Антимонопольный расчленитель. Винк нефть что это


В России появилась новая вертикально-интегрированная нефтяная компания (ВИНК) | Oil.Эксперт

Во вторник в России появилась новая вертикально-интегрированная нефтяная компания (ВИНК), созданная на рыночных условиях путем слияния НК «Альянс» и West Siberian Resources. Нефтяная компания «Альянс», подконтрольная российскому бизнесмену Мусе Бажаеву, и шведская West Siberian Resources Ltd. (WSR) объявили о слиянии. «Альянс» получит 60% в объединенной компании, капитализацию которой оценивают в 2,5 млрд долларов.Схема сделки, согласно подписанному во вторник протоколу о намерениях, предусматривает, что акционеры West Siberian Resources приобретают 100% акций НК «Альянс», оплачивая их акциями из намеченной допэмиссии WSR. В результате группа «Альянс» станет владельцем 60% акций объединенной компании, а доли крупнейших в настоящее время акционеров WSR — инвестиционной компании «Аллтек» и испанской нефтяной компании Repsol уменьшатся до 7,2% и до 4% соответственно. «Альянс» получит не менее двух мест в совете директоров WSR. В настоящее время в совете директоров компании шесть человек. Нынешний глава WSR Максим Барский сохранит пост генерального директора объединенной компании, Эрик Форс — председателя совета директоров WSR. Как сообщает expert.ru , сделку планируется завершить в марте этого года.Месяц назад глава группы «Альянс» Муса Бажаев сообщил, что намерен в ближайшее время провести сделку по покупке нового нефтедобывающего актива в России. Покупка такого бизнеса должна позволить «Альянсу» к 2010 году увеличить добычу до 4-5 млн тонн нефти в год. В настоящее время российская нефтяная компания, контролирующая Хабаровский НПЗ, компании «Амурнефтепродукт», «БАМнефтепродукт», «Приморнефтепродукт», «Хабаровскнефтепродукт», «Дальневосточный Альянс», «Альянс-Хабаровск» и «Альянс-ойл» имеет только одно добывающее подразделение — компанию «Татнефтеотдача», дающую всего 430 тыс. тонн нефти в год. При этом НПЗ в Хабаровске после реконструкции сможет ежегодно перерабатывать до 4,5 млн тонн нефти.В свою очередь, WSR, добывающий около 1,5 млн тонн нефти в год, испытывает недостаток в собственных перерабатывающих активах. Таким образом, слияние выглядит вполне логичным и последовательным шагом в создании вертикально интегрированной нефтяной компании. Евгения Дышлюк, аналитик банка «Уралсиб», отмечает, что объединение обеспечит WSR доступ на рынок нефтепереработки, а также позволит удвоить размер компании и получить дополнительный доход за счет эффекта синергии. Аналитики UniCredit Aton добавляют, что обширная сеть автозаправочных станций (АЗС) «Альянса» на Дальнем Востоке создаст дополнительную стоимость перерабатывающего сегмента компании, которая контролирует примерно 30-35% розничного рынка бензина в этом регионе. Михаил Занозин из Собинбанка также считает оправданным объединение «Альянса» с WSR, поскольку, по его мнению, в результате организации единой компании будут созданы более эффективные логистические цепочки, решен вопрос с загрузкой перерабатывающих мощностей и появится возможность привлечения более дешевых денег.Однако Владимир Веденеев, аналитик Банка Москвы, не отрицая очевидных плюсов слияния, в то же время напоминает, что в настоящий момент центром роста добычи WSR выступает не Западная Сибирь, а Тимано-Печора, в связи с чем транспортировка нефти на Хабаровский НПЗ не является эффективной. Кроме того, ресурсов WSR в любом случае будет недостаточно для загрузки НПЗ «Альянса», мощность которого составляет 4,3 млн тонн при текущих объемах переработки в 3,2 млн тонн.Хотя объединенная компания, обладая ресурсной базой в 72 млн тонн, и планирует уже в 2009 году самостоятельно заполнять свои перерабатывающие мощности, тем не менее, похоже, что вертикально интегрированной ее можно назвать только по формальным признакам. Как отмечает директор департамента слияний и поглощений НКГ «2К Аудит — Деловые консультации» Максим Розов, добывающий и перерабатывающие активы компании расположены слишком далеко друг от друга и связать up-stream и down-stream в одну цепочку будет весьма затратно и вряд ли рентабельно. В этой связи, по его мнению, и «Альянс», и WSR, скорее всего, после объединения продолжат работать в прежних режимах.Нельзя не заметить, что после истории с «Русснефтью» Михаила Гуцериева расширение нефтяного бизнеса семьей Бажаевых выглядит по крайней мере неординарным шагом. Понятно, что у государственных нефтегазовых монстров руки не доходят до освоения небольших месторождений. Поэтому аналитик предполагает, что вряд ли объединенная компания будет представлять интерес для поглощения со стороны более крупных игроков или сможет составить им конкуренцию. Таким образом, считает Розов, пока интересы «Альянса» и WSR не пересекаются с интересами крупных игроков рынка, их бизнес может чувствовать себя в относительной безопасности.Тем не менее, возможно, что за подобной смелостью Бажаева кроется и вполне меркантильный расчет. На Дальнем Востоке сейчас всего два НПЗ — принадлежащий «Альянсу» Хабаровский и НПЗ в Комсомольске-на-Амуре, владельцем которого является «Роснефть». Госкомпания уже несколько лет вынашивает планы строительства в этом регионе еще одного НПЗ, но если учесть «висящие» на «Роснефти» многомиллиардные долги после покупки активов ЮКОСа, то найти еще 5-7 млрд долларов на столь масштабный проект ей будет нелегко. А в ближайшие год-два должен вступить в строй нефтепровод Восточная Сибирь-Тихий океан (ВСТО), по которому пойдет до 80 млн тонн нефти в год. Нетрудно допустить, что Хабаровский НПЗ может приглянуться, к примеру, той же «Роснефти», и тогда хозяевам «Альянса», чтобы не повторить судьбу Гуцериева, придется его продать. Если видеть перед собой такую перспективу, то нынешнее увеличение капитализации принадлежащих семье Бажаевых активов почти в два раза выглядит как предпродажная подготовка.Нефтепродукты на eOil.ru

Поделиться в соц.сетях

www.oilexp.ru

ФАС предлагает реформу вертикально интегрированных нефтяных компаний (ВИНК)

«ФАС всегда поддерживала структурные меры вплоть до расчленения ВИНК на розничную и оптовую торговлю и добычу. Это было бы совершенно правильным мероприятием, которое нужно хорошо готовить, естественно, не в варианте экспроприации, а продажи своего бизнеса по нормальной рыночной цене. Это дало бы серьезный эффект», - сказал глава антимонопольного ведомства Игорь Артемьев, выступая в рамках правительственного часа в Совете федерации.

По его словам, в настоящее время ВИНК фактически уничтожают независимую розницу в регионах, и подобное разделение могло бы решить эту проблему. Глава ФАС считает, что разделение ВИНК необходимо готовить плавно, так же как готовились реформы железнодорожного транспорта и электроэнергетики. А до тех пор, пока правительство не приняло такого решения, необходимо сильно ограничить розничный компонент ВИНК, чтобы они не могли занимать на региональных рынках более 35-процентной доли.

Игорь Артемьев предложил правительству дать директиву нефтяным госкомпаниям не проводить действий, уничтожающих независимую розницу, и сообщил, что в настоящее время ФАС ведет 79 дел в отношении ВИНК в регионах – по мотивам дискриминации независимой розницы, непредоставления нефтепродуктов для продажи независимым АЗС, продажи их своим структурам существенно дешевле, чем независимой рознице. «Это фактически уничтожение независимой розницы, которое мы наблюдаем сегодня повсеместно. Это заговор нефтяных компаний по вытеснению независимой розницы», – заявил Артемьев.

Глава ФАС отметил, что механизм биржевой торговли нефтепродуктами до сих пор не смог эффективно заработать и нефтяные компании зачастую ссылаются на то, что у них нет бензина для независимых розничных продавцов, а мощностей хватает только для обеспечения собственных АЗС. «Если бы у нас была биржевая торговля с обязательным нормативом о том, что 15% внутреннего потребления они обязаны продавать через биржу, независимые могли бы купить, и им не нужно было бы идти на поклон к конкретной компании в регионе и вымаливать у нее нефтепродукты, чтобы их бензоколонка не закрылась», – считает он.

По мнению Игоря Артемьева, принятие мер необходимо уже сейчас, так как, чтобы разобрать начатые дела в судах, потребуется более полугода, а за это время многие независимые компании могут погибнуть.

Аналитик ФГ БКС Андрей Полищук не согласен с тем, что в текущих условиях стоит разделять ВИНК. «Маловероятно, что это приведет к снижению розничных цен. Цены на нефть в РФ определяются мировым рынком и налоговой системой, поэтому сырье от разделения ВИНК дешевле не станет, – говорит он. – Повышение акцизов напрямую отражается на розничных ценах, которые правительство пытается сдерживать. В итоге это приводит к убыточности розничного бизнеса».

По мнению аналитика, ВИНК могут компенсировать потери в рознице за счет экспорта сырья, а у независимых производителей нет такой возможности. «В отдельности розничным сетям будет достаточно трудно выжить на российском рынке, и явно они не смогут обеспечить необходимый уровень инвестиций, – полагает он. – То же касается и перерабатывающих активов. Без поддержки крупных нефтяных компаний заводы не смогут инвестировать огромные средства, необходимые для модернизации перерабатывающих активов в РФ».

Для самих ВИНК розничная сеть обеспечивает не только дополнительную маржу, но и стабильный уровень сбыта нефтепродуктов, напоминает Полищук. «Для них это также возможность перераспределения нефтяных потоков в зависимости от конъюнктуры рынков», – отмечает он.

Директор департамента Due Diligence «2К Аудит – Деловые консультации /Morison International» Александр Шток полагает, что хотя разделение ВИНК и в целом их разукрупнение – это путь к нормальным рыночным отношениям, но выделение одной розницы из ВИНК ситуацию на внутреннем топливном рынке вряд ли улучшит. «Цена в рознице закладывается на оптовом рынке, который практически целиком контролируют ВИНК. Отсутствие собственных АЗС никоим образом не повлияет на ценообразование на оптовом рынке, поэтому проблема высоких цен на топливо сохранится», – уверен он.

Розница интересна для ВИНК за счет мощной сбытовой сети и более низких цен. «Даже несмотря на то, что основной доход ВИНК получают в результате продажи нефти, они активно работают и по развитию розничной сети, что говорит о повышенном интересе к этому сегменту рынка, – говорит аналитик. – Поэтому предложение ФАС о выделении розницы из ВИНК, учитывая мощное лобби нефтяников в правительстве, имеет мало шансов быть принятым в ближайшее время».

Кроме того, отмечает Александр Шток, подобные действия РФ могут негативно отразиться на инвестиционном климате в стране, который и без того не внушает доверия иностранным инвесторам.

Разделение ВИНК на текущий момент экономически нецелесообразно, так как создание дополнительных структур не сделает нефтепродукты дешевле, согласна аналитик ИФК «Солид» Елена Юшкова. «При разделении бизнеса, как правило, всегда возрастают затраты на управленческий аппарат. K тому же нефтедобывающие компании постараются всеми способами поднять отпускные цены оптовикам. В результате розничная цена ниже не станет. А в худшем случае может даже вырасти», – говорит она.

По мнению аналитика, розница для ВИНК – это достаточно доходное направление деятельности, отказ от которого стал бы если не критичным, то, по крайней мере, достаточно негативным событием с точки зрения будущих прибылей нефтяных компаний.

«Подобный опыт разделения уже был в электроэнергетике. Результаты оказались значительно хуже ожиданий, – напоминает она. – К конкурентному рынку электроэнергии до сих пор так и не пришли, надежность энергосистемы в целом ухудшилась за счет отсутствия контрoля над выполнением энергокомпаниями инвестпрограмм, деньги стали оседать в новых структурах. Таким образом, разделение компаний должно быть хорошо продуманным шагом, на который следует идти только в случае крайней необходимости».

Ведущий эксперт УК «Финам менеджмент» Дмитрий Баранов также уверен в том, что разделение ВИНК к снижению цен в рознице не приведет. «Как потому, что вновь появившиеся структуры практически сразу постараются заработать деньги, так и потому, что вряд ли оставшиеся добывающие/производящие компании проявят „милосердие” к своим бывшим подразделениям и станут отпускать им нефть и нефтепродукты по минимальным ценам», – полагает он.

По мнению аналитика, разделение нецелесообразно и потому, что у нас практически в каждом сегменте (отрасли) ценообразование перекошено и никого не устраивает. «Что же тогда и в других отраслях всех делить на производителей и розницу? – задается он вопросом. – Но это уже будет полным абсурдом. Кстати говоря, не всегда розничные цены ВИНК оказываются самыми высокими, скорее такие цены у „независимых” торговцев, которые не имеют собственной добычи и переработки».

Не надо забывать, по словам Дмитрия Баранова, и что ВИНК находятся под пристальным вниманием государства, ведут свою деятельность цивилизованно, платят налоги, которые весьма высоки. Большая же масса «независимых» торговцев нефтью и нефтепродуктами ведет свой бизнес «по-серому», но при этом им нужно сохранить свои позиции на рынке, да и просто выжить, поэтому они свои цены не делают низкими. «Целесообразность разделения ВИНК не очевидна, более того, она может оказаться фатальной для всей отрасли и для потребителей», – предупреждает он.

Аналитик уверен, что розница для ВИНК просто необходима. «В противном случае они бы уже давно избавились от нее. Ведь это самый доходный вид их деятельности, и избавляться от него означает просто рубить сук, на котором сидишь, – говорит он. – Поэтому у меня есть сильные сомнения, что государству удастся уговорить ВИНК выделить из себя и продать розничные подразделения. Да и вряд ли государство будет заставлять делать их это. Непосредственно сама деятельность ВИНК не изменится, а вот финансовые показатели их ухудшатся, потому что торговые подразделения вносят весьма существенный вклад в общий доход компании. И даже если допустить, что такое решение будет принято, то с большой долей вероятности можно предположить, что ВИНК рано или поздно постараются вернуть себе контроль за торговыми структурами, пусть и не напрямую, а опосредованно. Но все же хочется надеяться, что этого разделения не произойдет».

Но главный вопрос, который должны задать себе «разделители», считает Дмитрий Баранов, – почему надо начинать именно с нефтяной отрасли? «У нас что – в других отраслях невысокие цены? Ответ очевиден – нет! И есть множество других секторов экономики, где сделать это нужно раньше, – говорит он. – Вот у нас цены на газ постоянно растут, а нефтяники доступ к газовой трубе никак получить не могут, может быть, ФАС обратит свое внимание на эту ситуацию?»

Другие новости бизнеса смотрите на странице «Бизнес и финансы».

expert.ru

Особенности деятельности современных отечественных ВИНК

ТОП 10:

Россия – единственная страна в мире, полностью обеспечивающая себя энергоресурсами за счет собственных запасов. В связи с этим одной из важных особенностей деятельности российских нефтяных компаний является то, что они функционируют в условиях двух существенно отличающихся друг от друга цен на сырую нефть. В то время, как внутренние розничные цены на бензин достигли американского уровня, а оптовые в определенные периоды превышали цены в Роттердаме, цена на сырую нефть остается существенно ниже мировой.

После неоднократных повышений и достижения потолка платежеспособного спроса она не превышает 60% от мировой. Такая ситуация стимулирует нефтедобывающие предприятия и нефтяные компании постоянно увеличивать экспорт сырой нефти, однако этому препятствуют технические возможности существующей транспортной системы, которая уже близка к насыщению. Кроме того, экспортная ориентация нефтедобычи ставит под удар сложившуюся систему нефтепродуктообеспечения, перестройка которой может быть очень болезненной для всей экономики.

Возможности экспорта нефтепродуктов с российских НПЗ также имеют предел в силу высоких производственных затрат. Отечественные нефтепродукты конкурентоспособны только при условии закупки сырой нефти по внутренним ценам, так как средняя цена набора нефтепродуктов, получаемых из одной тонны сырой нефти на российских НПЗ, на 30–40% ниже среднемировой. В этой связи одна из важнейших задач современных российских ВИНК – нахождение оптимального баланса между экспортом нефти (в пределах транспортных возможностей) и ее поставкой на свои и другие НПЗ для производства нефтепродуктов, количественно и качественно удовлетворяющих внутренний спрос.

Другой отличительной особенностью процесса формирования ВИНК в России является то, что они создавались путем присоединения нефтеперерабатывающих и нефтесбытовых предприятий к добывающим, которые на первом этапе выполняли роль головных компаний. Причиной тому является большая стоимость добывающих активов (превышение в 10 раз) и более чем двукратное превышение потребностей внутреннего рынка количеством добываемой нефти, связанное с тем, что с 1980-х гг. развитие отрасли было ориентировано на экспорт нефти в страны Европы.

За рубежом по этому пути развивались ВИНК стран-экспортеров, где добывающие активы были национализированы в 1960-е гг., а НПЗ, принадлежавшие американским компаниям, были выкуплены значительно позднее. Из-за роста цен на нефть в начале 1970-х гг. международные нефтяные компании (Exxon Mobil Corp., Royal Dutch/Shell, BP) уступили свои активы в нефтепереработке добывающим странам. Для крупных международных ВИНК это означало замену стратегии вертикальной интеграции на стратегию улучшения портфеля активов, диверсификации в направлении, например, добычи газа и газо- и нефтехимии. Развитие новых технологий в свою очередь стимулировало создание корпоративных центров НИОКР, инновационных центров, что способствовало постепенному смещению центра формирования прибыли в высокотехнологичные сегменты нефтяной отрасли и закреплению за ведущими мировыми ВИНК интеллектуальной ренты современного нефтяного бизнеса.

В отличие от крупных западных нефтяных компаний, российские ВИНК были созданы практически одномоментно в соответствии с президентскими и правительственными нормативными актами. В связи с этим для современных российских ВИНК период прохождения закономерных этапов развития вертикальной интеграции, на который западные компании потратили почти 100 лет, сократился до 15–20 лет. Именно этим объясняется их значительное отставание, затрудняющее интеграцию в мировое нефтяное хозяйство. Поэтому одной из основных задач современных российских ВИНК является постоянное совершенствование организационной и производственной структуры компаний, решение проблем взаимодействия и превращения в единый экономический организм входящих в их состав предприятий.

Существенные отличия от зарубежной имеет и структура нефтяной отрасли нашей страны. В последнее десятилетие более 90% от объема добычи углеводородов в нашей стране приходится на крупные ВИНК, при этом общее количество нефтяных компаний превышает 150. Несмотря на то, что многие компании развивают и газодобывающее направление, единственной газовой монополией в настоящее время является «Газпром». В США данный показатель составляет 43%, при этом в стране зарегистрировано более 8000 нефтегазовых компаний. Одной из причин преобладания крупных компаний являются сложные природно-климатические условия, в которых ведется разработка нефтегазовых ресурсов в нашей стране. Данное обстоятельство требует значительных долгосрочных инвестиций, необходимых, в первую очередь, для создания соответствующей инфраструктуры. Однако такая консолидация нефтегазового комплекса отрицательно влияет на конкурентную среду, снижает предпринимательскую активность в этом важном секторе экономики.

Сдерживающими факторами на пути развития российского нефтяного бизнеса стали не только нерешенные проблемы, накопившиеся в отрасли за годы централизованной экономики, но и ошибки, допущенные в ходе приватизации. Как было отмечено выше, одной из причин системного кризиса в нефтяной отрасли СССР стало отсутствие достаточных капиталовложений. Если в середине 1980-х гг. Советский Союз вкладывал в нефтедобычу примерно 20–25 млрд долларов в год, то уже в 1986 г. эта цифра сократилась до 16 млрд, из которых значительная часть шла в Казахстан на освоение месторождения Тенгиз.

В 1990-е гг. средняя сумма инвестиций составляла 7–7,5 млрд долларов, в 1998 г. – лишь 5 млрд долларов. Ваучерная приватизация на первом этапе формирования ВИНК не принесла в нефтяную отрасль инвестиций, а, наоборот, потребовала поиска средств на выплату дивидендов многочисленным акционерам. На следующем этапе, в условиях несформировавшегося фондового рынка, когда на нем присутствовали только финансовые спекулянты, никаких реальных инвестиций также не происходило.

В 2000-х гг. отечественные ВИНК активно вышли на рынок зарубежных инвестиций, однако в настоящее время заимствования за рубежом стали невозможными из-за введенных против России экономических санкций. Следует отметить, что проблема инвестиций в отечественную нефтяную отрасль без участия иностранного капитала, актуальная для России конца XIX–начала ХХ вв. так и не решена до настоящего времени.

Еще одной особенностью деятельности современных отечественных ВИНК является то, что на первых этапах они функционировали в условиях существенного кадрового дефицита. По мнению вице-президента по стратегическому развитию Группы «ЛУКОЙЛ» Л.А. Федуна «уродливая чубайсовская схема» приватизации часто приводила к руководству компаний людей малокомпетентных, действующих в собственных интересах. В этих условиях компании «ЛУКОЙЛ», «Газпром», «Сургутнефтегаз» сумели выжить только потому, что их возглавляли профессионалы и государственники. Лишь за последние 10 лет, путем совместных усилий нефтяного бизнеса и образовательных учреждений, в нашей стране начала складываться система подготовки и переподготовки профессиональных кадров для различных бизнес-направлений ВИНК.



infopedia.su