяных компаний активы, но и гораздо большие возможности, сулящие в будущем гигантские прибыли. Согласно данным Геологической службы США (USGS), бассейн Гайана-Суринам, простирающийся от восточной Венесуэлы до северной Бразилии, является вторым по перспективности неисследованным месторождением в мире. Государственный департамент США оценивает неразведанные природные ресурсы бассейна в 15 миллиардов баррелей нефти и 42 триллиона кубических футов природного газа. Естественно, мимо таких богатств ни техасский ExxonMobil, ни Госдеп пройти мимо не могли. Найденные нефтегазовые ресурсы оцениваются более, чем в $40 млрд., что в 10 раз больше ВВП Гайаны. Вполне ожидаемо, помимо попыток дестабилизации Венесуэлы, Вашингтон всей своей мощью обрушился на соседнее маленькое малоизвестное в мире государство Гайана со столицей Джорджтаун. Президент Мадуро в своем интервью рассказал об истории региона, складывающихся взаимоотношениях между странами и действиях Вашингтона и ExxonMobil по подкупу гайанских элит и прямому финансированию в 2015 году избирательной кампании президента Гайаны Дэвида Грейнджера. И Госдеп, и ExxonMobil естественно опровергли эти сведения, но американская газета Huffington Post  в статье «Конфликт: Тиллерсон будет писать Правила для Гайаны относительно  нефтяной компании Exxon» полностью подтвердила озвученные в этом интервью факты. В статье в частности говорится, что соглашения с Гайаной о распределении прибыли, экологических нормах и даже формировании нужного правительства пишутся под диктовку заместителя госсекретаря Хиллари Клинтон. Между Венесуэлой и Гайаной существует конфликт вокруг спорных территорий Эссекибо, порожденный еще в 19 веке британской колониальной администрацией. Часть нынешней Гайаны, территория Эссекибо, входила в состав Венесуэлы, но была включена Британией в область Эльдорадо для удобства ее хищнического освоения. До недавнего времени территориальный конфликт между двумя странами не стоял остро в виду братского характера взаимоотношений между народами. Но с приходом США и ExxonMobil и смены власти в Гайане на про-американскую ситуация в корне изменилась. Венесуэла обратилась в ООН с просьбой рассмотреть вопрос о принадлежности спорной территории, и по оценкам специалистов имеет все шансы на положительный для себя результат. Начавшаяся же  ExxonMobil разведка в спорных морских территориях вызвала немедленный протест со стороны Каракаса и обещания Николаса Мадуро, что Эссекибо обязательно будет венесуэльским «во имя памяти об Уго Чавесе». Однако ограничивать интересы США в регионе исключительно к прибылям ExxonMobil и других нефтяных компаний ошибочно. Существует и огромный геополитический фактор, заключающийся во влиянии через ОПЕК на мировые цены на нефть и, как следствие, на заинтересованные страны. По оценкам ОПЕК, запасы нефти в самой Венесуэле самые крупные среди стран – членов организации, и составляют 24,8%, и обладание этими запасами способно оказать решающее влияние на принятие квот на добычу нефти и соответственно на мировые цены. Одним из основных союзников Каракаса является Иран, вместе они контролируют 40% добываемой странами ОПЕК нефти. А вместе с не входящей в ОПЕК Россией, которая добывает12,4% всей мировой нефти, этот триумвират способен разрушить любые планы Вашингтона по полному контролю над мировыми энергетическими потоками.

Если США удастся совершить в Венесуэле переворот, то они смогут контролировать почти 85% нефти ОПЕК, изолировать экспорт и контроль над ценами Ирана и России и поставить в трудное и зависимое положение основного потребителя нефти – Китай. Эти планы, скорее всего, были обсуждены во время недавнего визита президента Дональда Трампа в Саудовскую Аравию в не афишированной части переговоров.  И судя по декларируемому участниками переговоров успеху, нам следует в скором времени ждать активизации действий США на этом направлении.

Сейчас основными партнерами Венесуэлы являются Китай и Россия. Во времена Чавеса и Мадуро страна заключила с Китаем огромное количество различных контрактов, основным из которых является соглашение «нефть в обмен на кредиты и инвестиции». Китайские займы и инвестиции играют определяющую роль в стабильности экономической системы Венесуэлы и основной преградой Вашингтона в усилиях ее подрыва. С потерей Венесуэлы Китай теряет огромные инвестиции с риском получить собственную экономическую нестабильность. Китай уже инвестировал десятки миллиардов долларов в венесуэльскую энергетику, финансы, горнодобывающую промышленность, сельское хозяйство и соответствующую инфраструктуру. Только в этом году государства подписали соглашения на $2,7 млрд., в том числе и о строительстве в Китае нефтеперерабатывающего завода мощностью 400 000 баррелей в день, на 70% обеспеченного венесуэльской нефтью. Сейчас подавляющее большинство такси и автобусов в Венесуэле закупаются в Китае, или производятся на совместных предприятиях внутри страны. Именно сотрудничество с Китаем не позволяет США окончательно внести хаос в социально-экономическую сферу Венесуэлы.

Что характерно, интересы Китая и России в Венесуэле практически не пересекаются, а наоборот, взаимно дополняют друг друга. Венесуэльская нефть до недавнего времени не интересовала Россию, мы заняли другой важный сектор экономики – торговлю современным оружием и высокотехнологичными системами. Стоимость оружейных контрактов по оценке «Ростеха» составляет $12 млрд., что делает Венесуэлу крупнейшим покупателем российского оружия в Латинской Америке. К этой сумме еще следует приплюсовать многолетние контракты на обслуживание, модернизацию, обучение персонала, запчасти и т.д. Мы делаем в Венесуэле ровно то, что сейчас хочет сделать в Саудовской Аравии Дональд Трамп, заключив 10-летнюю сделку на поставку американских вооружений. Торговля оружием между странами ставит их во взаимную зависимость друг от друга, определяемую положением стран в мире, внутренней ситуацией в них и исходящими из этих факторов условий сделки. И если оружейная сделка с СА ставит спасающего собственный реальный сектор экономики Трампа в зависимость от политики шейхов и Израиля, то Венесуэла с помощью российского вооружения способна не только защитить себя, но и стать воротами в Латинскую Америку для нашего оружия с немалой для себя выгодой.

Кроме того, недавно появился еще один интересный фактор в наших взаимоотношениях – Венесуэла через свои активы предоставляет России возможность влиять уже на американский внутренний рынок. Как я писал в статье «Россия прибирает к рукам американский бензин», «Роснефть» выдала государственной нефтяной компании Венесуэлы PDVSA крупный кредит в размере $1,5 млрд.  В качестве залога под этот кредит PDVSA предложила «Роснефти» 49,9% акций своей дочерней компании Citgo, которая, в свою очередь, владеет тремя крупнейшими нефтеперерабатывающими заводами в США, а также сетью трубопроводов и автозаправочных станций. Американские конгрессмены настолько обеспокоились этой сделкой, что обратились к министру финансов США Стивену Мначину с паническим письмом с просьбой проверить возможность захвата Россией американского рынка бензина.

Таким образом, именно возможность «удара в спину» Китаю и России определяет желание Вашингтона свергнуть законное правительство Венесуэлы и ввергнуть страну в хаос, подобно ливийскому. США через Национальный фонд в поддержку демократии NED и Агентство по международному развитию USAID направляют миллионы долларов на организацию цветной революции, вооруженного переворота и свержения президента Мадуро.  Ситуация накалилась до предела, и по всем законам «цветных революций» наступило время для события, способного качественно изменить status quo ante bellum и перевести беспорядки в решающее русло –  для снайперов. И в американских СМИ уже появились первые сообщения, подготавливающие общественное мнение к этому кровавому исходу. Издание Miami Herald опубликовало запись совещания генералитета Венесуэлы, якобы  состоявшегося три недели назад на военной базе в городе Баркисимето, на котором якобы обсуждалось применение снайперов против протестантов в Каракасе. Ситуация достигла критической точки.

Вашингтон надеется с помощью не раз опробованных технологий добиться свержения законной власти в очередной стране. Однако президент Мадуро уже показал свою решимость отстаивать завоевания Боливарской революции, а в своей массе народ Венесуэлы его поддерживает. Не смотря на экономические трудности, вызванные агрессией США, для Дональда Трампа и Рекса Тиллерсона в случае неудачи очередного «майдана» остается один выход – прямая военная агрессия, которая, несомненно, еще больше сплотит народ Венесуэлы. Кроме того, Венесуэла – не Ливия и Сирия, она имеет самую боеспособную армию в Латинской Америке, вооруженную современным российским оружием, а также очень заинтересованных союзников – Россию и Китай.

Трамп же не может разорваться между многочисленными театрами военных действий, которые он сам же и наплодил – Сирией, Йеменом, Ираком, Ираном, Афганистаном, Северной Кореей, Восточной Европой, Украиной. Нынешняя Америка не способна вести более чем одну войну, а интересы Саудовской Аравии и Израиля очень далеки от Венесуэлы. Вашингтону вблизи своих границ придется в одиночку вести возможный вооруженный конфликт с Венесуэлой, довольствуясь от своих вассалов только моральной и политической поддержкой. Потянет ли Америка в одиночку еще один конфликт в условиях сильнейшего противодействия таких гигантов, как Китай и Россия? Ответ очевиден. Если Вашингтон решится на эту авантюру, то Венесуэла может стать тем спусковым крючком, который в итоге похоронит великую империю XX века.

Александр Никишин для  Колокол России

putin-slil.livejournal.com

Венесуэла – арена борьбы США и России за мировое влияние и нефть

Готовя очередную «цветную революцию» в Латинской Америке США надеются максимально ослабить Россию и Китай – геополитически и экономически

В последние месяцы в российских СМИ с достаточно частой периодичностью появляются новостные заметки и статьи о правительственном кризисе в Венесуэле и беспорядках, порой переходящих в вооруженные столкновения. Страна с приходом к власти покойного президента Уго Чавеса, провозгласившего уход от колониальной зависимости от транснациональных корпораций, приняла новую идеологию, называемую «чавизм», конфисковала все активы западных нефтяных компаний, национализировала промышленность и встала на курс независимости и свободы, подобно Кубе в 1959 году.

Естественными союзниками для новой Венесуэлы, кроме ее соседей, стали Россия и Китай. В подбрюшье США, всегда считавшими регион своим задним двором и источником дармовых ресурсов, стало возникать содружество непокорных стран, тяготеющих к союзу с геополитическими и экономическими противниками США – Россией и Китаем. Осуществив по всем правилам «цветных революций» государственный переворот в Бразилии, США всерьез взялись за Венесуэлу, посчитав нового президента Николаса Мадуро более слабым лидером, чем, по некоторым сведениям, ликвидированный ими Уго Чавес. В стране началась классическая «цветная революция» с полным набором старых, но упорно применяемых до сегодняшнего дня ее методов.

В отличие от России, корпоративные СМИ США и Запада просто заполнены бесконечными репортажами об очередном «варварском режиме», «коррумпированной диктатуре», «маршах миллионов», «зверствах власти» и пострадавших онижедетях. Западные СМИ наперебой пишут об экономическом кризисе, пустых полках и голоде, многочисленных политических убийствах даже среди представителей власти, но крайне редко упоминаются истинные причины происходящих в Венесуэле событий. А все дело в том, что Венесуэла поставила под удар всю возглавляемую США систему глобальной политической и экономической гегемонии. Пример Венесуэлы вдохновляет на борьбу остальные страны Латинской Америки, что грозит всей структуре нео-колониального господства. Поэтому целью инициированного США государственного переворота является превращение Венесуэлы в страну-изгоя, свержение правящей власти, уничтожение наследия президента Чавеса, свертывание достижений Боливарской республики, возврат экономики и природных богатств под контроль западных корпораций, предотвращение влияния альтернативных США мировых союзов в лице России и Китая и преподание урока другим странам региона.

На то, что Венесуэла является приоритетным направлением для администрации Дональда Трампа, указывает тот факт, что госсекретарь Рекс Тиллерсон пришел в нее из кресла председателя совета директоров и главного управляющего наиболее пострадавшей от действий Чавеса нефтяной компании ExxonMobil. В 2007 году президент Чавес в рамках национализации нефтяного сектора страны и создания государственной нефтяной компании PDVSA предложил ExxonMobil компенсацию национализированных активов в размере их балансовой стоимости. Однако Рекс Тиллерсон не согласился и стал настаивать на оценочной стоимости с учетом упущенной прибыли в размере $15 млрд. После долгих препирательств и подковерных игр Арбитражный суд Всемирного банка обязал Венесуэлу выплатить ExxonMobil $1,6 млрд, что явно не устроило руководство компании. С этого момента к проблеме устранения Уго Чавеса и смене существующего режима в Венесуэле были подключены все имеющиеся в распоряжении США ресурсы и возможности.

Тем более что на кону стоят не просто национализированные у четырех западных нефтяных компаний активы, но и гораздо большие возможности, сулящие в будущем гигантские прибыли. Согласно данным Геологической службы США (USGS), бассейн Гайана-Суринам, простирающийся от восточной Венесуэлы до северной Бразилии, является вторым по перспективности неисследованным месторождением в мире. Государственный департамент США оценивает неразведанные природные ресурсы бассейна в 15 миллиардов баррелей нефти и 42 триллиона кубических футов природного газа. Естественно, мимо таких богатств ни техасский ExxonMobil, ни Госдеп пройти мимо не могли. Найденные нефтегазовые ресурсы оцениваются более, чем в $40 млрд, что в 10 раз больше ВВП Гайаны.

Вполне ожидаемо, помимо попыток дестабилизации Венесуэлы, Вашингтон всей своей мощью обрушился на соседнее маленькое и малоизвестное в мире государство Гайана со столицей Джорджтаун. Президент Мадуро в своем интервью рассказал об истории региона, складывающихся взаимоотношениях между странами и действиях Вашингтона и ExxonMobil по подкупу гайанских элит и прямому финансированию в 2015 году избирательной кампании президента Гайаны Дэвида Грейнджера. И Госдеп, и ExxonMobil, естественно, опровергли эти сведения, но американская газета Huffington Post  в статье «Конфликт: Тиллерсон будет писать правила для Гайаны относительно нефтяной компании Exxon» полностью подтвердила озвученные в этом интервью факты. В статье, в частности, говорится, что соглашения с Гайаной о распределении прибыли, экологических нормах и даже формировании нужного правительства пишутся под диктовку заместителя госсекретаря Хиллари Клинтон.

Между Венесуэлой и Гайаной существует конфликт вокруг спорных территорий Эссекибо, порожденный еще в 19 веке британской колониальной администрацией. Часть нынешней Гайаны, территория Эссекибо, входила в состав Венесуэлы, но была включена Британией в область Эльдорадо для удобства ее хищнического освоения. До недавнего времени территориальный конфликт между двумя странами не стоял остро в виду братского характера взаимоотношений между народами. Но с приходом США и ExxonMobil и смены власти в Гайане на проамериканскую ситуация в корне изменилась. Венесуэла обратилась в ООН с просьбой рассмотреть вопрос о принадлежности спорной территории и, по оценкам специалистов, имеет все шансы на положительный для себя результат. Начавшаяся же ExxonMobil разведка в спорных морских территориях вызвала немедленный протест со стороны Каракаса и обещания Николаса Мадуро, что Эссекибо обязательно будет венесуэльским «во имя памяти об Уго Чавесе».

Однако ограничивать интересы США в регионе исключительно к прибылям ExxonMobil и других нефтяных компаний ошибочно. Существует и огромный геополитический фактор, заключающийся во влиянии через ОПЕК на мировые цены на нефть и, как следствие, на заинтересованные страны. По оценкам ОПЕК, запасы нефти в самой Венесуэле самые крупные среди стран – членов организации, и составляют 24,8%.

Обладание этими запасами способно оказать решающее влияние на принятие квот на добычу нефти и, соответственно, на мировые цены. Одним из основных союзников Каракаса является Иран, вместе они контролируют 40% добываемой странами ОПЕК нефти. А вместе с не входящей в ОПЕК Россией, которая добывает12,4% всей мировой нефти, этот триумвират способен разрушить любые планы Вашингтона по полному контролю над мировыми энергетическими потоками.

Если США удастся совершить в Венесуэле переворот, то они смогут контролировать почти 85% нефти ОПЕК, изолировать экспорт и контроль над ценами Ирана и России и поставить в трудное и зависимое положение основного потребителя нефти – Китай.

Эти планы, скорее всего, были обсуждены во время недавнего визита президента Дональда Трампа в Саудовскую Аравию в неафишированной части переговоров. И, судя по декларируемому участниками переговоров успеху, нам следует в скором времени ждать активизации действий США на этом направлении.

Сейчас основными партнерами Венесуэлы являются Китай и Россия. Страна заключила с Китаем огромное количество различных контрактов, основным из которых является соглашение «нефть в обмен на кредиты и инвестиции». Китайские займы и инвестиции играют определяющую роль в стабильности экономической системы Венесуэлы и основной преградой для Вашингтона в усилиях ее подрыва. С потерей Венесуэлы Китай теряет огромные инвестиции с риском получить собственную экономическую нестабильность. Китай уже инвестировал десятки миллиардов долларов в венесуэльскую энергетику, финансы, горнодобывающую промышленность, сельское хозяйство и соответствующую инфраструктуру. Только в этом году государства подписали соглашения на $2,7 млрд, в том числе и о строительстве в Китае нефтеперерабатывающего завода мощностью 400 000 баррелей в день, на 70% обеспеченного венесуэльской нефтью. Сейчас подавляющее большинство такси и автобусов в Венесуэле закупаются в Китае или производятся на совместных предприятиях внутри страны. Именно сотрудничество с Китаем не позволяет США окончательно внести хаос в социально-экономическую сферу Венесуэлы.

Что характерно, интересы Китая и России в Венесуэле практически не пересекаются, а наоборот, взаимно дополняют друг друга. Венесуэльская нефть до недавнего времени не интересовала Россию, мы заняли другой важный сектор экономики – торговлю современным оружием и высокотехнологичными системами. Стоимость оружейных контрактов по оценке «Ростеха» составляет $12 млрд, что делает Венесуэлу крупнейшим покупателем российского оружия в Латинской Америке.

К этой сумме еще следует приплюсовать многолетние контракты на обслуживание, модернизацию, обучение персонала, запчасти и т.д. Мы делаем в Венесуэле ровно то, что сейчас хочет сделать в Саудовской Аравии Дональд Трамп, заключив 10-летнюю сделку на поставку американских вооружений. Торговля оружием между странами ставит их во взаимную зависимость друг от друга, определяемую положением стран в мире, внутренней ситуацией в них и исходящими из этих факторов условий сделки. И если оружейная сделка с СА ставит спасающего собственный реальный сектор экономики Трампа в зависимость от политики шейхов и Израиля, то Венесуэла с помощью российского вооружения способна не только защитить себя, но и стать воротами в Латинскую Америку для нашего оружия с немалой для себя выгодой.

Кроме того, недавно появился еще один интересный фактор в наших взаимоотношениях – Венесуэла через свои активы предоставляет России возможность влиять уже на американский внутренний рынок. Как я писал в статье «Россия прибирает к рукам американский бензин», «Роснефть» выдала государственной нефтяной компании Венесуэлы PDVSA крупный кредит в размере $1,5 млрд.  В качестве залога под этот кредит PDVSA предложила «Роснефти» 49,9% акций своей дочерней компании Citgo, которая, в свою очередь, владеет тремя крупнейшими нефтеперерабатывающими заводами в США, а также сетью трубопроводов и автозаправочных станций. Американские конгрессмены настолько обеспокоились этой сделкой, что обратились к министру финансов США Стивену Мначину с паническим письмом с просьбой проверить возможность захвата Россией американского рынка бензина.

Таким образом, именно возможность удара по Китаю и России определяет желание Вашингтона свергнуть законное правительство Венесуэлы и ввергнуть страну в хаос, подобно ливийскому. США через Национальный фонд в поддержку демократии NED и Агентство по международному развитию USAID направляют миллионы долларов на организацию цветной революции, вооруженного переворота и свержения президента Мадуро.

Ситуация накалилась до предела, и, по всем законам «цветных революций», наступило время для события, способного качественно изменить status quo ante bellum и перевести беспорядки в решающее русло –  введение в дело снайперов. И в американских СМИ уже появились первые сообщения, подготавливающие общественное мнение к этому кровавому исходу. Издание Miami Herald опубликовало запись совещания генералитета Венесуэлы, якобы состоявшегося три недели назад на военной базе в городе Баркисимето, на котором якобы обсуждалось применение снайперов против протестантов в Каракасе. Ситуация достигла критической точки.

Вашингтон надеется с помощью не раз опробованных технологий добиться свержения законной власти в очередной стране. Однако президент Мадуро уже показал свою решимость отстаивать завоевания Боливарской революции, а в своей массе народ Венесуэлы его поддерживает.

Несмотря на экономические трудности, вызванные агрессией США, для Дональда Трампа и Рекса Тиллерсона в случае неудачи очередного «майдана» остается один выход – прямая военная агрессия, которая, несомненно, еще больше сплотит народ Венесуэлы. Кроме того, Венесуэла – не Ливия и Сирия, она имеет самую боеспособную армию в Латинской Америке, вооруженную современным российским оружием, а также очень заинтересованных союзников – Россию и Китай.

Трамп же не может разорваться между многочисленными театрами военных действий, которые США сами же и наплодили – Сирией, Йеменом, Ираком, Ираном, Афганистаном, Северной Кореей, Восточной Европой, Украиной. Нынешняя Америка не способна вести более чем одну войну, а интересы Саудовской Аравии и Израиля очень далеки от Венесуэлы. Вашингтону вблизи своих границ придется в одиночку вести возможный вооруженный конфликт с Венесуэлой, довольствуясь от своих вассалов только моральной и политической поддержкой. Потянет ли Америка в одиночку еще один конфликт в условиях сильнейшего противодействия таких гигантов, как Китай и Россия? Ответ очевиден. Если Вашингтон решится на эту авантюру, то Венесуэла может стать тем спусковым крючком, который в итоге похоронит великую империю XX века.

Александр Никишин

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

polit-mir.ru

Венесуэла – арена борьбы США и России за мировое влияние и нефть

Готовя очередную «цветную революцию» в Латинской Америке США надеются максимально ослабить Россию и Китай – геополитически и экономически

В последние месяцы в российских СМИ с достаточно частой периодичностью появляются новостные заметки и статьи о правительственном кризисе в Венесуэле и беспорядках, порой переходящих в вооруженные столкновения. Страна с приходом к власти покойного президента Уго Чавеса, провозгласившего уход от колониальной зависимости от транснациональных корпораций, приняла новую идеологию, называемую «чавизм», конфисковала все активы западных нефтяных компаний, национализировала промышленность и встала на курс независимости и свободы, подобно Кубе в 1959 году.

Естественными союзниками для новой Венесуэлы, кроме ее соседей, стали Россия и Китай. В подбрюшье США, всегда считавшими регион своим задним двором и источником дармовых ресурсов, стало возникать содружество непокорных стран, тяготеющих к союзу с геополитическими и экономическими противниками США – Россией и Китаем. Осуществив по всем правилам «цветных революций» государственный переворот в Бразилии, США всерьез взялись за Венесуэлу, посчитав нового президента Николаса Мадуро более слабым лидером, чем, по некоторым сведениям, ликвидированный ими Уго Чавес. В стране началась классическая «цветная революция» с полным набором старых, но упорно применяемых до сегодняшнего дня ее методов

В отличие от России, корпоративные СМИ США и Запада просто заполнены бесконечными репортажами об очередном «варварском режиме», «коррумпированной диктатуре», «маршах миллионов», «зверствах власти» и пострадавших онижедетях. Западные СМИ наперебой пишут об экономическом кризисе, пустых полках и голоде, многочисленных политических убийствах даже среди представителей власти, но крайне редко упоминаются истинные причины происходящих в Венесуэле событий. А все дело в том, что Венесуэла поставила под удар всю возглавляемую США систему глобальной политической и экономической гегемонии. Пример Венесуэлы вдохновляет на борьбу остальные страны Латинской Америки, что грозит всей структуре нео-колониального господства. Поэтому целью инициированного США государственного переворота является превращение Венесуэлы в страну-изгоя, свержение правящей власти, уничтожение наследия президента Чавеса, свертывание достижений Боливарской республики, возврат экономики и природных богатств под контроль западных корпораций, предотвращение влияния альтернативных США мировых союзов в лице России и Китая и преподание урока другим странам региона

На то, что Венесуэла является приоритетным направлением для администрации Дональда Трампа, указывает тот факт, что госсекретарь Рекс Тиллерсон пришел в нее из кресла председателя совета директоров и главного управляющего наиболее пострадавшей от действий Чавеса нефтяной компании ExxonMobil. В 2007 году президент Чавес в рамках национализации нефтяного сектора страны и создания государственной нефтяной компании PDVSA предложил ExxonMobil компенсацию национализированных активов в размере их балансовой стоимости. Однако Рекс Тиллерсон не согласился и стал настаивать на оценочной стоимости с учетом упущенной прибыли в размере $15 млрд. После долгих препирательств и подковерных игр Арбитражный суд Всемирного банка обязал Венесуэлу выплатить ExxonMobil $1,6 млрд, что явно не устроило руководство компании. С этого момента к проблеме устранения Уго Чавеса и смене существующего режима в Венесуэле были подключены все имеющиеся в распоряжении США ресурсы и возможности.

Тем более что на кону стоят не просто национализированные у четырех западных нефтяных компаний активы, но и гораздо большие возможности, сулящие в будущем гигантские прибыли. Согласно данным Геологической службы США (USGS), бассейн Гайана-Суринам, простирающийся от восточной Венесуэлы до северной Бразилии, является вторым по перспективности неисследованным месторождением в мире. Государственный департамент США оценивает неразведанные природные ресурсы бассейна в 15 миллиардов баррелей нефти и 42 триллиона кубических футов природного газа. Естественно, мимо таких богатств ни техасский ExxonMobil, ни Госдеп пройти мимо не могли. Найденные нефтегазовые ресурсы оцениваются более, чем в $40 млрд, что в 10 раз больше ВВП Гайаны.

Вполне ожидаемо, помимо попыток дестабилизации Венесуэлы, Вашингтон всей своей мощью обрушился на соседнее маленькое и малоизвестное в мире государство Гайана со столицей Джорджтаун. Президент Мадуро в своем интервью рассказал об истории региона, складывающихся взаимоотношениях между странами и действиях Вашингтона и ExxonMobil по подкупу гайанских элит и прямому финансированию в 2015 году избирательной кампании президента Гайаны Дэвида Грейнджера. И Госдеп, и ExxonMobil, естественно, опровергли эти сведения, но американская газета Huffington Post  в статье «Конфликт: Тиллерсон будет писать правила для Гайаны относительно нефтяной компании Exxon» полностью подтвердила озвученные в этом интервью факты. В статье, в частности, говорится, что соглашения с Гайаной о распределении прибыли, экологических нормах и даже формировании нужного правительства пишутся под диктовку заместителя госсекретаря Хиллари Клинтон.

Между Венесуэлой и Гайаной существует конфликт вокруг спорных территорий Эссекибо, порожденный еще в 19 веке британской колониальной администрацией. Часть нынешней Гайаны, территория Эссекибо, входила в состав Венесуэлы, но была включена Британией в область Эльдорадо для удобства ее хищнического освоения. До недавнего времени территориальный конфликт между двумя странами не стоял остро в виду братского характера взаимоотношений между народами. Но с приходом США и ExxonMobil и смены власти в Гайане на проамериканскую ситуация в корне изменилась. Венесуэла обратилась в ООН с просьбой рассмотреть вопрос о принадлежности спорной территории и, по оценкам специалистов, имеет все шансы на положительный для себя результат. Начавшаяся же ExxonMobil разведка в спорных морских территориях вызвала немедленный протест со стороны Каракаса и обещания Николаса Мадуро, что Эссекибо обязательно будет венесуэльским «во имя памяти об Уго Чавесе».

Однако ограничивать интересы США в регионе исключительно к прибылям ExxonMobil и других нефтяных компаний ошибочно. Существует и огромный геополитический фактор, заключающийся во влиянии через ОПЕК на мировые цены на нефть и, как следствие, на заинтересованные страны. По оценкам ОПЕК, запасы нефти в самой Венесуэле самые крупные среди стран – членов организации, и составляют 24,8%.

Обладание этими запасами способно оказать решающее влияние на принятие квот на добычу нефти и, соответственно, на мировые цены. Одним из основных союзников Каракаса является Иран, вместе они контролируют 40% добываемой странами ОПЕК нефти. А вместе с не входящей в ОПЕК Россией, которая добывает12,4% всей мировой нефти, этот триумвират способен разрушить любые планы Вашингтона по полному контролю над мировыми энергетическими потоками.

Если США удастся совершить в Венесуэле переворот, то они смогут контролировать почти 85% нефти ОПЕК, изолировать экспорт и контроль над ценами Ирана и России и поставить в трудное и зависимое положение основного потребителя нефти – Китай.

Эти планы, скорее всего, были обсуждены во время недавнего визита президента Дональда Трампа в Саудовскую Аравию в неафишированной части переговоров. И, судя по декларируемому участниками переговоров успеху, нам следует в скором времени ждать активизации действий США на этом направлении.

Сейчас основными партнерами Венесуэлы являются Китай и Россия. Страна заключила с Китаем огромное количество различных контрактов, основным из которых является соглашение «нефть в обмен на кредиты и инвестиции». Китайские займы и инвестиции играют определяющую роль в стабильности экономической системы Венесуэлы и основной преградой для Вашингтона в усилиях ее подрыва. С потерей Венесуэлы Китай теряет огромные инвестиции с риском получить собственную экономическую нестабильность. Китай уже инвестировал десятки миллиардов долларов в венесуэльскую энергетику, финансы, горнодобывающую промышленность, сельское хозяйство и соответствующую инфраструктуру. Только в этом году государства подписали соглашения на $2,7 млрд, в том числе и о строительстве в Китае нефтеперерабатывающего завода мощностью 400 000 баррелей в день, на 70% обеспеченного венесуэльской нефтью. Сейчас подавляющее большинство такси и автобусов в Венесуэле закупаются в Китае или производятся на совместных предприятиях внутри страны. Именно сотрудничество с Китаем не позволяет США окончательно внести хаос в социально-экономическую сферу Венесуэлы.

Что характерно, интересы Китая и России в Венесуэле практически не пересекаются, а наоборот, взаимно дополняют друг друга. Венесуэльская нефть до недавнего времени не интересовала Россию, мы заняли другой важный сектор экономики – торговлю современным оружием и высокотехнологичными системами. Стоимость оружейных контрактов по оценке «Ростеха» составляет $12 млрд, что делает Венесуэлу крупнейшим покупателем российского оружия в Латинской Америке.

К этой сумме еще следует приплюсовать многолетние контракты на обслуживание, модернизацию, обучение персонала, запчасти и т.д. Мы делаем в Венесуэле ровно то, что сейчас хочет сделать в Саудовской Аравии Дональд Трамп, заключив 10-летнюю сделку на поставку американских вооружений. Торговля оружием между странами ставит их во взаимную зависимость друг от друга, определяемую положением стран в мире, внутренней ситуацией в них и исходящими из этих факторов условий сделки. И если оружейная сделка с СА ставит спасающего собственный реальный сектор экономики Трампа в зависимость от политики шейхов и Израиля, то Венесуэла с помощью российского вооружения способна не только защитить себя, но и стать воротами в Латинскую Америку для нашего оружия с немалой для себя выгодой.

Кроме того, недавно появился еще один интересный фактор в наших взаимоотношениях – Венесуэла через свои активы предоставляет России возможность влиять уже на американский внутренний рынок. Как я писал в статье «Россия прибирает к рукам американский бензин», «Роснефть» выдала государственной нефтяной компании Венесуэлы PDVSA крупный кредит в размере $1,5 млрд.  В качестве залога под этот кредит PDVSA предложила «Роснефти» 49,9% акций своей дочерней компании Citgo, которая, в свою очередь, владеет тремя крупнейшими нефтеперерабатывающими заводами в США, а также сетью трубопроводов и автозаправочных станций. Американские конгрессмены настолько обеспокоились этой сделкой, что обратились к министру финансов США Стивену Мначину с паническим письмом с просьбой проверить возможность захвата Россией американского рынка бензина.

Таким образом, именно возможность удара по Китаю и России определяет желание Вашингтона свергнуть законное правительство Венесуэлы и ввергнуть страну в хаос, подобно ливийскому. США через Национальный фонд в поддержку демократии NED и Агентство по международному развитию USAID направляют миллионы долларов на организацию цветной революции, вооруженного переворота и свержения президента Мадуро.

Ситуация накалилась до предела, и, по всем законам «цветных революций», наступило время для события, способного качественно изменить status quo ante bellum и перевести беспорядки в решающее русло –  введение в дело снайперов. И в американских СМИ уже появились первые сообщения, подготавливающие общественное мнение к этому кровавому исходу. Издание Miami Herald опубликовало запись совещания генералитета Венесуэлы, якобы состоявшегося три недели назад на военной базе в городе Баркисимето, на котором якобы обсуждалось применение снайперов против протестантов в Каракасе. Ситуация достигла критической точки.

Вашингтон надеется с помощью не раз опробованных технологий добиться свержения законной власти в очередной стране. Однако президент Мадуро уже показал свою решимость отстаивать завоевания Боливарской революции, а в своей массе народ Венесуэлы его поддерживает.

Несмотря на экономические трудности, вызванные агрессией США, для Дональда Трампа и Рекса Тиллерсона в случае неудачи очередного «майдана» остается один выход – прямая военная агрессия, которая, несомненно, еще больше сплотит народ Венесуэлы. Кроме того, Венесуэла – не Ливия и Сирия, она имеет самую боеспособную армию в Латинской Америке, вооруженную современным российским оружием, а также очень заинтересованных союзников – Россию и Китай.

Трамп же не может разорваться между многочисленными театрами военных действий, которые США сами же и наплодили – Сирией, Йеменом, Ираком, Ираном, Афганистаном, Северной Кореей, Восточной Европой, Украиной. Нынешняя Америка не способна вести более чем одну войну, а интересы Саудовской Аравии и Израиля очень далеки от Венесуэлы. Вашингтону вблизи своих границ придется в одиночку вести возможный вооруженный конфликт с Венесуэлой, довольствуясь от своих вассалов только моральной и политической поддержкой. Потянет ли Америка в одиночку еще один конфликт в условиях сильнейшего противодействия таких гигантов, как Китай и Россия? Ответ очевиден. Если Вашингтон решится на эту авантюру, то Венесуэла может стать тем спусковым крючком, который в итоге похоронит великую империю XX века.

Александр Никишинhttp://kolokolrussia.ru

www.putin-today.ru

Венесуэла – арена борьбы США и России за мировое влияние и нефть

Готовя очередную «цветную революцию» в Латинской Америке США надеются максимально ослабить Россию и Китай – геополитически и экономически.

В последние месяцы в российских СМИ с достаточно частой периодичностью появляются новостные заметки и статьи о правительственном кризисе и беспорядках, порой переходящих в вооруженные столкновения, в Венесуэле. Страна с приходом к власти покойного президента Уго Чавеса, провозгласившего уход от колониальной зависимости от транснациональных корпораций, приняла новую идеологию, называемую «чавизм», конфисковала все активы западных нефтяных компаний, национализировала промышленность и встала на курс независимости и свободы, подобно Кубе в 1959 году.

Естественными союзниками для новой Венесуэлы, кроме ее соседей, стали Россия и Китай. В подбрюшье США, всегда считавшими регион своим задним двором и источником дармовых ресурсов, стало возникать содружество непокорных стран, тяготеющих к союзу с геополитическими и экономическими противниками США – Россией и Китаем. Осуществив по всем правилам «цветных революций» государственный переворот в Бразилии, США всерьез взялись за Венесуэлу, посчитав нового президента Николаса Мадуро более слабым лидером, чем по некоторым сведениям ликвидированный ими Уго Чавес. В стране началась классическая «цветная революция» с полным набором старых, но упорно применяемых до сегодняшнего дня, ее методов.

В отличие от России, корпоративные СМИ США и Запада просто заполнены бесконечными репортажами об очередном «варварском режиме», «коррумпированной диктатуре», «маршах миллионов», «зверствах власти» и пострадавших онижедетях. Западные СМИ наперебой пишут об экономическом кризисе, пустых полках и голоде, многочисленных политических убийствах даже среди представителей власти, но крайне редко упоминаются истинные причины происходящих в Венесуэле событий. А все дело в том, что Венесуэла поставила под удар всю возглавляемую США систему глобальной политической и экономической гегемонии. Пример Венесуэлы вдохновляет на борьбу остальные страны Латинской Америки, что грозит всей структуре нео-колониального господства. Поэтому целью инициированного США государственного переворота является превращение Венесуэлы в страну-изгоя, свержение правящей власти, уничтожение наследия президента Чавеса, свертывание достижений Боливарской республики, возврат экономики и природных богатств под контроль западных корпораций, предотвращение влияния альтернативных США мировых союзов в лице России и Китая и преподание урока другим странам региона.

То, что Венесуэла является приоритетным направлением для администрации Дональда Трампа, является тот факт, что госсекретарь Рекс Тиллерсон пришел в нее из кресла председателя совета директоров и главного управляющего наиболее пострадавшей от действий Чавеса нефтяной компании ExxonMobil. В 2007 году президент Чавес в рамках национализации нефтяного сектора страны и создания государственной нефтяной компании PDVSA, предложил ExxonMobil компенсацию национализированных активов в размере их балансовой стоимости. Однако Рекс Тиллерсон не согласился и стал настаивать на оценочной стоимости с учетом упущенной прибыли в размере $15 млрд. После долгих препирательств и подковерных игр Арбитражный суд Всемирного банка обязал Венесуэлу выплатить ExxonMobil $1,6 млрд, что явно не устроило руководство компании. С этого момента к проблеме устранения Уго Чавеса и смене существующего режима в Венесуэле были подключены все имеющиеся в распоряжении США ресурсы и возможности.

Тем более что на кону стоят не просто национализированные у четырех западных нефтяных компаний активы, но и гораздо большие возможности, сулящие в будущем гигантские прибыли. Согласно данным Геологической службы США (USGS), бассейн Гайана-Суринам, простирающийся от восточной Венесуэлы до северной Бразилии, является вторым по перспективности неисследованным месторождением в мире. Государственный департамент США оценивает неразведанные природные ресурсы бассейна в 15 миллиардов баррелей нефти и 42 триллиона кубических футов природного газа. Естественно, мимо таких богатств ни техасский ExxonMobil, ни Госдеп пройти мимо не могли. Найденные нефтегазовые ресурсы оцениваются более, чем в $40 млрд., что в 10 раз больше ВВП Гайаны.[adsense2]Вполне ожидаемо, помимо попыток дестабилизации Венесуэлы, Вашингтон всей своей мощью обрушился на соседнее маленькое малоизвестное в мире государство Гайана со столицей Джорджтаун. Президент Мадуро в своем интервью рассказал об истории региона, складывающихся взаимоотношениях между странами и действиях Вашингтона и ExxonMobil по подкупу гайанских элит и прямому финансированию в 2015 году избирательной кампании президента Гайаны Дэвида Грейнджера. И Госдеп, и ExxonMobil естественно опровергли эти сведения, но американская газета Huffington Post в статье «Конфликт: Тиллерсон будет писать Правила для Гайаны относительно нефтяной компании Exxon» полностью подтвердила озвученные в этом интервью факты. В статье в частности говорится, что соглашения с Гайаной о распределении прибыли, экологических нормах и даже формировании нужного правительства пишутся под диктовку заместителя госсекретаря Хиллари Клинтон.

Между Венесуэлой и Гайаной существует конфликт вокруг спорных территорий Эссекибо, порожденный еще в 19 веке британской колониальной администрацией. Часть нынешней Гайаны, территория Эссекибо, входила в состав Венесуэлы, но была включена Британией в область Эльдорадо для удобства ее хищнического освоения. До недавнего времени территориальный конфликт между двумя странами не стоял остро в виду братского характера взаимоотношений между народами. Но с приходом США и ExxonMobil и смены власти в Гайане на про-американскую ситуация в корне изменилась. Венесуэла обратилась в ООН с просьбой рассмотреть вопрос о принадлежности спорной территории, и по оценкам специалистов имеет все шансы на положительный для себя результат. Начавшаяся же ExxonMobil разведка в спорных морских территориях вызвала немедленный протест со стороны Каракаса и обещания Николаса Мадуро, что Эссекибо обязательно будет венесуэльским «во имя памяти об Уго Чавесе».

Однако ограничивать интересы США в регионе исключительно к прибылям ExxonMobil и других нефтяных компаний ошибочно. Существует и огромный геополитический фактор, заключающийся во влиянии через ОПЕК на мировые цены на нефть и, как следствие, на заинтересованные страны. По оценкам ОПЕК, запасы нефти в самой Венесуэле самые крупные среди стран – членов организации, и составляют 24,8%, и обладание этими запасами способно оказать решающее влияние на принятие квот на добычу нефти и соответственно на мировые цены. Одним из основных союзников Каракаса является Иран, вместе они контролируют 40% добываемой странами ОПЕК нефти. А вместе с не входящей в ОПЕК Россией, которая добывает12,4% всей мировой нефти, этот триумвират способен разрушить любые планы Вашингтона по полному контролю над мировыми энергетическими потоками.

Если США удастся совершить в Венесуэле переворот, то они смогут контролировать почти 85% нефти ОПЕК, изолировать экспорт и контроль над ценами Ирана и России и поставить в трудное и зависимое положение основного потребителя нефти – Китай. Эти планы, скорее всего, были обсуждены во время недавнего визита президента Дональда Трампа в Саудовскую Аравию в не афишированной части переговоров. И судя по декларируемому участниками переговоров успеху, нам следует в скором времени ждать активизации действий США на этом направлении.

Сейчас основными партнерами Венесуэлы являются Китай и Россия. Во времена Чавеса и Мадуро страна заключила с Китаем огромное количество различных контрактов, основным из которых является соглашение «нефть в обмен на кредиты и инвестиции». Китайские займы и инвестиции играют определяющую роль в стабильности экономической системы Венесуэлы и основной преградой Вашингтона в усилиях ее подрыва. С потерей Венесуэлы Китай теряет огромные инвестиции с риском получить собственную экономическую нестабильность. Китай уже инвестировал десятки миллиардов долларов в венесуэльскую энергетику, финансы, горнодобывающую промышленность, сельское хозяйство и соответствующую инфраструктуру. Только в этом году государства подписали соглашения на $2,7 млрд., в том числе и о строительстве в Китае нефтеперерабатывающего завода мощностью 400 000 баррелей в день, на 70% обеспеченного венесуэльской нефтью. Сейчас подавляющее большинство такси и автобусов в Венесуэле закупаются в Китае, или производятся на совместных предприятиях внутри страны. Именно сотрудничество с Китаем не позволяет США окончательно внести хаос в социально-экономическую сферу Венесуэлы.

Что характерно, интересы Китая и России в Венесуэле практически не пересекаются, а наоборот, взаимно дополняют друг друга. Венесуэльская нефть до недавнего времени не интересовала Россию, мы заняли другой важный сектор экономики – торговлю современным оружием и высокотехнологичными системами. Стоимость оружейных контрактов по оценке «Ростеха» составляет $12 млрд., что делает Венесуэлу крупнейшим покупателем российского оружия в Латинской Америке. К этой сумме еще следует приплюсовать многолетние контракты на обслуживание, модернизацию, обучение персонала, запчасти и т.д. Мы делаем в Венесуэле ровно то, что сейчас хочет сделать в Саудовской Аравии Дональд Трамп, заключив 10-летнюю сделку на поставку американских вооружений. Торговля оружием между странами ставит их во взаимную зависимость друг от друга, определяемую положением стран в мире, внутренней ситуацией в них и исходящими из этих факторов условий сделки. И если оружейная сделка с СА ставит спасающего собственный реальный сектор экономики Трампа в зависимость от политики шейхов и Израиля, то Венесуэла с помощью российского вооружения способна не только защитить себя, но и стать воротами в Латинскую Америку для нашего оружия с немалой для себя выгодой.

Кроме того, недавно появился еще один интересный фактор в наших взаимоотношениях – Венесуэла через свои активы предоставляет России возможность влиять уже на американский внутренний рынок. Как я писал в статье «Россия прибирает к рукам американский бензин», «Роснефть» выдала государственной нефтяной компании Венесуэлы PDVSA крупный кредит в размере $1,5 млрд. В качестве залога под этот кредит PDVSA предложила «Роснефти» 49,9% акций своей дочерней компании Citgo, которая, в свою очередь, владеет тремя крупнейшими нефтеперерабатывающими заводами в США, а также сетью трубопроводов и автозаправочных станций. Американские конгрессмены настолько обеспокоились этой сделкой, что обратились к министру финансов США Стивену Мначину с паническим письмом с просьбой проверить возможность захвата Россией американского рынка бензина.

Таким образом, именно возможность «удара в спину» Китаю и России определяет желание Вашингтона свергнуть законное правительство Венесуэлы и ввергнуть страну в хаос, подобно ливийскому. США через Национальный фонд в поддержку демократии NED и Агентство по международному развитию USAID направляют миллионы долларов на организацию цветной революции, вооруженного переворота и свержения президента Мадуро. Ситуация накалилась до предела, и по всем законам «цветных революций» наступило время для события, способного качественно изменить status quo ante bellum и перевести беспорядки в решающее русло – для снайперов. И в американских СМИ уже появились первые сообщения, подготавливающие общественное мнение к этому кровавому исходу. Издание Miami Herald опубликовало запись совещания генералитета Венесуэлы, якобы состоявшегося три недели назад на военной базе в городе Баркисимето, на котором якобы обсуждалось применение снайперов против протестантов в Каракасе. Ситуация достигла критической точки.

Вашингтон надеется с помощью не раз опробованных технологий добиться свержения законной власти в очередной стране. Однако президент Мадуро уже показал свою решимость отстаивать завоевания Боливарской революции, а в своей массе народ Венесуэлы его поддерживает. Не смотря на экономические трудности, вызванные агрессией США, для Дональда Трампа и Рекса Тиллерсона в случае неудачи очередного «майдана» остается один выход – прямая военная агрессия, которая, несомненно, еще больше сплотит народ Венесуэлы. Кроме того, Венесуэла – не Ливия и Сирия, она имеет самую боеспособную армию в Латинской Америке, вооруженную современным российским оружием, а также очень заинтересованных союзников – Россию и Китай.

Трамп же не может разорваться между многочисленными театрами военных действий, которые он сам же и наплодил – Сирией, Йеменом, Ираком, Ираном, Афганистаном, Северной Кореей, Восточной Европой, Украиной. Нынешняя Америка не способна вести более чем одну войну, а интересы Саудовской Аравии и Израиля очень далеки от Венесуэлы. Вашингтону вблизи своих границ придется в одиночку вести возможный вооруженный конфликт с Венесуэлой, довольствуясь от своих вассалов только моральной и политической поддержкой. Потянет ли Америка в одиночку еще один конфликт в условиях сильнейшего противодействия таких гигантов, как Китай и Россия? Ответ очевиден. Если Вашингтон решится на эту авантюру, то Венесуэла может стать тем спусковым крючком, который в итоге похоронит великую империю XX века.

Александр Никишин

zavtra.ru

novorusmir.ru