В Ливии разгорелась опосредованная война за нефть. Война за нефть в ливии


NEWSru.com :: Война за нефть в Ливии

ВСЕ ФОТО Представители племени тубу, Себха, 1 апреля 2012 года Reuters Представители племени тубу и туарегов, Себха, 1 апреля 2012 года Reuters Глава переходного правительства Ливии Абдель Рахим аль-Киб на переговорах с представителями племени тубу, 1 апреля 2012 года Reuters

В Ливии после свержения Муаммара Каддафи вспыхнули новые кровопролитные бои: между основным населением (арабами) и нацменьшинствами (чернокожими и туарегами). За неделю погибло уже около 150 человек. Одна из главных причин боев - борьба за доходы от продажи нефти. Эксперты опасаются, что если конфликт не остановить, начнется новая гражданская война, которая грозит Ливии расколом и может перекинуться на соседние страны, пишет "Коммерсант".

Основные столкновения возникли в районе города Себха в 650 километрах к югу от ливийской столицы Триполи. По данным BBC, конфликт здесь разгорелся 25 марта между бывшими повстанцами и чернокожим племенем тубу. По одной из версий, тубу убили араба, после чего боевики устроили этнические чистки. А тубу в ответ на это объявили о создании собственного правительства Южной Ливии, пригрозив взрывать нефтепроводы, а также обратиться за помощью к соплеменникам, живущим в соседних государствах - Чаде и Нигере.

Другая горячая точка появилась в Ливии вблизи границы с Алжиром в оазисе Убари, где арабы воюют с туарегами. И тубу, и туареги опасаются, что новое территориальное деление страны, о котором в последнее время все чаще говорят власти Ливии, приведет к тому, что они лишатся "нефтяной ренты", а доходы поделят между собой арабские племена. Тогда как при полковнике Каддафи существенная часть средств оставалась в муниципалитетах, где ими могли распоряжаться представители живущих там нацменьшинств.

Конфликт в Ливии уже привел к обострению ситуации в Мали, где поддерживавшие Каддафи туареги развязали борьбу за независимость.

Если не остановить столкновения в Себхе, дальше события могут развиваться по сценарию суданского Дарфура, где гражданская война идет по расовому признаку - арабы против африканцев, предупреждают эксперты.

Между тем, как сообщил глава переходного правительства Ливии Абдель Рахим аль-Киб, между воевавшими на юге страны племенами достигнуто перемирие. Правительство выразило уверенность, что войска, занявшие в Себхе ключевую позицию, поспособствуют восстановлению покоя в регионе, передает РИА "Новости". В свою очередь местные жители утверждают, что стычки продолжаются, отмечает "Росбалт".

www.newsru.com

Война в Ливии: нефть слишком важна

Бывший госсекретарь США Генри Киссинджер, наверное, много раз пожалел, что в свое время произнес вслух фразу: «Нефть слишком важна, чтобы оставлять ее арабам». Кто ее только сегодня не цитирует! Общим местом сегодня стала точка зрения, что западные государства за нефть воюют в Ираке, Ливии и даже Кот–д'Ивуаре (на Берегу Слоновой Кости, оказывается, недавно нашли месторождения). Не стоит, пожалуй, упрощать ситуацию, однако некоторые подозрительные закономерности все–таки обращают на себя внимание...

НАТО пока не соглашается на роль военно–воздушных сил ливийских повстанцев, за что те обвинили альянс в бездействии. Но международная коалиция компенсировала недостаток решимости на поле боя другим способом. Вчера в нефтеналивной порт Марса–аль–Арига, расположенный в зоне неподконтрольной Триполи, вошел танкер Equator. В портовых резервуарах своего покупателя ждут несколько миллионов баррелей нефти. О своей заинтересованности заявил Евросоюз. Эта торговая операция позволит противникам Муамара Каддафи получить порядка 400 миллионов долларов.

Любопытно, что параллельно продолжает поступать за границу сырье, добытое в регионах, признающих центральную власть, хотя объемы экспорта и сократились. Как говорится, война войной...

До начала операции «Одиссея» на долю Ливии приходилось что–то около двух процентов от общемировой добычи нефти. Согласитесь, это не критичные объемы для рынка. И когда сегодня пугают, что баррель может стоить и 150, и 300 долларов, имеют в виду, что арабские революции перекинутся, допустим, на Саудовскую Аравию или Иран.

Да, отдельные страны сильно зависят от ливийских поставок. Например, Италия, которая получала из своей бывшей колонии треть необходимых углеводородов. И для Евросоюза в целом эта арабская страна поставщик номер один, впереди России. Но утверждение, что европейцы начали бомбить африканские города ради нефти, легко опровергается логикой. До натовской операции в Сахаре вполне себе успешно работали полсотни транснациональных корпораций. Это сегодня BP, Total, Eni волнуются за свои подряды, а несколько месяцев назад они чувствовали себя вполне уверенно.

Поговаривают, правда, что Николя Саркози остался недоволен визитом Каддафи в Париж в 2007 году. Мол, французское правительство рассчитывало на более выгодные контракты с Триполи. Но вовсе не ради них он сегодня рискует своей политической карьерой...

В этом контексте любопытно проследить, какие выгоды получили американцы в результате свержения Саддама Хусейна.

Восемь лет назад — накануне американского вторжения в Ирак — гамбургский еженедельник Spiegel не сомневался в истинных мотивах администрации США (Герхард Шредер, напомню, не поддержал Джорджа Буша). Главная тема номера от 13 января 2003 года: «Кровь ради нефти. О чем на самом деле идет речь в Ираке».

Это государство и в самом деле располагает колоссальными запасами нефти. По новейшим оценкам, ее более 143 миллиардов баррелей, а значит, Ирак входит в мировую тройку. Однако 108–я статья Конституции, принятой в 2005 году, провозглашает нефть и газ «достоянием общественности». То есть законодательно закреплено решение Саддама Хусейна 1972 года, когда он национализировал нефтяную промышленность.

«Вопреки расхожим мифам, западные энергетические концерны не особенно рвутся в Ирак, — отмечает немецкая радиостанция Deutsche Welle. — Во–первых, в стране небезопасно. А во–вторых, и это главное, в Ираке до сих пор не создан режим наибольшего благоприятствования иностранным инвестициям». Багдад согласен платить зарубежной компании–подрядчику всего 2 доллара с каждого добытого барреля. В результате заключено всего 11 контрактов, и только один с американцами. В любом случае Вашингтон потратил на иракскую кампанию больше денег, чем добыл нефти.

Поэтому правильнее ставить вопрос так: а стал бы Запад воевать в Ираке или Ливии, если бы там не было больших запасов нефти?

В контексте ливийской операции часто вспоминают непредотвращенный геноцид в Руанде в 90–е годы, в этой маленькой и малоинтересной с точки зрения ТНК африканской стране. Северная Корея и Сомали, пожалуй, тоже представляют большую угрозу мировойбезопасности. С другой стороны, не стал же Вашингтон выдвигать к Каракасу 4–й флот из–за того, что Уго Чавес национализировал американские компании. Хотя Венесуэла для США гораздо более важный поставщик нефти, чем Ливия...

В разгар гражданской войны в России британский министр иностранных дел лорд Бальфур признался собеседнику: «Вы можете считать меня злодеем, но единственное, что интересует меня на Кавказе, — это железная дорога, по которой нефть из Баку доставляют в Батуми. А местные жители могут резать друг друга на куски — меня это мало волнует». С тех пор не так много изменилось, как хотелось бы...

www.ansar.ru

Глобальная война за бензоколонку. России приготовили судьбу Ливии

Нефть – одно из важнейших богатств мира. Соперничество за контроль над нефтью не раз перерастало в кровопролитные войны, да и сейчас пылающий Ближний Восток – наглядное тому подтверждение. Казалось бы, обладание нефтью само по себе дает в современном мире неплохие шансы на экономическое процветание, а возможно и на политическое влияние. Но это не совсем так. Если мы обратим внимание на список стран, являющихся мировыми лидерами по добыче нефти, и сопоставим его со списком государств, которые нефть перерабатывают, то за редкими исключениями этот список совпадать не будет. Мало добыть нефть, ее надо переработать и продать. Почему нефтедобывающие страны не вкладываются в строительство нефтеперерабатывающих предприятий, не озадачиваются теми богатыми возможностями, которые, как казалось, открыла перед ними сама природа? Озадачиваются, и очень сильно, но история свидетельствует, что очень часто попытки создать собственный высокоразвитый комплекс нефтепереработки заканчиваются очень плохо.

Взаимоотношения между двумя соседними странами, Ираном и Ираком, во второй половине ХХ века складывались весьма сложно. Особенно ухудшились они после того, как в 1979 году в Иране произошла Исламская революция. Совершившие ее религиозно-фундаменталистские круги иранских шиитов стремились экспортировать свои идеи и в другие мусульманские страны, прежде всего в соседний Ирак, где шииты составляют более половины населения страны. Это очень не понравилось иракскому президенту Саддаму Хусейну, который стремился превратить Ирак в максимально централизованное и единое в политическом отношении государство.

В 1980 г. началась кровопролитная война между Ираном и Ираком, стоившая обоим государствам сотен тысяч жизней. Война продолжалась восемь лет. За это время Ирак успел влезть в серьезные долги, занимая деньги у соседних богатых арабских государств, в том числе и у Кувейта.

После завершения войны Саддам Хусейн не спешил отдавать государственный долг, а Кувейт, в свою очередь, делал все возможное, чтобы снизить цены на иракскую нефть, поскольку сам был нефтедобывающим государством. Эти обстоятельства привели к вторжению иракской армии в Кувейт и знаменитому американскому военному вмешательству в этот конфликт. Агрессия против Кувейта стала серьезным просчетом Саддама, но и такой демарш Запад ему простил, хотя после войны с Кувейтом Ирак превратился в изгоя мировой политики. На самом деле, ни вторжение в Кувейт, ни притеснения курдов и шиитов, ни антиизраильская и антиамериканская демагогия Саддама Хусейна не были в числе первостепенных причин его свержения. США очень обеспокоились тем, что Ирак начал создание собственной нефтеперерабатывающей промышленности.

Если прежде Багдад был вынужден гнать нефть в другие страны, по сниженным ценам, то создание собственного нефтеперерабатывающего комплекса открывало перед Ираком колоссальные экономические перспективы. В Вашингтоне и Лондоне эту идею Саддама не оценили. Всесильный иракский диктатор, десятилетиями державший страну в железной узде, переживший множество покушений, вышедший «сухим из воды» во время войны с Ираном и даже нападения на Кувейт, был свергнут и казнен, а Ирак фактически прекратил существование в прежнем виде, как единое и централизованное государство. Таким образом, именно нефть, точнее – ее переработка, стала главной причиной свержения режима Саддама Хусейна в Ираке.

Это – далеко не единственный пример того, как крупнейшие переработчики нефти вроде США отстаивают свои экономические интересы, не гнушаясь, если нужно, применением вооруженных сил и информационными войнами против конкурентов. Уже почти сорок лет США и западный мир находятся в очень плохих отношениях с Ираном и делают вид, что причина тому лежит исключительно в идеологической плоскости – авторитарный религиозный режим, нарушения прав человека, дискриминация национальных и религиозных меньшинств. На самом деле, Вашингтон идеология интересовала всегда в самой меньшей степени. Разве в Саудовской Аравии более либеральный или мягкий режим, чем в Иране? Но Саудовская Аравия – уважаемый партнер США, а Иран – «страна – изгой», одно из воплощений «мирового зла» в американской интерпретации. В чем причина? Разумется, в экономике.

Иран – одно из крупнейших нефтедобывающих государств мира и Среднего Востока. Именно на добыче и экспорте нефти основано благосостояние иранского государства. Конечно, Исламская республика – не ОАЭ или Катар, где коренное население обласкано всевозможными льготами, пособиями и преференциями, а шальные нефтедоллары вкладываются в строительство «городов будущего» и идут на роскошь и излишества арабских шейхов. В Иране очень многочисленное население, множество внутренних, в том числе и экономических, проблем, а главное – к нему враждебно настроен Вашингтон, что заставляет Тегеран расходовать бешеные деньги на оборону и военную промышленность.

В чем проблема Ирана, так это в нефтепереработке. Нефти в Иране добывается много, а вот заводов для ее переработки не хватает. Но ведь, имея собственные богатые месторождения, Иран, построй нормальное количество заводов, мог бы превратиться в одного из крупнейших экспортеров нефтепродуктов. Мог бы. Но ему мешают Соединенные Штаты, совершенно незаинтересованные в появлении еще одной страны, способной самостоятельно играть на мировом рынке нефтепродуктов.

Для того, чтобы экономически задавить Иран, США и союзные государства устроили беспрецедентную кампанию травли этой страны на транснациональном уровне. Экономические и политические санкции, информационная война, поддержка любых антиправительственных сил – от светских курдских националистов до религиозных экстремистов в Белуджистане – все это служит инструментом для противодействия планам Ирана по развитию собственной нефтеперерабатывающей промышленности.

В свое время строительство нефтеперерабатывающих заводов начал шах Реза Пехлеви. Но довести начатое дело до конца ему не удалось – в 1979 году грянула Исламская революция. Как и в России 1917 года, в Иране Запад рассчитывал на длительную дестабилизацию и ослабление страны. Но этого не произошло. Аятоллам удалось стабилизировать и модернизировать это сложное государство, пусть и не без проблем и препятствий.

Вскоре и исламский режим вернулся к старой идее о создании собственной системы нефтепереработки. Естественно, США отреагировали моментально – Иран превратился в «злейшего врага мировой демократии». Конечно, на открытую войну против Ирана Вашингтон пока не решается, но строит самые разные козни против иранского государства, стремясь «снести» существующий политический режим. Недавние «студенческие волнения» в Тегеране – типичный пример такого воздействия, заключающегося в поддержке оппозиционных групп и движений, разжигании антиправительственных настроений в стране.

Иран вынужден защищаться, тратить огромные деньги на вооружение, подготовку армии, деятельность спецслужб, финансирование своих агентов влияния в странах Ближнего и Среднего Востока. Между тем, эти средства могли бы идти на нужды иранской экономики, а именно – на строительство нефтеперерабатывающих заводов, совершенствование технологий нефтепереработки. Нехватка нефтеперерабатывающих предприятий – очень серьезная проблема для такой многонаселенной и большой страны как Иран. Поскольку в Иране плохо развит железнодорожный транспорт, для многих провинций страны автомобильное сообщение остается единственным. Но бензин – дефицит, его приходится импортировать. Сложилась парадоксальная ситуация, когда в нефтедобывающей стране, занимающей верхние места в списке стран по уровню добычи «черного золота», бензин стоит очень дорого.

Один из самых трагичных примеров – Ливия. Еще совсем недавно эта страна была «жемчужиной» Северной Африки, что уж говорить о тропической части континента. Экстравагантному полковнику Муаммару Каддафи, который, разумеется, не забывал и о себе, и о своем семействе, тем не менее, удалось построить в Ливии настоящее государство всеобщего благоденствия, которое он, впрочем, называл джамахирией, то есть – «народовластием». Финансовые средства Каддафи получал от экспорта нефти, а на эти деньги стремительно развивал свою страну – строились школы, больницы, предприятия, выплачивались пособия молодым семьям, возводились новые жилые комплексы. Некогда нищая страна бедуинов, которую до конца так и не смогли взять под контроль ни Османская империя, ни Италия, при Каддафи превратилась в самостоятельного игрока если не мировой, то африканской и ближневосточной политики точно.

Теперь ничего этого нет. Нет и Ливии как единого государства. Полковник зверски убит, многие члены его семьи и ближайшие соратники погибли во время войны. Ливийскую джамахирию Запад терпел более 40 лет. В 1991 году распался СССР, который еще как то можно было заподозрить в покровительстве «полковнику пустыни». Но Ливия продолжала существовать. Лишь в 2011 году настал конец власти полковника Каддафи и самому сахарскому чуду. Дело в том, что полковник стремился создать собственную инфраструктуру нефтепереработки, а это так пугало и американский, и европейский нефтеперерабатывающий бизнес. К тому же, развивать переработку нефти в Ливии стремился Китай – страна, лишенная собственных нефтяных запасов и вынужденная закупать нефть и нефтепродукты. Если бы Китай построил собственные нефтеперерабатывающие предприятия в Ливии, он бы резко снизил импорт зарубежных нефтепродуктов, что отразилось бы на экономическом могуществе тех же Соединенных Штатов.

Ирак, Иран, Ливия – страны Востока и Юга, которые никогда не были серьезными оппонентами Запада. Их попытки создания собственных нефтеперерабатывающих мощностей сталкивались с быстрой и однозначной реакцией – подавить в зародыше, если не получается – создать такие условия для страны, чтобы строительство нефтеперерабатывающих заводов было последним, о чем она могла бы думать. Фактически, в сфере нефтепереработки колониализм сохраняет, выражаясь языком советских плакатов, свой звериный оскал. И это действительно так. Запад ни в коем случае не хочет упускать одну из самых важных и доходных монополий, позволяющую «дергать за ниточки» в мировой политике.

Россия – великая держава, обладающая колоссальными запасами самых разных природных ресурсов и нефти в том числе. В России достаточно развита и нефтепереработка, однако уровень ее развития все равно нельзя сравнить с уровнем развития добычи нефти или газа. Ни для кого не является секретом, что бензин в России дорогой, особенно для нефтедобывающей страны. Одна из главных причин дороговизны бензина – слабый уровень развития нефтеперерабатывающего комплекса. Нет, конечно Россию нельзя сравнивать с Ираном или с Саудовской Аравией, она занимает одну из лидирующих позиций среди нефтеперерабатывающих стран мира, но все равно уровень развития мощностей мог быть совершенно иным, если бы не препятствия со стороны Запада.

Многие российские нефтеперерабатывающие предприятия были построены в 1950-1980-х гг., т.е. оснащены устаревшим оборудованием, которое практически отслужило свой срок. Новое оборудование практически не закупается, что позволяет предсказать дальнейшее ухудшение ситуации в нефтеперерабатывающей промышленности страны – на радость американским и европейским компаниям, занимающимся переработкой «черного золота». В постсоветские десятилетия нефтеперерабатывающая отрасль пришла в состояние упадка, чему способствовало парадоксальное невнимание государства. Хотя, если задуматься о том, что в 1990-е годы в стране фактически осуществлялось «внешнее управление», в этом нет ничего удивительного – Вашингтону, Лондону, Брюсселю Россия нужна как поставщик сырьевых ресурсов, а не как конкурент, способный нарушить вековую монополию на нефтепереработку.

Многочисленные технические проблемы препятствуют совершенствованию переработки нефти, что делает российскую продукцию менее конкурентоспособной по сравнению с европейской или американской. Но, получая колоссальные доходы от экспорта нефти, страна мало вкладывается в нефтеперерабатывающий комплекс. Нефтяные компании предпочитают просто качать сырую нефть и транспортировать ее в другие страны, где ее перерабатывают в дорогостоящие нефтепродукты. Фактически это – модель колониальной страны, торгующей собственными природными ресурсами, но мало заботящейся о развитии перерабатывающей промышленности. Результаты этой политики «расхлебывают» простые россияне – жители нефтедобывающей державы, покупающие бензин столь дорого.

topwar.ru

Ливия - пляски вокруг Бреги или война за нефть

В Ливии продолжаются бои за город Марса эль-Брега - ключевой стратегический пункт восточной части страны. Город почти ежесуточно переходит из рук в руки. Ещё 2 апреля им владели повстанцы, но уже вечером 3 апреля, благодаря сокращению числа авиаударов антиливийской коалиции, правительственные войска вернули себе контроль над городом.

Американцев попросили побомбить ещё денёк, и первые же боевые вылеты были совершены именно под Брегу. Американские, британские и французские самолёты снова бомбили части Каддафи расчищая путь повстанцам.

4 апреля снова начались бои в городе. Судя по тому, что американцы согласились продлить свое участие в "миротворческих" ударах по ливийским войскам ещё на двое суток, полного контроля над Брегой мятежникам добиться не удалось.

Что же в этом городе такого важного кроме нефтеналивных терминалов и того, что он является последним крупным портовым городом до Бенгази? Марса эль-Брега, кроме всего прочего, расположен как раз в самом нефтяном месте Ливии. Большая часть нефти добывается именно к югу от Бреги и Рас эль-Ануфа (Рас-Лануфа). Здесь находятся крупнейшие в стране месторождения страны Серир, Мабрук, Дахра, Уаддан, Беда, Зельтен и другие, проложены основные трубопроводы. Здесь же расположены и нефтеналивные терминалы, нефтеперерабатывающие предприятия.

Однако для каждой из конфликтующих сторон просто удержать Марса эль-Брегу недостаточно. Для правительственных войск - задача минимум в этой ситуации держать под контролем Брегу и Адждабию. Дальше можно и не распространять своё влияние. В этом случае мятежники потеряют доступ к большей части ресурсов, а оппозиция без нефти Западу не нужна. И это в Бенгази многие понимают.

Для самих же повстанцев контролировать только Адждабию и Марса эль-Брегу тоже ещё не далеко не всё. Для них задача минимум - овладеть всеми городами залива Сидр. И желательно вплоть до Мисраты в которой продолжают сопротивляться отряды поддерживающие оппозицию. Только закрепившись на побережье залива повстанцы будут представлять интерес для западных государств.

До сих пор повстанцам так и не удалось по-настоящему прорваться по автомагистрали даже до Сирта. Только при массированных ударах с воздуха оказывается возможным их наступление. Не смотря на попытки организовать из повстанческих отрядов подобие армии, пока успехов на этом поприще у оппозиционных властей не очень много. Как только на время приостанавливаются удары натовской авиации, так начинается откат отрядов мятежников на восток.

Обозреватель Кирилл Карпов

warsonline.info

В Ливии разгорелась опосредованная война за нефть - Кодекс чести офицера

Глава ливийской армии Халифа Хафтар взял под свой контроль экспорт нефти. Это, вероятно, усложнит реализацию планов ЕС по созданию в стране центров для мигрантов, пишет журналист немецкого издания Tageszeitung Мирко Кайлберт.

Все больше европейских делегаций ходатайствуют сейчас перед ливийским правительством, ведь более 70% африканских мигрантов прибывают в ЕС через средиземноморский маршрут из Ливии. Однако премьер-министр правительства национального единства Ливии Файез Сарадж вряд ли сможет предложить Еврокомиссии что-то кроме собственной подписи, так как он не располагает ни войсками, ни влиянием на конкурирующие формирования в столице, отмечает автор. Вслед за армией и центральным банком расколоться между западом и востоком может теперь и последний нейтральный институт страны, Национальная нефтяная корпорация (NOC).

Вопреки протестам со стороны ЕС и ООН, глава ливийской армии Халифа Хафтар передал NOC, не признанной международным сообществом, контроль над так называемым "нефтяным полумесяцем" - районом, расположенным к западу от Бенгази и занимающим площадь в 400 кв. км, передает издание.

Ранее нефтяные порты были захвачены боевиками Ибрагима аль-Джадрана. По словам Тарика Аль-Джаруши, руководителя комитета парламента по обороне и безопасности, атака Джадрана на район "нефтяного полумесяца" была спланирована иностранными спецслужбами, чьи правительства были недовольны достигнутым в Париже соглашением о проведении в Ливии новых выборов, говорится в статье.

"После военной интервенции России в Сирии роль Москвы в гражданской войне в Ливии на первый взгляд создает впечатление дежавю, - отмечает Кайлберт. - В лице Хафтара Кремль поддерживает пророссийского политика, который вместо переговоров делает ставку на военные успехи. Как и Башар Асад, Хафтар позиционирует себя в роли бастиона против воинствующего экстремизма".

Москва предоставила Хафтару и Ливийской национальной армии примерно 3 млрд долларов, а также направляла в Ливию технических специалистов. В Бенгази задействованы также спецподразделения французской армии. Во время визита итальянского премьер-министра Маттео Сальвини в Триполи за закрытыми дверями обсуждался и вопрос размещения итальянских войск на юге Ливии, сообщил в разговоре с изданием премьер-министр Сарадж.

Реакция от Халифы Хафтара последовала незамедлительно. Глава ливийской армии заявил, что все солдаты, прибывшие в Ливию под предлогом осуществления миграционного контроля, будут рассматриваться как враги, передает издание.

templar-code.com

В Ливии разгорается настоящая война за нефть

26 апреля груз с 650 тыс. баррелями сырой нефти вышел из ливийского порта Харига на востоке страны - шаг, обещающий стать очередным этапом в конфликте, ибо правительство исламистов в Триполи поклялось сделать все, чтобы помешать этому, сообщает Вести Экономика.

Преждевременная попытка экспорта сырой нефти может иметь огромные последствия для международных усилий по объединению страны под руководством Правительства национального согласия Ливии, которое было сформировано при поддержке ООН. Дело в том, что Восточная Ливия контролируется также международно признанным правительством, расположившемся в Тобруке.

Восточное правительство сотрудничает с восточным подразделением Национальной нефтяной компании Ливии. Западное подразделение компании имеет международную поддержку и признано основным.

Восточный филиал считается отколовшейся частью. Последний пытается наладить собственный экспорт нефти, однако пока усилия не увенчались успехом "благодаря" сопротивлению со стороны международных торговых партнеров Национальной нефтяной компании Ливии, в том числе и таких крупных фирм, как Glencore и Vitol Group.

Восточному филиалу удалось найти покупателя в лице компании DSA Consultancy FZC (ОАЭ). В конце прошлой недели попытка экспорта привлекла внимание международного сообщества, когда начали поступать первые сообщения о том, что индийский танкер Distya Ameya пришвартован в порту Харига в ожидании загрузки перед отправкой на Мальту.

Узнайте - как курс тенге к доллару отреагировал на эту новость - в популярном и удобном сервисе Курсы Валют

Несколько официальных ливийских и зарубежных лиц выразили обеспокоенность в отношении возможной "незаконной" погрузки нефти на танкеры, покидающие восточный порт Ливии. Однако этого недостаточно, чтобы ставить палки в колеса восточного филиала Национальной нефтяной компании Ливии.

Теперь, когда груз отбыл из порта, единственное, в чем можно быть точно уверенным, – путь к объединению Ливии окажется чрезвычайно жестким. И вообще неясно, достигнет ли танкер когда-нибудь Мальты. По крайней мере на момент написания этой статьи его там не было. National Oil Co., контролируемая правительством в Триполи, заявила, что были предприняты все меры, для того чтобы заблокировать экспорт.

Итальянские СМИ заявляют, что мальтийские власти держат груз из порта на Мальте, из других сообщений становится известно, что танкер пока не предпринял попыток остановки на Мальте.

Предполагается, что суть проблемы заключается в легитимности восточного правительства и Правительства национального согласия Ливии. Оба имеют международное признание. И, несмотря на то что ООН и Евросоюз, а также США, в последнее время поддерживают Правительство национального согласия, однако правительство в Тобруке до сих пор претендует на легитимность. Оно также было признано на международном уровне, поэтому существует не так много вариантов разрешения ситуации, которые не спровоцируют дальнейшую эскалацию отношений между двумя правительствами.

"Джокер" - здесь третье правительство, которое также базируется в Триполи. Оно имеет совершенно четкую исламистскую направленность, на прошлой неделе оно отказалось от своего обещания уйти в отставку после прихода Правительства национального согласия.

Отсутствие доходов от экспорта нефти могло бы стать рычагом против восточного правительства, однако теперь, когда выявлены все экспортеры и покупатели нефти, этот рычаг исчез. Восточный филиал Национальной нефтяной компании Ливии считает, что правительство в Тобруке имеет правовой статус и весьма вероятно, что на фоне первого успеха продолжит искать пути для экспорта нефти без официального разрешения западного филиала Национальной нефтяной компании Ливии, Правительства национального согласия и группы стран, составляющих международное сообществ.

На днях мы рассказали - как 30-летний принц спасет Саудовскую Аравию от нефтяной зависимости.

А ранее эксперт из Казахстана предсказал, что этим летом нефть опять будет стоить 20-25 долларов.

Напомним, что ранее еще один известный эксперт заявил, что цена за литр бензина в РК должна быть минимум 135 тенге.

www.nur.kz

Война за нефть в Ливии - почти 150 убитых за неделю

Опубликовано 02.04.2012

В категориях: События и вести

В Ливии после свержения Муаммара Каддафи вспыхнули новые кровопролитные бои: между основным населением (арабами) и нацменьшинствами (чернокожими и туарегами). За неделю погибло уже около 150 человек. Одна из главных причин боев - борьба за доходы от продажи нефти. Эксперты опасаются, что если конфликт не остановить, начнется новая гражданская война, которая грозит Ливии расколом и может перекинуться на соседние страны, пишет "Коммерсант".

Основные столкновения возникли в районе города Себха в 650 километрах к югу от ливийской столицы Триполи. По данным BBC, конфликт здесь разгорелся 25 марта между бывшими повстанцами и чернокожим племенем тубу. По одной из версий, тубу убили араба, после чего боевики устроили этнические чистки. А тубу в ответ на это объявили о создании собственного правительства Южной Ливии, пригрозив взрывать нефтепроводы, а также обратиться за помощью к соплеменникам, живущим в соседних государствах - Чаде и Нигере.

Другая горячая точка появилась в Ливии вблизи границы с Алжиром в оазисе Убари, где арабы воюют с туарегами. И тубу, и туареги опасаются, что новое территориальное деление страны, о котором в последнее время все чаще говорят власти Ливии, приведет к тому, что они лишатся "нефтяной ренты", а доходы поделят между собой арабские племена. Тогда как при полковнике Каддафи существенная часть средств оставалась в муниципалитетах, где ими могли распоряжаться представители живущих там нацменьшинств.

Конфликт в Ливии уже привел к обострению ситуации в Мали, где поддерживавшие Каддафи туареги развязали борьбу за независимость.

Если не остановить столкновения в Себхе, дальше события могут развиваться по сценарию суданского Дарфура, где гражданская война идет по расовому признаку - арабы против африканцев, предупреждают эксперты.

Между тем, как сообщил глава переходного правительства Ливии Абдель Рахим аль-Киб, между воевавшими на юге страны племенами достигнуто перемирие. Правительство выразило уверенность, что войска, занявшие в Себхе ключевую позицию, поспособствуют восстановлению покоя в регионе, передает РИА "Новости". В свою очередь местные жители утверждают, что стычки продолжаются, отмечает "Росбалт".

newsru.com

Смотрите также:

www.mirvboge.ru