О промежуточных итогах "нефтяных войн": кто побеждает и чем может кончиться. Война за нефть картинки


Американский аналитик: Ближний Восток ослабляют нефтяными войнами

17:3415.05.2014

(обновлено: 09:01 10.06.2014)

30111934

Страны Ближнего Востока становятся жертвами в борьбе США за энергетическое доминирование в мире, утверждает американский экономист, журналист и политолог.

МОСКВА, 15 мая – РИА Новости. Играя с ценами на нефть, повышая или понижая их, легко вызвать рецессию или, наоборот, экономический бум. Подобная тактика активно применяется США для восстановления утраченных позиций в Ближневосточном регионе, заявляет в интервью RT американский экономист, независимый журналист, писатель и политолог, известный своими исследованиями в области геополитики, Фредерик Уильям Энгдаль.

Комментируя экономические прогнозы, согласно которым к 2020 году США выйдут на первое место в мире по добыче нефти, Энгдаль выражает сомнение в них, объясняя это тем, что увеличение объема нефтедобычи по большей части зависит от роста производства сланцевой нефти. Неверность прогнозов заключается в том, что они основаны на данных с Уолл-Стрит, сильно преувеличивающих сланцевый бум. Не нужно проводить геологические исследования, чтобы понять, что индустрия добычи сланцевой нефти быстро ослабнет и потеряет популярность. Маловероятно, что к 2020 году Америка предстанет новой Саудовской Аравией или Россией в сфере энергоресурсов.Отвечая на вопрос о наличии связи между большими нефтяными и газовыми запасами и нестабильностью на Ближнем Востоке, Энгдаль заявил, что связь несомненна, назвав это одной из ключевых причин войны в Сирии.

Мировые цены на нефть выросли на фоне статистики по запасам США

Аналитик добавил, что причиной международного вмешательства в сирийский конфликт со стороны Саудовской Аравии, Катара, США и других стран стало подписание президентом Сирии Башаром Асадом соглашения с Ираком и Ираном о строительстве газопровода. Он должен был протянуться от крупнейшего в мире нефтегазового месторождения "Южный Парс" через Ирак в Сирию, а оттуда через Средиземное море на европейский газовый рынок. Этот проект конкурировал с намерениями Катара занять доминирующую позицию по экспорту газа в Европу. Конфликт на Ближнем Востоке, попытка уничтожить Сирию – все это борьба Саудовской Аравии, Катара и ОАЭ за установления контроля над этим газопроводом.

Во многих конфликтах после Второй мировой войны присутствует значительный нефтяной подтекст. Ссылаясь на одну из своих книг, Уильям Энгдаль перечисляет четыре энергетические компании – Exxon Mobil, Chevron, BP, Shell, — составляющие англо-американскую нефтекартель, которая доминирует на мировом энергетическом рынке. Углеводороды, нефть и газ правят или управляют экономическим ростом, рецессией или депрессией, утверждает журналист.

СМИ: пока США и Саудовская Аравия "делят" Сирию, в стране гибнут люди

Таким образом, подводит итог аналитик, войны за нефть, ведущиеся со стороны англо-американских сил, по большей части являются войнами за контроль экономического роста, а также стратегическим отрицанием таких стран, как Китай, и их энергетической независимости, которая позволяет им заключать прямые сделки с разными государствами и обеспечивать себя энергопоставками и стабильными ценами.Вооруженные конфликты в Ираке, Ливии и Сирии нанесли серьезный ущерб нефтяной инфраструктуре. Но если инфраструктуру можно восстановить, то политическую структуру, например, Ливии, раздираемую кровавой борьбой за установления контроля над территориями между племенными кланами, невозможно стабилизировать, пока не появится сильная политическая фигура, которая устроила бы всех. У Муаммара Каддафи на это ушло 15 лет, так что Ливия еще не скоро вернется на политическую арену Ближнего Востока.

Говоря об Иране, одном из главных экспортеров нефти, Уильям Энгдаль объясняет геостратегические взгляды Вашингтона, лежащие в основе отношений с Ираном. "Иранскую карту" можно разыграть против суннитов, что приведет к смене баланса сил на Ближнем Востоке, а также подтолкнет Индию к союзу с США, который в конечном счете будет направлен против Китая и России.

Сенатор Джон Ховен: США ищут рынки сбыта природного газа

Используя название книги американского идеолога Збигнева Бжезинского, журналист характеризует внешнюю политику США как "великую шахматную доску", на которой разыгрывается партия за контроль над Евразией. Эта партия, по его словам, продолжается последние 6-7 лет, в течение которых Россия и Китай со своими особенностями, сильными и слабыми сторонами объединяются под давлением американской военной внешней политики, помешанной на достижении цели путем провоцирования внутренних войн.

"Арабская весна" была проектом Вашингтона, Национального фонда демократии, Пентагона и других. Им было нужно утопить Ближний Восток в драматических событиях, чтобы восстановить контроль над регионом, который США стремительно теряли.

Экономика США пребывает не в лучшем состоянии, она в серьезной депрессии, если не в рецессии, утверждает журналист. Вооруженные силы только начинают предпринимать что-то для того, чтобы вернуть вcё на круги своя. Неясно только, что они достигнут в этих условиях.

Опровергая возможную перспективу выхода США на первое место по экспорту сырой нефти, Уильям Энгдаль отмечает, что история Америки как нефтяного экспортера слишком приукрашена. США никоим образом не являются энергетически независимыми, утверждает аналитик. Ежедневный рост добычи на миллионы баррелей невозможен при каждодневном потреблении государством 70-80 млн баррелей сырой нефти.

Свои доводы журналист подтверждает тем, что высокие темпы роста добычи сланцевой нефти в первые месяцы уже через год сменяются падением показателей на 60%. И эти показатели несопоставимы с дерзкими ожиданиями аналитических центров Вашингтона, сказал в интервью RT Уильям Энгдаль.

ria.ru

чем обернулась для нацистской Германии битва за советскую нефть — РТ на русском

5 апреля 1942 года Гитлер подписал директиву, согласно которой главной целью летнего наступления вермахта стала кавказская нефть. На тот момент немцы не испытывали острых проблем с горючим. Захват Кавказа, по замыслу германского командования, в первую очередь должен был лишить СССР топлива и открыть нацистской Германии путь на Ближний Восток. Однако планам Гитлера не суждено было сбыться.

Операция «Эдельвейс»

Овладение нефтеносными районами Кавказа — цель, которую нацистская Германия поставила перед собой чуть ли не с первых дней нападения на СССР. Реализовать операцию по захвату советского чёрного золота Гитлер, верховный главнокомандующий вооружёнными силами Германии, решил летом 1942 года. 23 июля он утвердил план взятия Кавказа под кодовым названием «Эдельвейс». В директиве №45 были отражены основные задачи этой операции: захват всего восточного побережья Чёрного моря и черноморских портов, ликвидация Черноморского флота, захват месторождений нефти Грозного и Майкопа, а далее продвижение войск на Закавказье и захват бакинских нефтяных месторождений.

Воплощение этих идей в жизнь позволило бы немцам установить непосредственную связь с турецкой армией, 26 дивизий которой были развёрнуты на границе с СССР, овладеть кавказскими нефтяными районами и занять к сентябрю 1942 года перевалы на ирано-иракской границе, чтобы продвинуться дальше на Багдад. Стратегическое значение Кавказа определял и внешнеторговый товарооборот. Торговые пути, идущие через Персидский залив, Иран и Каспийское море, занимали второе место после Северного морского пути в подвозе вооружения, стратегического сырья из США и стран Британской империи.

В политическом плане выход на Ближний Восток давал Гитлеру надежду на новых союзников, прежде всего Турцию, и на благоприятный исход всей войны. Немецкое командование не сомневалось в успешном и скором завершении операции. Гитлер сосредоточил на Кавказе 170 тыс. человек, 1130 танков, свыше 4,5 тыс. орудий и миномётов, до 1 тыс. самолётов, создав значительное превосходство над советскими войсками, которые насчитывали 112 тыс. человек, 2160 орудий и миномётов, 120 танков и 230 самолётов. 

  • Немецкие войска в горах Кавказа
  • globallookpress.com
  • © SCHERL

 

От рассвета до заката

25 июля 1942 года немцы начали операцию «Эдельвейс». Группа армий «А» под командованием фельдмаршала Вильгельма Листа обрушилась на Южный фронт советских войск. Уже в первый день наступления немцы прорвали оборону Красной армии.

В конце июля — начале августа инициатива в ведении боевых действий на Северном Кавказе полностью принадлежала немецкой армии. Обладая численным превосходством, немецкие корпуса довольно быстро продвигались к Ставрополю, Майкопу и Туапсе. Фашистам удалось с лёгкостью оккупировать Ставропольский край. Они намеревались развивать наступление на Грозный. Дорога к нефтяным месторождениям была практически открыта. Однако на последнем рубеже немцы встретили ожесточённое сопротивление — в сентябре 1942 года они были остановлены в районе Малгобека. Гитлеровцы смогли подойти к предгорьям Кавказского хребта и реке Терек, но понесли огромные потери. Переломом в битве за Кавказ стало поражение немцев под Сталинградом. После этого силы вермахта были вынуждены отступить из-за угрозы окружения. По словам историка, военного эксперта Бориса Юлина, нацистская Германия не смогла удержать завоёванные позиции на Кавказе в 1942 году из-за успешной операции Советской армии под Сталинградом, куда Гитлеру пришлось перебрасывать свои войска. 

  • globallookpress.com
  • © DPA

«У Гитлера не хватало сил, чтобы удерживать стратегическую инициативу и занятые позиции, — сказал Юлин в интервью RT. — Наши провели успешную боевую операцию под Сталинградом, после чего Кавказ немцам пришлось срочно очищать, чтобы целая группа армии не попала в окружение».

К началу 1943 года Советская армия имела численное преимущество над немцами. В ходе контрнаступления советские войска полностью освободили Северную Осетию, Кабардино-Балкарию, Ростовскую область, Ставропольский край. Однако гитлеровцам удалось избежать окружения и под прикрытием сильного арьергарда отойти на заранее подготовленные позиции. 

«Кавказ — туда и обратно»

Баку и Северный Кавказ были основным источником нефти для всей экономики СССР. Потеря этих важных районов могла значительно повлиять на ход Второй мировой войны. На долю Северного Кавказа и Закавказья приходилось 86,5% общесоюзной добычи нефти, 65% природного газа, 57% марганцевой руды.

«Кавказская нефть немцам нужна была не столько для того, чтобы её было больше, а в первую очередь — чтобы лишить топлива Советский Союз, — отметил Юлин. — Однако они не знали, что у нас уже были открыты месторождения на Урале. Это была ошибка немецкого командования». 

  • Общий вид нефтепромысла в Баку
  • РИА Новости

Германии с нефтью не очень повезло. Немцы после присоединения Австрии в 1938 году добывали около 500 тыс. тонн в год. Истощение мировых запасов подтолкнуло немецких нефтяников разработать метод изготовления синтетического топлива из угля путём гидрогенизации. К концу войны немецкие самолёты фактически летали на угле. Кроме того, Германии поставляли нефть из Венгрии, Румынии, но и этого было недостаточно. Немцы стали испытывать значительные трудности с топливом. Гитлер ещё с приходом к власти отмечал, что зависимость от зарубежных поставок будет серьёзной проблемой в случае войны. Но решить топливную проблему взятием Кавказа ему не удалось. «Кавказ — туда и обратно», — говорили немцы после отступления. 

Специалист по Второй мировой войне, пожелавший остаться неназванным, в беседе с RT подчеркнул, что отступление немецкой армии с Кавказа не сильно отразилось на её боеспособности, однако поражение немцев на Кавказе во многом повлияло на топливный кризис 1945 года: «Немцы отступали по своим предварительно намеченным планам. Всё проходило довольно организованно. Но союзной авиации удалось уничтожить заводы по производству синтетического бензина в Германии. В итоге к началу 1945 года у немцев наступил топливный кризис».

russian.rt.com

Войны за нефть?: iskra0000

Регулярно идет передергивание на тему "войн за нефть". Особо лицемерные начинают утверждать, что то вроде "зачем Западу и США воевать за нефть, если они итак всю эту нефть получают в огромном количестве!?".Конечно Запад и США получают нефть и газ в огромном количестве, но дело в том, что войны идут не за нефть, как таковую, а за прибыль от продажи нефти. Т.е. попытки колониальной эксплуатации ресурсов другим путем. Естественно Запад и США потребляя огромное количество энергоресурсов очень недовольны тем, что гигантские суммы от продажи этих ресурсов уходят не западным компаниям, а "на сторону", т.е. идут на повышение благосостояния других народов, и соответственно "золотой миллиард" беднеет. Он вынужден сейчас отдавать значительную часть денег в другие страны.

Потому и идут скачки вокруг Газпрома и российского газа. Если вы не в курсе, то по сути весь смысл пресловутой "Энергетической хартии ЕС" состоял в том, что Россия поставляет газ, а его продажа и транспортировка будет осуществляться европейскими компаниями. Т.е. основная доля выручки от продажи российского газа должна была уходить не в Россию, а оседать в карманах европейских компаний. Наши правда нашли компромиссный вариант - Северный поток-2, при котором европейские компании (преимущественно немецкие) наконец то будут участвовать в прибыли от транспортировки и продажи российского газа и смогут на этом заработать дополнительных денег. Но по сути это все будет за счет Украины, которая лишается газового транзита. Вроде как все довольны: немцы смогут наконец то участвовать в прибылях от продажи и транспортировки газа в Европу, а Россия при этом ничего не теряет. Потому на уровне политики Германия поддерживает Украину, но как речь заходит о Северном потоке-2, Германия хладнокровно посылает всех "в лес" и плевать хотела на Энергетические хартии. "Дружба дружбой, а табачок врозь".То же самое касается и Ливии. Помимо разграбления ливийских денег, которые хранились в европейских банках (а это десятки миллиардов долл.) европейцы еще и занимаются торговлей ливийской нефтью. Про это молчат, но нефтедобыча в Ливии продолжается, и большая часть этой нефти продается разными группировками по бросовым ценам и контрабандным путем. Соответственно, организации, которые занимаются перепродажей этой нефти получают баснословные прибыли.Ну можно добавить еще историю, что США в свое согласились на то, что саудиты и прочие монархии Персидского залива будут продавать нефть свободно и по высоким ценам при следующих условиях: нефть будет продаваться за доллары (т.е. американцы "включают печатный станок", и покупают ресурсы), а значительная часть выручки от продажи нефти будет возвращаться в США в виде всяких вложений в ценные бумаги, финансовые рынки и пр.

В общем война идет не за нефть и не за газ, а за прибыли от продажи нефти и газа.

iskra0000.livejournal.com

Россия побила рекорд по добыче нефти: albert_lex

Цены на нефть продолжают падение, и сегодня стоимость нефти марки Brent опустилась ниже $33 за баррель. Снижение нефтяных цен автоматически запускает процесс передела рынка. Одни игроки, которые не выдерживают столь высокого ценового давления, сокращают свои позиции или полностью уходят с рынка. Другие же, занимая освободившееся место, увеличивают свой доход и это позволяет им немного легче переносить кризис.

Сложность в том, что в условиях низких цен и низких доходов очень трудно изыскивать ресурсы для вложения в разработку новых месторождений и наращивания добычи. Поэтому такой вариант подходит только игрокам с очень большими объёмами добычи, либо крупным государствам с диверсифицированными источниками доходов, которые могут перераспределять бюджеты, субсидируя нефтяную отрасль ради сохранения и даже расширения своей доли рынка.

Сейчас сразу несколько крупных нефтедобывающих игроков включились в борьбу за освобождающийся под давлением низких цен рынок.

Во-первых, это, разумеется, Саудовская Аравия, которая располагает огромными ресурсами, и хотя тоже испытывает сейчас экономические трудности, ведёт агрессивную наступательную политику по всем фронтам. Так, например, она уже сумела потеснить наши позиции в Китае – причём сразу с первого места на третье. В настоящее время именно Китай стал самым приоритетным рынком для борьбы. ОПЕК официально приняла решение о проведении политики выдавливания всех независимых игроков из Китая – мелкие добытчики всегда самая лёгкая мишень. Но и с остальными поставщиками, похоже, Саудовская Аравия не будет церемонится. Именно под её давлением было принято решение ОПЕК, и саудиты намерены жёстко драться за нефтеснабжение одной из ведущих экономик мира.

«Саудовская Аравия не прекращала борьбу за долю на рынке Китая и Азии в целом, — цитирует Bloomberg эксперта SCI International Гао Цзяна. — И как видно, спустя год после того, как ОПЕК объявила о своей стратегии по защите рыночной доли, эта стратегия работает».

При этом не стоит заблуждаться, что Эр Рияд намеренно опускает цены – для них такое поведение всё равно что выстрел в ногу. При ценах $50-60 такая конспирология ещё имела хотя минимальный смысл в виде желания не пустить на рынок сланцевую нефть, то сейчас, когда прогнозируется падение до 25 долларов за баррель, подобные действия были бы совершенно неэффективными для всех нефтедобывающих стран.

Уже сегодня бюджетный дефицит Саудовской Аравии приблизился к 100 миллиардам долларов. Поэтому агрессивное поведение Эр Рияда – это не стремление создать ситуацию тотального обрушения цен на нефть, а лишь попытка выжить в этой ситуации.

Кстати, не упустили шанса отгрызть кусок нефтяного пирога и Соединённые Штаты, которые 40 лет не экспортировали нефть. Однако сейчас, на фоне ослабления основных игроков, США, чьи доходы не формируются от нефтепродажи, могут делать очень заманчивые предложения, снова вернувшись на нефтяной рынок. Надо сказать, момент они выбрали удачный – нефтяное лобби вовремя продавило старое вето – именно сейчас можно легко заходить на рынки даже с высокой конкуренцией, не толкаясь локтями, как пришлось бы в случае высоких цен. Соединённые Штаты, которые 40 ждали возобновления экспорта нефти, могут для старта сделать очень выгодные предложения и занять прочные позиции, постепенно расширяя их в процессе.

Также на рынок вернулся Иран, который после стольких лет «нефтяного голодания» также может для начала очень выгодные предложения. Тем более, что у них есть заготовленные запасы уже добытой нефти. Следует предположить, что Тегеран сейчас тоже разработает начнёт воплощать последовательную и поэтапную стратегию возвращения на все ключевые для себя рынки. И уж конечно это будет делаться не путём назначения высоких цен.

А что же Россия? У нас, как ни странно, всё тоже идёт довольно неплохо. Наш экспорт в истекшем 2015 году вырос на 10,6%, что говорит о том, что наши компании также проводят политику ценового выдавливания конкурентов и захвата новых рынков. При этом вырос не только объём экспорта, но и суммарный объём добычи нефти, что несколько выбивает почву из-под ног у паникёров, которые прочили нефтедобывающей отрасли в России скорый конец: дескать, устаревшее оборудование, недостаточные инвестиции в разработку новых месторождений, да ещё и падение прибыли из-за низких цен. Ничего это не случилось: наша нефтянка уже несколько лет последовательно увеличивает добычу и экспорт нефти, доказывая, что на этом рынке мы тоже являемся одним из старейших и опытнейших игроков.

Специаьно для PolitRussia.com

albert-lex.livejournal.com

Кому нужна война за нефть? (“The American Conservative”, США) » Военное обозрение

Десятилетия американцы терпели постоянную шумиху о необходимости отучить США от их "зависимости" от нефти. Конкретные причины различаются в зависимости от критика: левые подчёркивают экологию и социальные удобства массовой транспортной системы в европейском стиле, в то время как правые беспокоятся о нефти с точки зрения национальной безопасности. И всё же оба лагеря согласны в одном: если оставить американскую либеральную экономику как есть, то она будет слишком сильно зависеть от нефти и вследствие этого федеральные власти должны играть важную роль в её регулировании.

В качестве конкретного недавнего примера возьмём группу под названием SAFE, что означает "Securing America’s Future Energy" ("Обеспечение будущей энергии Америки"). В её недавно опубликованном докладе под заглавием "Новый американский нефтяной бум" говорится:

Вызванный "идеальным штормом" цен, технологий и возможностей [недавний рост] внутреннего производства [нефти] является существенным и имеет серьёзные позитивные последствия для экономики страны. ... Однако эти положительные стороны сдерживаются реалиями мирового рынка нефти, особенно в свете продолжающейся нестабильности в нефтедобывающих регионах и растущего спроса в Китае, Индии и на других развивающихся рынках. Самое главное, в докладе рассматривается миф "энергетической зависимости", при этом подчёркивается, что даже значительное увеличение внутренней добычи не сможет полностью оградить страну от таких издержек нефтяной зависимости как высокие цены и продолжающаяся нестабильность, утечка капиталов за границу и обязанность на военных по обеспечению безопасности мировых поставок нефти. [Выделено автором]

То, что я выделил жирным шрифтом, является знакомым обвинением. Когда защитники окружающей среды, например, жалуются на "субсидии для Большой Нефти", они используют тот же самый подход и утверждения о том, что военный бюджет США косвенным образом поддерживает цены на нефть более дешёвыми для автомобилистов, чем это "действительно стоит", чтобы вывести нефть на рынок.

У этой точки зрения есть несколько проблем. Во-первых, это просто неправда, что для "обеспечения безопасности" мировых поставок нефти необходимы военные меры. Рассмотрим самый неблагоприятный сценарий: иностранный богатый нефтью режим, который является в настоящее время союзником США, переходит в руки группы людей, которые не выносят правительство США - что произойдёт?

Ну, если сторонники жёсткого курса в новом режиме захотят сделать символический жест, то они могут заблокировать экспорт нефти в США. (Уго Чавес угрожал сделать это несколько лет назад, хотя заметьте, что он не выполнил эту угрозу.) И всё же, так как нефть является взаимозаменяемым товаром, то всё это закончится тем, что произойдёт реконфигурация мировых перевозок нефти. Точнее говоря, новый режим будет отправлять свою нефть в иные страны, чем США, в то время как другие нефтедобывающие страны изменят направление своего собственного экспорта в эти нейтральные страны, чтобы сконцентрироваться больше на поставках в Соединённые Штаты для покрытия недостачи. Нефть не является абсолютно взаимозаменяемой - придётся привести в соответствие НПЗ для обработки других типов сырой нефти - но наш гипотетический режим не сможет нанести слишком много ущерба одним лишь введением эмбарго в отношении Соединённых Штатов. Если бы этот гипотетический режим действительно захотел доставить неприятности американским автомобилистам, ему бы пришлось полностью отказаться от экспорта нефти. В этом случае весь мир испытывал бы жажду нефти, а цены на нефть выросли бы. И всё же боль не была бы ограничена одними США: пострадала бы каждая страна-потребитель нефти. А главное, наибольшую боль ощущал бы сам недружественный режим. Отказываясь продавать свою нефть за границу, режим заблокировал бы и свой основной источник дохода. Подумайте об этом таким образом: какой смысл в захвате правительственного аппарата в авторитарной и богатой нефтью стране, если не в присвоении нефтяных доходов?

Эти размышления не являются гипотетическими. В реальном мире - что делают правительство США и его союзники, когда они хотят наказать ближневосточный режим? Да ведь они пытаются помешать этим режимам продавать их нефть, вводя санкции против них. Это доказывает, что, по крайней мере, с точки зрения национальной безопасности препятствование, скажем, Ирану продавать его нефть причиняет больше вреда иранцам, чем американцам. Не поймите меня неправильно, я полностью согласен, что транснациональные нефтяные компании часто работают в тесном сотрудничестве с правительствами, когда дело касается военных действий на Ближнем Востоке. Но суть в том, что "войны за нефть" ведутся за то, кто присвоит деньги от продажи нефти, а не за то, следует ли вообще её продавать. И, конечно, прямым результатом различных кампаний бомбардировок и так далее является сокращение мировой добычи нефти в краткосрочном плане, что повышает цены. Будь то военные действия против Ирака, Ливии или Ирана, западные военные операции вызывают временное прекращение экспорта и ведут к повышению цен.

Глупо беспокоиться по поводу враждебных режимов, которые припрятывают свою нефть, чтобы насолить янки. И всё же, даже если бы этот страх был обоснованным, общепринятые решения являются не особо разумными. Если потребление нефти Америкой действительно субсидируется в настоящий момент операциями армии США, то тогда решение заключается в прекращении этих военных операций. Пусть эти иностранные режимы прекратят поставки своей нефти в США, чтобы цены повысились и американские автомобилисты поняли, что им нужно перейти на электромобили или работающие на природном газе автобусы или что-то ещё, что будет целесообразным ответом.

В действительности критики рынка говорят по сути следующее: "Правительству США нужно наказать американцев за использование такого количества нефти - возможно, посредством поднятия налогов на бензин, введения системы абсолютного ограничения и торговли выбросами и расхода средств налогоплательщиков на поиск альтернативных видов топлива - потому что в противном случае у правительства США не останется выбора, кроме как тратить миллиарды долларов налогоплательщиков на армию, поддерживая цены на нефть искусственно низкими". Все видят противоречие в этой позиции?

У нерегулируемого рынка есть фьючерсные контракты и другие рынки сделок с производными финансовыми инструментами, чтобы помочь предвосхитить изменчивость предложения и цен. Учитывая всё это, если для американцев действительно есть больше экономического смысла быстро отказаться от работающих на бензине автотранспортных средств, то тогда рыночные силы приведут к этому результату. Если же одним из "искажений" в этой конструкции являются огромные военные расходы США, то тогда наиболее очевидным решением является сокращение этих расходов, а не предоставление федеральным властям ещё больше денег и власти, чтобы они вмешивались в энергетический сектор.

topwar.ru

О промежуточных итогах "нефтяных войн": кто побеждает и чем может кончиться | Блог Hook

Существенное снижение цен на нефть ещё осенью поставило перед наблюдателями вопрос — чем оно вызвано? Версий предлагалось много, но все они в конечном счёте крутились вокруг трёх вариантов, отчасти взаимосвязанных.

Первый вариант. Снижение цен отражало объективный процесс превышения предложения над спросом (на 2–3 млн баррелей) и рыночную реакцию на него.

Второй вариант. Снижение цен было инспирировано Соединёнными Штатами как фактор давления на Россию.

Третий вариант. Снижение цен было обусловлено политикой Саудовской Аравии, на фоне избытка предложения отказавшейся снижать добычу (и лоббировать снижение в ОПЕК). В рамках этого варианта, делалось это, чтобы Королевство смогло сохранить свою долю на рынке и «прибить» сланцевую добычу в США.

Реальность, как это часто бывает, оказывается посередине.

К лету прошлого года начал проявляться неожиданный для многих дисбаланс нефти на рынке: Китай замедлялся сильнее, а «сланцы» — росли лучше, чем ожидалось. В дополнение неожиданно кое-что выкинула на рынок Ливия, а ИГИЛ демпинговал своими объёмами.

Объективно складывающейся «медвежьей» картинкой для рынка нефти кто-то воспользовался, подтолкнув её дальше.

Тут следует отметить, что если рычаг воздействия на цены со стороны Саудовской Аравии понятен — заявления (или действия) о сокращении/возобновлении добычи, то в случае США этот рычаг не очевиден.

США vs КСА или США + КСА?

Занимательная конспирология любит объяснять американское влияние на нефтяные котировки через участие хедж-фондов в торговле нефтяными фьючерсами и т.д., и т.п. Тем не менее, на наш взгляд, этот фактор хоть и существует, но его влияние очень преувеличено. Быть может, несколько большее, но некритичное воздействие на нефтяные цены оказало сворачивание программы количественного смягчения (то есть подпечатывания денег) в США, которое совпало по времени с падением цен на нефть.

В то же время у США оставался вполне реальный ресурс воздействия на рынок — через её влияние на Саудовскую Аравию. Ведь захоти США сохранить высокие цены — могли найтись и аргументы для КСА в пользу сокращения добычи. И наоборот.

Нет ли здесь парадокса? И кто же был основной интересант дешёвой нефти, КСА или США? Кто кого перехитрил, и могли ли США разыграть КСА втёмную? Тут мы опять вступаем на зыбкую почву предположений.

Так или иначе, в пользу версии (которая и изначально представлялась наиболее разумной), что основной «заказчик» и бенефициар снижения цен на нефть находится по ту сторону океана, говорят промежуточные итоги «нефтяных» войн.

На этой неделе The Financial Times публикует большой материал с хронологией нефтяных событий за последние полгода. Явных выводов не делается, но основной мотив — Королевство не добилось своих целей на рынке, недооценив «сланцевые» успехи США. Свою роль сыграли неторопливость в принятие решений, внутренние проблемы в Королевстве, нежелание КСА впрягаться за всех остальных участников ОПЕК. Таковы «официальные» объяснения.

Сланцевая нефть: пока полёт нормальный, дальше будет сложней

Нефтяная добыча в США действительно пока по-прежнему растёт, хотя стагнация начнётся вот-вот. По прогнозам американского Минэнерго, в апреле уже будет минимальный (фактически — формальный) прирост добычи в 1 тыс. б/д, а на двух ключевых месторождениях — Bakken и Eagle Ford — начнётся спад.

Да и пора бы, при таких ценах. Напомним, осенний прогноз Rystad Energy. Пока все идет примерно по этому плану.

При этом нельзя не отметить: число работающих на нефть буровых упало почти на 50% — с 1600 на максимуме до 800 с небольшим в настоящее время. А добыча пока держится и даже увеличивается.

Несоответствие объёмов снижения добычи уменьшению числа буровых отчасти объясняется инерцией процессов. Но не только.

Главная причина в другом. Стабильно высокие цены на нефть в предыдущие годы привели к тому, что большое число буровых установок работали на участках с низкой (ниже «сланцевого среднего») производительностью скважин. И именно эти буровые «выключаются» первыми, поэтому даже серьёзный отток буровых приводит (точнее — приведёт — пока ещё работает инерция) к непропорционально меньшему снижению добычи.

А ещё остаётся фактор незаконченных скважин (то есть они пробурены, но гидроразрыв не проведён, поэтому они находятся в «замороженном» состоянии). Производители придерживают их, так как не хотят продавать нефть по низким текущим ценам. Поэтому уже 1400 таких нефтяных скважин сейчас «простаивают» в США. И этот навес тоже будет оказывать свою роль в будущей динамике добычи.

Так или иначе, пока всё говорит о том, что падение нефтяной добычи в США в среднесрочной перспективе (то есть в пределах года) будет умеренным. А если ослабят запрет на экспорт сырой нефти и внутренние цены на нефть подрастут (сейчас опять наблюдается рекордный спред между Brent и WTI), то это станет дополнительной поддержкой для сланцевой добычи.

Что дальше?

Итак, в среднесрочном плане Саудовская Аравия действительно проигрывает «нефтяную войну» Соединённым Штатам. Но что дальше?

Сначала собственно «сланцы». Тут опять существуют две версии развития событий. По одной из них, сланцы «непотопляемы». Система гибкая, и добыча падает при низких ценах, но оперативно увеличивается с ростом цен. По другой версии, банки, обжёгшись на обвале капитализации «сланцевых» компаний и возможных банкротствах, в дальнейшем просто не дадут сланцевым добытчикам кредиты и т.п., и отрасль начнёт деградировать. На наш взгляд, первый вариант лучше отражает реальность, то есть здесь КСА тоже не достигнет заявленного результата.

Итак, США совсем немного проиграли от текущего снижения цен, и смогут нарастить добычу в будущем при новом росте цен. Кроме того, нужно понимать, что в нынешней ситуации кое в чём Штаты напрямую выигрывают. Оставаясь крупным импортёром нефти, теперь они платят за баррель в два раза меньше, а собственная добыча если снизится, то ненамного. В результате дефицит торгового баланса уменьшится.

Правда, негативом для США оказывается сокращение рабочих мест при сворачивании собственного нефтяного сектора и связанные с этим проблемы.

Но впереди нас ждёт ещё один фактор, который повлияет на нефтяные и политические расклады.

И дело даже не в том, что снижение цен заставляет пересматривать долгосрочные инвестиции нефтяных компаний в добычу — в результате через несколько лет мы не дополучим на рынке запланированные ранее объёмы нефти.

Ещё летом прошлого года популярным рассуждением был тот факт, что 100 долларов за баррель — это устраивающая всех цена. Так как бюджеты крупнейших нефтеэкспортёров свёрстаны в среднем из такой прикидки.

Сейчас, в этих бюджетах будут серьёзные секвестры. Но Саудовская Аравия (хотя именно на неё и ориентировались в этих рассуждениях) может пережить сложный период, используя резервы. То же относится и к другим богатым арабским монархиям (Катар, ОАЭ, Кувейт).

Но остаётся много стран-экспортёров с непростой внутренней экономической и социальной ситуацией, у которых нет достаточных резервов. Что будет у них?

Россия, при всех издержках зависимости от импорта, всё же остаётся относительно самодостаточной страной. То же самое можно сказать про Иран. А что будет в Ливии, Нигерии, Венесуэле, Ираке?

Таким образом, текущее падение цен на нефть бьёт не только и не столько по России, сколько закладывает несколько мин нестабильности по всему миру — и в первую очередь в ближневосточном регионе.

Кому выгодно?

Кто основной интересант такого развития событий — вопрос риторический. Как представляется, даже Саудовская Аравия не видит в таком подходе для себя плюсов. Например, что будет в нефтеэкспортирующем Йемене, где уже всё непросто и который находится под боком у КСА?

Выиграют или проиграют саудиты, каков был их интерес в текущих событиях, и что это — ошибка или игра в чужие ворота, позволим себе оставить на усмотрение читателя.

Мы специально не делаем явных выводов в этой достаточно запутанной системе последствий падения нефтяных цен, системе, которая предоставляет как преимущества, так и проблемы всем участникам нефтяного рынка.

Тем не менее, с нашей точки зрения, стратегический курс США на дорогую нефть и самообеспечение себя углеводородами не отменяется. Это позволит Штатам сдерживать Китай и одновременно не заботиться даже о частичной стабильности на Ближнем Востоке.

А нынешняя тактическая хитрость приведёт к двойному дефициту нефти — и за счёт недоинвестирования, и за счёт вероятных проблем в нефтедобывающих регионах. И соответственно — росту цен в будущем.

Как долго продлится этот манёвр? Как представляется, критическим моментом для США станет приближение к «точке невозврата» — моменту массовых банкротств сланцевых компаний, после которого оперативно восстановить сланцевую добычу в США окажется намного сложнее.

Но описанные выше наблюдения за сланцевым рынком в США говорят о том, что запас прочности здесь ещё есть. В пользу того, что быстрого схлопывания здесь не произойдёт, говорит и история индустрии добычи сланцевого газа в США, которая смогла достойно пережить период экстремально низких цен.

Наконец, нужно помнить, что в запасе у США ещё есть козырь — сдерживаемые санкциями свободные объёмы иранской добычи, которые могут быть выброшены на рынок, если баланс спроса и предложения начнёт выправляться, и нефть начнёт дорожать «быстрее, чем нужно».

Прогнозировать цены на нефть — как известно, дело неблагодарное. Быть может, нефть и подорожает быстро, но лучше быть готовыми как минимум к паре лет дешёвой нефти. Которые, однако, нужно провести так, чтобы в будущем скачки цен на энергоресурсы не оказывали столь заметного влияния на нашу внутриэкономическую ситуацию.

Источник

×

cont.ws

Ценовая война нефтекратий - портал новостей LB.ua

Фото: vladnews.ru

Цена на нефть угрожает величию России, но вряд ли сильно ударит по ценам на АЗС - тут цены снижать не любят
Хорошие новости! Цена за галлон (3,79 л) бензина к осени может снизиться на два доллара. Только для Владимира Путина это - плохая новость.

Моя мама в Калифорнии ликует – впервые за четыре месяца цена на бензин в ее районе опустилась ниже четырех долларов за галлон (8,55 грн/л, - LB.ua). Меньше радуются мировые нефтеправители, наблюдающие за тем, как цена на нефть – их жизненная сила – опустилась на уровень, не виданный с засушливого 2008 года. Аналитики сектора используют такие слова как "разорение" и "серьезное напряжение" для описания будущего нефтегосударств в случае, если цены на нефть опустятся до тех минимумов, которых многие опасаются. Пока никто не прогнозирует новой серии восстаний в стиле арабской весны. Но это - возможный кошмарный сценарий развития событий, если вы управляете нефтекратией.

Для того, чтобы понять, почему среднестатистическому нефтяному королю стоит сейчас начать беспокоиться, возьмите калькулятор. В понедельник цена за баррель нефти в США упала до 83,27 долларов, а североморская нефтяная смесь марки Brent упала до 96,05 долларов за баррель; а теперь сопоставьте это с государственными бюджетами Ирана, России и Венесуэлы, в которые, согласно принятым большинством оценкам, для сбалансированности заложена цена за баррель в 110 долларов за марку Brent, и вы увидите суть проблемы.

Учитывая уже существующую корректировку выручки, можно вполне обоснованно ожидать (и так считает Эдвард Морс (Edward Morse) из Citigroup), что цены упадут еще на 20 долларов за баррель на довольно длительный отрезок времени. Экономист и специалист в нефтяной отрасли Филип Верлегер (Philip Verleger) прогнозирует что-то еще более мрачное – снижение цены за баррель нефти еще на 40 долларов к ноябрю. Или в конце концов, случится то, чего опасается министр нефтяной промышленности Венесуэлы Рафаэль Рамирес (Rafael Ramirez) – баррель нефти за 35 долларов, что почти равняется минимумам 2008 года. Как считает Эндрю Качинс (Andrew Kuchins) из Центра стратегических и международных исследований, в России "цена за баррель в 35-40 долларов, или даже в 60, станет фискально разрушительной». Это может навредить позициям президента Владимира Путина, так как "его популярность и авторитет тесно связаны с экономическим ростом", - отметил Качинс в электронной переписке.

Фото: EPA/UPG

Владимиру Путину предстоит доказать свое право на трон в мире с дешевой нефтью

С незначительными исключениями, это относится ко всем остальным нефтеправителям, чьи доходы от продажи нефти поддерживают огромные социальные расходы, которые хотя бы отчасти нацелены на то, чтобы уменьшать возможное недовольство населения. Согласно Международному валютному фонду, Саудовская Аравия может балансировать свой бюджет до тех пор, пока цена за баррель держится выше 80 долларов, хотя запланированные социальные расходы увеличат планку до 98 долларов к 2016 году.

Это может навредить позициям президента Владимира Путина, так как "его популярность и авторитет тесно связаны с экономическим ростом".

Кажется, из крупных нефтегосударств лишь Катар, которому необходима цена в 58 долларов за баррель для балансирования бюджета, обладает достаточно дисциплинированными государственными расходами, что позволит пережить чуть ли не любое развитие событий.

Самым большим неизвестным на мировом нефтяным рынке не является вопрос того, будут ли дальше падать цены на нефть - потому что кажется, что да -, а вопрос о том, как долго продлится их падение. По сути, как долго и в какой степени будут страдать нефтекратии? Данное положение дел является страшным ударом по нефтеправителям после почти девяти лет почти полной нирваны. 2003 год начался с цены за баррель нефти в 33 доллара, после чего цены почти всегда повышались, достигнув к июлю 2008 года 147 долларов за баррель. Цены мягко вернулись на схожие показатели даже после того, как мировой финансовый кризис привел к падению цен ниже показателей 2003 года, достигнув 31 доллара за баррель нефти в декабре 2008 года. Когда началась арабская весна, сначала Ливия, потом Иран начали обеспокоенно поглядывать на биржи в Лондоне и Нью-Йорке, а цены достигли 128 долларов за баррель. Моя мама в Калифорнии пережила повышение средней цены за галлон бензина до 4,36 долларов. Но потом опасения войны между Ираном и Израилем почти исчезли, и цены с тех пор, кажется, неумолимо снижаются.

Сейчас, сосредоточение событий давит на нервы нефтеправителей: европейский экономический кризис; замедление экономического роста Китая, включая снижение спроса на нефть; сильный спад в потреблении нефти в США и одновременное увеличение собственной добычи; целенаправленное усилие нефтяного колосса – Саудовской Аравии – создать глобальные запасы.

Фото: EPA/UPG

Нефтедобыча - это современное оружие геополитики

Возможно, что последняя точка измерения – агрессивные действия Саудовской Аравии по снижению цен путем выкачивания около 10 миллионов баррелей в день – сбивает с толку, учитывая экономическое участие Эр-Рияд в нефтяной игре. Но Верлегер, базирующийся в Колорадо, считает, что логика саудовцев ясна и связана с традиционной долгосрочной игрой королевства.

В электронной переписке Верлегер показал мне свое интервью, данное несколькими днями ранее Кейт Маккензи (Kate Mackenzie) из Financial Times. По его словам, во-первых, саудовцы впадают в бешенство, когда речь заходит о других нефтегосударствах, России и Иране. Россия – за то, что не помогла успокоить полыхающую Сирию, а Иран – за отказ сдаться в отношении своих ядерных амбиций; в обоих случаях саудовцы уверены, что снижение цен приведет к более вменяемым отношениям. Помимо этого, Саудовская Аравия в ужасе от нынешнего сланцевого бума в США и надеется, что снижение цен приведет к тому, что добыча в Северной Дакоте и в канадских нефтяных песках станет экономически невыгодной. В конце концов, саудовцы прекрасно осведомлены, что низкие цены на нефть способствовали изменению ухудшавшейся экономической конъюктуры в 1998 и 1999 годах, и надеются помочь добиться того же сейчас, и, возможно, добиться лучшего отношения со стороны лидеров мировой экономики.

Тем временем, Верлегер уверен, что цены на нефть упадут. При попытке, как в случае саудовцев, тщательно регулировать их, на рынках происходит овершут, считает Верлегер. Именно это объясняет его прогноз цены за баррель нефти в 40 долларов и двух долларов за галлон бензина к ноябрю.

Подобные бросовые цены в долгосрочной перспективе могут привести к неразберихе среди нефтеправителей. В то время, как Верлегер думает, что саудовцы могут поднимать цены по желанию, сама природа падения цены демонстрирует, что рынки не поддаются контролю. Саудовцы готовы считаться с последствиями, зная, что их собственные финансовые резервы (около 700 миллиардов долларов) дают им боевую устойчивость.

Бросовые цены в долгосрочной перспективе могут привести к неразберихе среди нефтеправителей.

"Саудовцы способны рассматривать ситуацию в долгосрочной перспективе", - считает аналитик Фил Флинн (Phil Flynn) из Pricing Futures Group.

Морс из Citigroup считает, что сегодняшние цены могут еще снизиться, но не так низко, как прогнозирует Верлегер, так как нынешние рыночные условия отличаются от условий 2008 года: спад спроса не столь резкий, запасы не столь обширны. Морс считает, что нефть марки Brent может упасть до 70 долларов за баррель, а американская нефть упадет до 60 долларов за баррель.

Фото: EPA/UPG

Биржевые цены на нефть падают

"Существует большая вероятность, что Саудовская Аравия продолжит производить достаточное количество с тем, чтобы вынудить увеличить нефтяные запасы. И существует большая вероятность, что в свете ситуаций в Европе и Китае, рост спроса может остановиться", - считает Морс. ОПЕК может отреагировать сокращением производства, но подобные действия будут запоздалыми. "Добавьте к сценарию отсутствие перебоев в поставках (или их незначительную долю) и никаких военных конфликтов с участием Ирана", - добавил Морс. "Цены могут крайне легко упасть еще на 20 долларов за баррель".

Низкие цены на нефть могут привести к серьезным социальным последствиям просто потому, что при меньшем количестве свободных денег, люди начинают с большей внимательностью анализировать окружающую действительность – и когда они начинают расстраиваться от того, что они видят, они начинают искать козла отпущения. Причины, которые привели к серии восстаний арабской весны, крылись не столько в отсутствии демократии, сколько в распространенном общественном недовольстве личными экономическими перспективами. Аналитики видят схожую уязвимость правителей в Иране, России и Венесуэле. Например, когда президент Венесуэлы Уго Чавес будет более не способен разменивать государственную нефтяную компанию на социальные выплаты, его политическая поддержка окажется под угрозой. А Энергетическая информационная администрация в понедельник предсказала, что во второй половине 2012 года цены достигнут уровня 95 долларов за баррель. Последний показатель может сильно шокировать, поскольку он на 10% ниже предыдущего прогноза Администрации. Но это даже "рядом не стояло" с тем обвалом, который несут холодные ветра нефтеправителям по всему миру.

Что касается моей мамы, то любой из этих вариантов будет ее радовать во время поездок по 405-му шоссе.

**

Перевод ИноСМИ

lb.ua