Алексей Текслер: работа по приватизации нефтекомпаний требует тишины. Выход на полку нефть


Владимир Каширцев (ИНГиГ СО РАН) о том, закончится ли нефть

АрхивИнтерактив

автор : Алла Аршинова   03.11.2010

По прогнозам 1930-х нефть должна была кончиться к 50-м годам, по прогнозам 1950-х она должна была кончиться сейчас, по сегодняшним прогнозам - в 2030 году... Как обстоят дела в реальности?

Тема запаса нефти и ее добычи - одна из наиболее обсуждаемых в мире. Самым серьезным опасением является, разумеется, то, что в ближайшее время ее ресурсы исчерпаются. Это, по мнению многих обывателей, сильно изменит жизнь человечества и приведет к всевозможным видам кризисов: энергетическому, экономическому, транспортному.

Но ученые не торопятся бить тревогу. По мнению экспертов, нефти "на наш век точно хватит". О видах и ресурсах нефти, о способах ее добычи и критериях "качества" рассказывает Владимир Каширцев, член-корреспондент Российской академии наук, доктор геолого-минералогических наук, первый заместитель директора по научной работе Института нефтегазовой геологии и геофизики им. А. А. Трофимука.

- Владимир Аркадьевич, как скоро закончится нефть?

- По прогнозам 1930-х нефть должна была кончиться к 50-м годам, по прогнозам 50-х она должна была кончиться сейчас, по сегодняшним прогнозам резкое снижение добычи произойдет в 2030 году.

Есть понятие выхода на "полку" (или "на пик" по теории американского геофизика Хаберта), за которой неизбежно следует снижение добычи нефти. В советской России мы выходили на "полку" ежегодной добычи более чем в 600 миллионов тонн, сейчас добываем чуть больше 400, то есть уровень полки понизился, но добыча в ряде регионов при этом продолжает нарастать.

Раньше мы компенсировали добычу приростом запасов примерно в два раза, то есть добывали определенное количество, а запасы приращивали и утверждали в Государственном комитете по запасам (ГКЗ) в 2 раза больше. Несколько лет назад мы потребляли нефти больше, нежели приращивали геологических запасов. В последнее время вышли на прирост запасов, опережающий примерно на 10 % добычу. Кроме того, во всем мире возрос интерес к так называемым альтернативным источникам углеводородов, в том числе и к нетрадиционным нефтям.

- Что такое нетрадиционная нефть, много ли ее, и где ее добывают?

- Нетрадиционная нефть - это нефть, получаемая при переработке нефтяных, или точнее, битуминозных песчаников, залегающих практически на земной поверхности. В свое время это были пески или пачки песчаников, пропитанные нефтью, из которых впоследствии (при подъеме слоев тектоническими движениями к поверхности) улетели бензиновые фракции, а осталась только масляная и асфальтово-смолистая часть.

Основными запасами нетрадиционной нефти обладают месторождения пояса Ориноко в Венесуэле и в Западной Канаде (Атабаска, Колд-Лейк и другие). Существуют уникальные нефтяные месторождения битумов и на севере Сибирской платформы, с ресурсами битума по разным оценкам от 4 до 20 миллиардов тонн.

В Татарстане в ГКЗ поставлено на учет 1,4 миллиардов тонн природных битумов, которые содержатся в полутора десятках месторождений. В Канаде месторождения битумов (с ресурсами примерно в 10 раз больше, чем у нас) разрабатываются карьерным способом.

При первичной переработке битуминозных песков (обычно путем пиролиза) получают нефть плотностью порядка 0, 85 г/см3, то есть по плотности - практически соответствующую традиционной нефти, но по своему углеводородному составу существенно отличающуюся от последней.

В Западной Сибири есть также месторождения тяжелых и высоковязких нефтей, например, Русское и Северо-Комсомольское, которые сложно добывать традиционными методами.

Мне доводилось бывать в Калифорнии на месторождении Сансет, где высоковязкую нефть разрабатывают с помощью пятиточечной системы. Она заключается в следующем. Через четыре скважины в пласт закачивают пар, в середине бурится дренажная скважина, откуда и откачивается на поверхность разогретая нефть. Она же используется для того, чтобы в специальных бойлерах опять превратить воду в пар. Лозунг компании "Эксон" при разработке этого месторождения "Максимальная безопасность", и, действительно, его обслуживает всего два человека, процесс полностью автоматизирован.

Что касается рентабельности эксплуатации таких месторождений, то в Канаде, например, при современных мировых ценах добывать нефть из битумных песков выгодно, поскольку ее ресурсы оцениваются более чем в 130 миллиардов тонн, а общие ресурсы природных битумов и сверхтяжелых нефтей составляют не менее трех четвертей от общих ресурсов традиционных нефтей. Также нужно учитывать, что в нашей стране только начинаются работы по освоению Арктического шельфа, уже открыто Штокмановское газоконденсатное месторождение. Два таких же газоконденсатных месторождения открыто и в Карском море. А что касается шельфа моря Лаптевых и дальней Чукотки - эти области практически не исследованы.

- Когда добыча дорогой нефти станет выгодной?

- Она стала выгодной, как только цена перевалила за 48 долларов за баррель, нефтеносные песчаники Атабаски (Канада) и Венесуэлы стали, несомненно, экономически выгодными для промышленной разработки.

- Что Вы думаете об абиогенном происхождении нефти?

- В свое время в России была школа известных ученых (начиная с Д.И.Менделеева –создателя карбидной гипотезы), которые придерживались точки зрения, что вся нефть происходит из мантии, и ее запасы практически неисчерпаемы. Есть и сейчас исследователи, которые с ними солидарны.

Но существует другая, общепринятая, теория (а не гипотеза) осадочно-миграционного или органического происхождения нефти, разработкой которой заняты научно-исследовательские коллективы. А нефтяные компании используют результаты этих разработок для количественной оценки перспектив нефтегазоносности различных регионов. В качестве примера могу привести опыт некоторых компаний, которые успешно используют компьютерное моделирование для реконструкций нефтеобразования, миграции и аккумуляции углеводородов в осадочных "бассейнах".

Специальные компьютерные программы анализируют мощность осадочного чехла в бассейнах, реконструируют особенности их геологического развития, оценивают содержание в породах органического ископаемого вещества, сколько в итоге получится нефти, и где ее искать? Наш институт выполнял подобные работы для компаний "ЭксонМобил", Shell и Conoco Phillips по моделированию и бассейновому анализу северных регионов Западной Сибири. У зарубежных компаний очень практичный подход к делу, и их не интересует теория абиогенного происхождения нефти, потому что с их точки зрения, она ничего не дает для практики.

За 40 лет опыта работы в этой области я также пришел к убеждению, что нефть имеет органическое происхождение, это может быть связано как с древними (более миллиарда лет) ископаемыми отложениями, так и сравнительно молодыми толщами, заполняющими внутриконтинентальные рифтогенные структуры. Мне совместно с "экспедициями на Мирах" посчастливилось побывать на дне Байкала, и воочию увидеть на глубине около 900 метров следы нефтепроявлений Байкала. Используя методы органической геохимии, нам удалось доказать, что нефть здесь генерируется сравнительно молодыми кайнозойскими осадочными отложениями, толщина которых на дне озера может достигать 7-10 километров. Внутри этой толщи отложений существуют вполне достаточные температуры и давление, чтобы происходила генерация нефти.

- То есть при желании можно использовать Байкал как нефтяной ресурс?

- Это возможно, но нежелательно. Лучше его использовать как модель для изучения процессов зарождения и разрушения нефтяных залежей в современных бассейнах рифтогенного типа.

- А как же экология?

- Байкал всю всплывающую нефть "переваривает" и практически не замечает. Нефть, как и любое органическое вещество, может разлагаться бактериями. Причем существуют целые сообщества бактерий, которые с удовольствием используют в своем жизненном цикле именно нефтяные углеводороды.

Среди них есть "гурманы", которые съедают сначала, например, насыщенные углеводороды, потом берутся за ароматику. Мы посчитали, что примерно 16 тонн нефти в год всплывает со дна Байкала. Это естественные источники, и никакого вреда Байкалу от них нет. Это не авария в Мексиканском заливе, хотя и здесь при более благоприятных температурных условиях бактерии поработают интенсивнее и справятся с этим бедствием.

- Почему тогда подняли такой шум вокруг этой темы?

- И правильно. Это ведь процесс длительный. Вы же видели птиц, залепленных нефтью. То, что они накрыли сейчас колпаком, и то, что осталось, будет переработано естественным образом, но все равно это экологическая катастрофа.

- Почему нельзя добыть всю нефть?

- Я думаю, что рядовой читатель вряд ли представляет, что такое нефтяное месторождение или нефтяная залежь. Это не полость в земной коре, заполненная нефтью, а породы, которые обладают определенной пористостью, и нефть, как и любой флюид, пропитывает их. А если речь идет о древних месторождениях, то это не пески, а песчаники, или карбонатные твердые породы.

То есть нефть заполняет лишь поровое пространство в породах. Существуют межмолекулярные силы, из-за которых нефть "прилипает" к зернам этих пород, и она связана с ними настолько, что ее не оторвешь никакими силами. И хорошо, если геологические запасы будут, например, 100 миллионов тонн, а коэффициент извлечения нефти 0,3. То есть из 100 миллионов тонн нефти, которые содержатся в месторождении, мы можем извлечь лишь 30 миллионов, и не больше.

Существует целая серия вторичных методов интенсификации притоков, это, например, гидроразрыв: в скважину закачивается вода под большим давлением, рвется пласт, чтобы нефть притекала к скважине. Но поскольку межмолекулярные связи порвать практически невозможно, и как бы мы ни бились, достичь даже коэффициента извлечения в 0, 5 % от геологических запасов - это большая удача.

- По каким характеристикам определяют качество нефти?

- При непосредственном получении нефти на промысле ее качество определяют механические примеси, вода, растворенные в ней соли и газовый фактор, то есть количество растворенных в нефти газовых компонентов. Один из основных показателей - это содержание серы. Сера является компонентом, который неблагоприятно влияет на качество получаемых продуктов переработки. Она может существовать в виде различных соединений (сульфиды, меркаптаны и т.п.).

Вам приходилось пользоваться газовой плиткой? Когда вы включаете плиту и еще не зажгли газ, говорят, "пахнет газом". Сам по себе природный газ не пахнет. А запах ему придает одорант или сернистое соединение, которое специально вводят в газ. Причем это такая гадость, что если ввести одну ее часть на миллион, вы все равно почувствуете запах.

И в целях безопасности, чтобы можно было ощущать утечку газа, меркаптан специально вводят в природный газ. И таких сернистых соединений в нефти очень много, вплоть до того, что существует даже элементная сера. Есть удивительное месторождение в Казахстане - Тенгиз, там наряду с добычей нефти получают целые горы самородной серы.

Другие качества нефтей определяют такие параметры, как плотность, вязкость, содержание парафинов, количество различных температурных фракций и многое другое. Есть еще много полезных и вредных примесей. Ряд нефтей содержит ванадий, а ванадий, казалось бы, хороший элемент, но если он попадает в большом количестве, например, в реактивное топливо, то может корродировать и разрушить лопатки турбин.

old.computerra.ru

ЛУКОЙЛ договорился о новых условиях добычи нефти на Западной Курне-2 :: Бизнес :: РБК

Российская нефтяная компания ЛУКОЙЛ подписала план разработки нефтяного месторождения Западная Курна-2 совместно с нефтяной компанией Басры. План предусматривает проектную полку добычи нефти на уровне 800 тыс. барр. в сутки, сообщает пресс-служба ЛУКОЙЛа.

«Документ предполагает достижение уровня 480 тыс. барр. в сутки в 2020 году и 800 тыс. барр. в сутки в 2025 году», — говорится в сообщении.

В компании отметили, что эти показатели будут достигнуты благодаря нескольким действиям. Во-первых, при помощи бурения и ввода новых эксплуатационных и нагнетательных скважин. Во-вторых, с помощью строительства и ввода в эксплуатацию мощностей по​ подготовке, хранению и транспортировке нефти, а также по подготовке газа и выработке электроэнергии.

ЛУКОЙЛ снизит на треть пик добычи на Западной Курне-2 в Ираке ​

Руководители компаний считают, что благодаря этому плану ЛУКОЙЛ в ближайшие несколько лет останется одним из крупнейших инвесторов и работодателей в Ираке.

В декабре прошлого года глава российской компании Вагит Алекперов заявил, что в рамках плана по развитию Западной Курны-2 ЛУКОЙЛ намерен выйти на полку добычи нефти на уровне 800 тыс. барр. в сутки к 2024 году. Алекперов тогда отметил, что план был разработан и доработан при участии Министерства энергетики Ирака.

В июне 2016 года стороны снизили уровень добычи нефти до 1,2 млн барр. в сутки с изначально запланированных 1,8 млн барр. в сутки. Также были сдвинуты сроки выхода на полкe добычи с 2017 года на 2022 год. В сентябре 2017 года произошло очередное снижение уровня добычи на Западной Курне-2 с 1,2 млн барр. в сутки до 800 тыс. барр. в сутки.​ Сейчас ЛУКОЙЛ добывает на этом месторождении 400 тыс. барр. нефти в сутки. Готовность Ирака к этому шагу объясняется высокой нагрузкой сервисных контрактов на иракский бюджет — страна практически вдвое увеличила объемы компенсационной нефти для иностранных нефтяных компаний после падения цен на нефть.

www.rbc.ru

Месторождение Филановского выходит на полку суточной добычи

«ЛУКОЙЛ» намерен в 2018 году вывести месторождение им. Филановского на Каспии на «полку добычи». «На месторождении, введенном в эксплуатацию в 2016 году, в результате бурения новых скважин существенно увеличена среднесуточная добыча, а накопленная добыча нефти превысила 5 млн тонн. Мы завершили основные строительные работы и начали бурение на второй очереди месторождения, что позволит уже в 2018 году выйти на стабильную полку суточной добычи», – говорится в обращении президента «ЛУКОЙЛа» Вагита Алекперова к акционерам в годовом отчете за 2017 год, предварительно утвержденном советом директоров.

«Полка» на Филановского запланирована в объеме 145 тыс. б/с. Годовой «полки» добычи – 7,2 млн тонн нефти в год – компания ожидает достичь в 2019 году. Ранее компании обозначала «полку» добычи в 6 млн тонн нефти в год. Сохранять «полку» НК планирует минимум 5 лет – до 2023 года. В то же время значительным потенциалом обладает аптская залежь месторождения, освоение которой не учтено в профиле добычи и в новой стратегии «ЛУКОЙЛа». Первоначально «ЛУКОЙЛ» планировал вывести месторождение на «полку» в 2017 году.

С момента запуска на месторождении пробурено 8 скважин: 6 добывающих и 2 нагнетательные. В 2017 году было пробурено 5 скважин, 2 из которых – двуствольные с интеллектуальным заканчиванием уровня TAML5. Средняя глубина пробуренных скважин превышает 3 тыс. м, длина горизонтальных секций – более 1 тыс. м. Средний начальный дебит одноствольных добывающих скважин составил около 3 тыс. т/сут, а по двуствольным – около 4 тыс. т/сут.

В 2017 году на месторождении добыто 4,6 млн т нефти. В рамках второй очереди освоения месторождения в декабре 2017 года начато бурение первой добывающей скважины со второй ледостойкой стационарной платформы. В рамках третьей очереди освоения в 2017 году начато строительство блок-кондуктора.

Нефть месторождения отличается высоким качеством и относится к категории «легкая малосернистая», она поставляется на экспорт через систему Каспийского трубопроводного консорциума (КТК).

allpetro.ru

Алексей Текслер: работа по приватизации нефтекомпаний требует тишины

Первый заместитель министра энергетики РФ Алексей Текслер рассказал в интервью РИА Новости о состоянии российских нефтяников в период падения цен на нефть.

Во вторник в Москве стартует Национальный нефтегазовый форум. В нем примут участие главы крупнейших российских нефтяных компаний, члены правительства РФ. Форум посетят министр нефти Венесуэлы Эулохио дель Пино и руководитель авторитетного агентства Platts Имоген Диллон Хатчер. Одной из главных целей форума станет привлечение инвестиций в российскую нефтяную отрасль. О росте инвестиций и состоянии российских нефтяников в период падения цен на нефть рассказал в интервью РИА Новости первый заместитель министра энергетики РФ Алексей Текслер.

— Нефтяные компании в мире сокращают инвестиции, эксперты называют разные цифры сокращения объемов инвестиций — 20%, 30% в 2016 году. Как вы считаете, будут ли сокращаться инвестиции российских нефтяных компаний в 2016 году по сравнению с 2015 годом и на сколько?

— По моей оценке, падения инвестиций в целом не будет, если все останется как есть. Компании не заявляют о снижении инвестиционных планов. По крайней мере, по принятым бизнес-планам на этот год они точно уровень (объема инвестиций — ред.) не снижают. Возможны отдельные какие-то разовые решения в отдельных компаниях. У каждой компании может быть своя ситуация, но в целом пока, учитывая текущий уровень цены на нефть (в понедельник — ред.) и курсовые соотношения, инвестиции не снижаются. Наша оценка, что по крайней мере в сегменте upstream (разведка и добыча — ред.) этого точно не произойдет, в некоторых компаниях даже возможен рост вложений, если считать в рублях. В downstream (переработка и сбыт — ред.) это возможно, но тем не менее у нас по 12 установкам ожидается завершение строительно-монтажных работ.

—  В то же время мы наблюдаем максимальные уровни добычи нефти в РФ. Ранее Минэнерго прогнозировало рост добычи нефти дор 536-540 миллионов тонн по сравнению с предыдущим годом, прогноз на 2017 год был на уровне 537 миллионов тонн. Означает ли это, что РФ находится на полке добычи нефти? Рассчитывает ли Минэнерго на увеличение добычи после 2017 года?

— Пока исходим из того, что мы в этом году достигаем максимального значения и потом, в течение 2017-2018 годов, возможно незначительное снижение (объемов добычи — ред.). В целом это можно характеризовать как полку добычи. Но на самом деле мы о полке говорили в рамках энергостратегии, просто мы обозначали ее в пределах 525 миллионов. Сейчас мы ее немножко подняли в силу фактического достижения чуть более высокого уровня. Снижение возможно до 537 миллионов тонн в 2017 году, до 533 миллионов тонн в 2018 году. Но если вы посчитаете, какое это отклонение в процентах, оно минимальное, то есть по сути это и есть полка.

— Пусть это минимальное отклонение, но не начало ли тенденции на снижение?

— Нет. Это колебания в пределах полки. У нас существует достаточно потенциала, чтобы удерживать полку, а при определенных обстоятельствах есть и потенциал роста добычи.

— Что нам нужно для того, чтобы начать наращивать добычу?

— У нас нет задачи любой ценой повышать уровень добычи. Мы исходим из экономики и максимизации эффекта как для компаний, так и для страны. В целом же дополнительные стимулы в нефтедобыче нужны для развития месторождений в новых регионах, на шельфе, добычи трудноизвлекаемых запасов и на выработанных месторождениях. Нам для этого нужно уточнять в первую очередь налоговое законодательство, я имею в виду введение налога на финансовый результат, который бы учитывал экономику добычи. Я даже сейчас не говорю о конкретном названии налога, я говорю о системе налогообложения, основанной на финансовом результате, потому что как в итоге мы его назовем — НДД или НФР — это будет один закон. Понятно, что в конечном счете мы должны предложить с Минфином некую согласованную конструкцию. Как ее назовем — посмотрим. Пока не принципиально.

— Есть шанс, что вы договоритесь с Минфином в этом году?

— Шанс есть.

— Насколько он высок? Какова вероятность, что в осеннюю сессию Госдума будет рассматривать законопроект?

— Мы надеемся, что это случится. На самом деле сейчас, наверное, самая активная фаза обсуждения. Ищется компромисс между Минэнерго и Минфином в этом вопросе. Задача — до декабря выпустить закон, чтобы он мог заработать в следующем году.

— Обсуждается ли вариант продления заморозки экспортной пошлины на нефть на уровне 42% в 2017 году? Заявлял ли Минфин о таких планах?

— Мы ни разу не получали от Минфина таких предложений, по крайне мере, в официальном режиме. Ни разу. Ничего конкретного ни в каком виде не поступало. Так что мы живем в логике того, что со следующего года вообще должно быть (снижение пошлины до — ред.) 30%.

Ничего не поменялось. У нас есть закон, у нас есть решение по заморозке на этот год, и при прочих равных мы живем в логике того, что сегодняшнее правовое поле — это реализация большого налогового маневра в следующем году.

—  Вы говорили в прошлом году, что заморозка экспортной пошлины на уровне 42% в конечном итоге сократит добычу нефти в России на 11 миллионов тонн. Однако этот прогноз не осуществился. Получается, что наша полка добычи нефти в РФ, небольшое снижение в 2017 году по сравнению с 2016 годом никак не связаны с заморозкой экспортной пошлины?

— Нет. Большинство инвестиций, которые дали прирост (объемов добычи нефти — ред.) в этом году, они были сделаны до (решения о заморозке экспортной пошлины — ред.). Ярудейское месторождение, которое дало наибольший прирост добычи в этом году, запустилось бы, например, вне зависимости от заморозки пошлин. Однако если эта история (с заморозкой экспортной пошлины — ред.) будет продлеваться, она будет иметь негативные последствия, негативный эффект.

—  Если она будет продлена все-таки на 2017 год, это даст сокращение добычи?

— Я думаю, что да. Тяжело говорить о конкретных объемах, все зависит от конкретной финансово-экономической ситуации в каждой компании. В конечном счете вопрос в основном о деньгах. Также не надо забывать о внешней конъюнктуре — цены на нефть, курс, доступ к заемному капиталу. Будет бурение, если его объемы будут расти, то будет расти добыча или находиться на полке. Как только у компании будет не хватать денег, она начнет оптимизировать сначала геологоразведку, потом и эксплуатационное бурение, если до этого дойдут — будет снижение добычи. И такой риск при сохранении заморозки, безусловно, существует.

— Если говорить о приватизации пакетов акций российских нефтяных компаний — "Роснефти" и "Башнефти", допускаете ли вы отсрочку в процессе продажи части акций, если ситуация на нефтяном рынке будет в ближайшее время меняться либо в сторону роста цен на нефть, либо, наоборот, их снижения?

— Задача была поставлена и публично озвучена президентом РФ: приватизация должна быть прозрачной, выгодна бюджету, она не должна происходить в том числе за счет денег, которые находятся в государственных банках. Вы знаете, собственно, мы из этого и исходим. Обсуждение какой-то конкретики, детализации в приватизации на этом этапе, когда обсуждаются варианты, предварительные претенденты, — все это не идет на пользу.

—  Почему?

— Потому что эта работа требует тишины. Выбрали инвесторов-консультантов, они собирают пул возможных инвесторов или разговаривают с каждым конкретным инвестором, обсуждают возможные варианты сделок и так далее. Любой вброс информации негативно может влиять на все это. Мы глубоко в этом процессе. Какая-либо детализация и дополнительная информация может, на мой взгляд, быть по разному воспринята и потенциальными покупателями, и рынком. Любые сделки по продаже активов не комментируются пока идут переговоры — это нормальная рыночная практика. Все будет озвучено, но тогда, когда придет время.

— Как вам кажется, есть ли спешка в проведении приватизации сейчас?

— Есть определенные планы. Я бы не говорил, что есть спешка. Мы, кстати, проговорили план — график, ну, к примеру, приватизации "Башнефти" — он ясен, понятен, все там детализировано, понимание сроков есть.

—  Какие это сроки?

— Детально не скажу. До конца текущего года.

— Обсуждается ли как одно из условий приватизации нефтяных компаний требование к инвесторам раскрыть своих бенефициаров? Нужно ли оно?

— Если говорить о привлечении стратегического инвестора, то это правильно, если будет известен реальный покупатель. А если по той или иной причине будет выбор в пользу неограниченного количества покупателей на рынке, то это другая история. Никакой из возможных вариантов не отвергается на этом этапе. Будет и матрица вариантов и решений, и ценовых параметров, и из этого всего будет делаться выбор.

Прозрачность, в том числе опять же если речь идет о стратегическом инвесторе, о бенефициарах, это, на мой взгляд, совершенно понятное и нормальное условие.

— Как вы считаете, кто сейчас может стать потенциальным стратегическим инвестором для "Роснефти": Китай, Индия или европейские покупатели?

— Я бы сейчас не ограничивался ни Западом, ни Востоком. Интерес проявляют многие. Я бы, как двуглавый орел, смотрел в обе стороны — это точно не помешало бы процедуре продажи, совершенно точно.

— Китайские инвесторы проявляют интерес?

— Думаю, что да.

— Глава "Башнефти" Александр Корсик выражал опасения, что компания может быть приватизирована в кредит, впоследствии перекредитована. Будет ли предусмотрено в условиях приватизации ограничение на покупку акций на заемные средства с последующим переводом долга на компанию?

— Будут определены критерии, это может быть одним из таких критериев. Я лично рассмотрел бы такой вариант ограничений. Хочу сказать, что в первую очередь наша задача провести приватизацию максимально прозрачно и максимизировать поступления в бюджет. Это важно как с точки зрения инвестклимата в целом, так и повышения доверия к институту приватизации.

— Вы считаете, пакет акций "Башнефти", принадлежащий Башкирии, нужно приватизировать вместе с федеральным пакетом?

— Я думаю, что Башкирия — это собственник этих акций, и это должно быть их решение.

— Саудовская Аравия продолжает поставлять небольшие объемы нефти на традиционные для российской Urals европейские рынки. В прошлом году глава ЛУКОЙЛа Вагит Алекперов говорил, что нефтепереработчики жалуются на качество российской нефти…

— Действительно, там есть вопросы, но мы занимаемся этим регулярно, мониторим качество нефти на предмет содержания серы. До 2018 года, мы считаем, угрозы ухудшения качества Urals ниже принятых стандартов нет.

Если мы увидим, что есть угроза снижения качества, то будет выделен отдельный поток такой тяжёлой сернистой нефти и он будет реализовываться, продаваться отдельно, в этом смысле никакой угрозы снижения качества Urals нет и не будет на протяжении всего обозримого будущего. За это переживать никому не стоит. Учитывая, что мы вообще хотим сделать свой маркерный сорт на основе Urals, поверьте, никто ухудшать свой эталонный сорт нефти не будет.

— Но ведь "Транснефть" уже активно лоббирует выделение высокосернистого потока, давно говорит об этой проблеме. Решения в обозримом будущем не будет принято?

— Есть понятная, простая экономика. Мы проводили анализ. Если сейчас выделим отдельный высокосернистый поток, в целом нефтяная отрасль получит меньше денег за счет дисконта на эту нефть, а Urals как был Urals, так и останется, государство налоги потеряет. Выделять до того момента, пока это будет реально необходимо, нет никакого смысла. Этот смысл будет только тогда, когда очевидна будет угроза превышения предельных качественных характеристик.

В результате реализации "Транснефтью" ряда технических мероприятий в 2015 году ухудшения качества нефти вообще не было.

— Есть ли какой-то прогресс в создании бенчмарка Urals?

— Да, в этом году планируем‎ увеличить продажи нефти на нашей Санкт-Петербургской бирже для формирования репрезентативных индикаторов цены, необходимой ликвидности и совершенствования биржевых инструментов.

Мы хотим создать свой маркерный сорт, без надлежащей ликвидности на бирже сделать это физически невозможно. Поэтому будем двигаться в эту сторону, соответствующий документ с ФАС будем готовить, формулировки вытачивать, чтобы не было потом проблем у наших компаний для его исполнения и отрицательных экономических последствий.

— Ранее вы говорили, что Минэнерго РФ ожидает рост экспорта нефти в 2016 году. При этом ожидается ли существенный рост экспорта в Китай? Сможет ли Россия опередить Саудовскую Аравию в объеме экспорта в Китай?

— Мы ожидаем рост поставок в Китай где-то на 3% по сравнению с прошлым годом, при этом хочу отметить, что мы ни с кем не соревнуемся и продолжаем работать в логике максимизации выгоды для наших компаний. В первую очередь за счет увеличения технической возможности порта Козьмино. В целом график по Китаю стоит максимально возможный. Понятно, что ограничение в основном связано с ограничением технической возможности китайской стороны. Например, мы свой участок трубопровода "Сковородино-Мохэ" расширили, а китайцы свой участок Мохэ-Дацин не расширили в установленные сроки. В этом проблема. Поэтому и на Козьмино, и на Мохэ весь максимальный транзит, который нужно будет обеспечить, мы обеспечим. Также рассматривается возможность использования существующей железнодорожной инфраструктуры для увеличения поставок нефти в направлении КНР.

— В то же время мы понимаем, что экспорт будет расти, объемы нефтепереработки при этом будут снижаться..

— Мы это видим, они уже снижаются. За первый квартал первичная переработка нефти снижена по сравнению с прошлым годом где-то на 3%.

— А по году?

— По году примерно эта тенденция сохранится. Если анализировать компании, то общий принцип такой: снижение в основном идет по еще не модернизированным заводам, в первую очередь за счет необходимости снизить объем производства мазутов и других продуктов с низкой добавленной стоимостью, спрос и цена на которые упала. Таким образом, из-за меняющейся конъюнктуры рынка компании стараются снижать объемы первичной переработки, не покрытой вторичными процессами.

В целом (по году — ред.) снижение переработки на 3%, я думаю, что это тот минимум, который будет. То есть мы переработаем в районе 273-275 миллионов тонн против 282,4 миллиона тонн прошлого года по данным ЦДУ ТЭК. Соответственно, объем экспорта нефти будет увеличен где-то 8 миллионов тонн, при этом если мы говорим о росте добычи на 6 миллионов тонн, то это может дать дополнительный объем к росту экспорта, который может быть по отношению к прошлому году. То есть экспорт будет в районе 254-255 миллионов тонн, это даже выше, чем 3%, это в районе 5% (по отношению к экспорту нефти из РФ в 2015 году — ред.). Экспорт будет расти за счет этих двух факторов: снижение переработки и роста объема добычи по году.

При этом маржа переработки в прошлом году была несколько выше, чем сейчас. Примерно на 5-10%, в том числе за счет роста акцизов. Но это не критичные колебания.

ria.ru

Таёжная глушь. Как разрабатывают месторождения сибирского севера? | Рынок | Деньги

Совсем недавно 20%-ный пакет «Верхнечонскнефтегаза» (дочернего предприятия «Роснеф­ти») выкупила компания Beijing Gas Group. И это, как поясняют в крупнейшей российской НК, стало новым шагом в развитии её интегрального сотрудничества с партнёрами в Китае.

Сколько нефти «на полке»?

Граница между Иркутской областью и Якутией не столько административная, сколько природная: в этом месте непроходимая тайга плавно пере­текает в лесотундру с редким «забором» из худых елей, сквозь которые течёт неширокая, но быстрая и своенравная река Чона. Здесь в недрах лежат одни из самых древних в России запасов чёрного золота. 

Ещё 15 лет назад сюда забредали только дикие звери, а сейчас вырос целый город с сот­нями километров автодорог и трубопроводов, современными установками, резервуарами и скважинами. В 2015 г. нефтяники, выражаясь профессиональным языком, вышли «на полку» (пик) нефтедобычи и теперь каждый год извлекают из недр 8,5 млн тонн нефти. А в феврале нынешнего года добыли юбилейную, 50-миллионную тонну чёрного золота. 

Генеральный директор «Верхне­чонскнефтегаза» Александр Близнюк говорит, что запасы месторождения геологи оценивают в 200 млн тонн. 

Качество этих запасов, а также их разработку и оценили зарубежные инвесторы. По словам А. Близнюка, средства стратегического инвестора будут способствовать развитию п­ерспективных проектов. «Большое значение в нашей работе имеет геологоразведка новых участков. Такие проекты требуют «длинных» инвестиций», - поясняет он. 

Сейчас нефтяники помимо разработки основного Верхнечонского месторождения изучают геологию 12 лицензионных участков, расположенных в основном в Иркутской области. По нынешним оценкам, один из самых перспективных - С­еверо-Даниловский, в 100 км от Верхнечонского месторождения. Его освоение находится в высокой степени готовности. А при разработке предполагается использовать часть уже действующей инфраструктуры Верхнечонского - это даст с­инергетический эффект.

Нефть сибирского севера ценна тем, что она «чистая» - в ней нет серы, а содержание воды в «парном» продукте, который только что поступил из скважины на установку подготовки нефти, достигает всего 30%. «Верхнечонск­нефтегаз» - первое предприятие Восточной Сибири, которое в 2008 г. подключилось к нефтепроводу «Восточная Сибирь - Тихий океан». Нефтяники сдают в трубу товар первой группы качества, а значит, в составе только углеводороды, никаких солей, воды и других примесей.

Маковые росинки из полимера

Неподалёку от вахтового посёлка - скважина с красными крестами вентилей и скупым техническим названием: Р-111. Это своего рода памятник тем, кто начинал разработку месторождения в 1100 км от Иркут­ска - одна из самых первых скважин, которую пробурили ещё в советское время. Новые технологии вдохнули в неё вторую жизнь, и теперь она не отстаёт от своих молодых сестёр, давая по 100 тонн нефти в сутки. 

По словам главного инженера предприятия Вадима Цукера, сейчас на месторождении 300 добывающих скважин, то есть тех, из которых качают нефть. Из каждой стараются взять по максимуму, но при этом к запасам относятся бережно. 

В среднем по России коэффициент извлечения нефти (соотношение добытой к геологическим запасам) - 25%. На Верхнечонском месторождении намерены перешагнуть отметку в 40%. 

Достигают этого благодаря оптимальной схеме разработки месторождения и применению передовых технологий. Одна из них - гидроразрыв пласта (ГРП): под большим давлением в 300-700 атмосфер (для сравнения: в водопроводе многоквартирного дома всего 4-5 атмосфер) на глубину 2 тыс. метров закачивают несколько тонн специальной смеси, которая «раздвигает» трещины в твёрдой породе пласта. Таким образом нефть, находящуюся за сотни метров, «подталкивают» к скважине. Осуществляют эту технологически сложную операцию наши специалисты - в «Роснефти» создано специальное подразделение «РН-ГРП».

Как рассказывает менеджер по качеству проведения ГРП Артём Иванин, «коктейль» состоит из трёх ингредиентов: воды, гуара, превращающего жидкость в гель, и проппанта - керамического песка. Внешне он похож на обычные маковые росинки, но на деле это высоко­прочный современный материал с полимерным покрытием, заполняющий трещины. Его свойства подобрали специально для условий этого месторождения. 

«Вместе с гелем в скважину отправляются реагенты, которые со временем превращают состав в обычную, абсолютно безвредную воду», - пояснил А. Иванин и уточнил, что такой «рецепт» прописывают тем скважинам, которые стали давать меньше нефти, чем могут. В год число процедур ГРП на месторождении может доходить до 40. 

Добыча со скоростью

Новые технологии применяют и на буровых. Труд строителей скважин, как всё в нефтедобыче, сейчас максимально автоматизирован. Кабина, из которой бурильщик Александр Кулида рулит процессом, похожа на пульт управления космическим кораблём из фантастического фильма: мастер командует установкой с п­омощью джойстика, а всю тяжёлую работу делает машина. При этом поражает чистота на буровой - никакой грязи или пятен нефти, как раньше описывали работу бурильщиков.

«Самое главное в нашей работе - концентрация внимания, а не физическая сила», - поясняет Александр. 

По словам заместителя гендиректора компании по бурению Вячеслава Вислогузова, если 15 лет назад на бурение одной скважины уходило 60 суток, то теперь этот срок сократили до 21 дня. Такой скоростью могут похвастаться далеко не все мировые нефтедобывающие предприятия - даже те, которые работают с менее крепкими породами, чем здесь. 

«Если ровно по вертикали, то глубина наших скважин 1600 м, но бурить такие не­эффективно, - рассказывает В. Вислогузов. - Поэтому 90% скважин - наклоннонаправленные с горизонтальным окончанием, и их длина может достигать 3,5 тыс. м». 

А сейчас здесь проводят наладку газокомпрессорной установки, которая будет сжимать попутный газ под большим давлением, чтобы закачивать его в подземное хранилище. Как объясняет начальник участка компримирования газа Андрей Котин, пуск установки позволит существенно повысить уровень рационального использования попутного нефтяного газа.

Когда попадаешь на территорию установки подготовки нефти, кажется, что очутился внутри огромной микросхемы: повсюду идут трубы и моргают датчики. Сотрудники называют этот участок сердцем место­рождения. И действительно, как кровь по сосудам бежит к сердцу, так сюда по трубам собирается добытая нефть. 

Бабр как искусство

Неподалёку от месторождения мы заметили глухарей, которые даже не испугались нашей машины, - очевидно, знают, что их здесь никто не тронет. Охотиться сотрудникам запрещено, заходить в лес - тоже. Вахта длится месяц, и вся жизнь на это время у людей концентрируется в посёлке. Поэтому быту в компании внимания уделяют не меньше, чем производству. Для вахтовиков созданы все условия и для производительного труда, и для комфортного отдыха. 

У административного комплекса стоит металлический обелиск - бабр - символ Иркутской области. Этого амурского тигра работники сами «сварили» и покрасили. «Народное искусство, - улыбается Александр Близнюк, показывая в сторону диковинного зверя. - Не может наш народ без творчества».  

В столовых кормят наваристым борщом «как дома» и свежайшей выпечкой из собст­венной кондитерской, а после работы можно размяться в спортзале: поиграть с коллегами в волейбол, настольный теннис или покачать мышцы на тренажёрах. Это, кстати, даёт результат - в прошлом году здешнюю команду на Спартакиаде среди предприятий НК «Роснефть» в Сочи назвали самым успешным дебютантом.

«Наши спортсмены просто ворвались туда и сбили все рейтинги», - с гордостью говорит гендиректор. 

Но главный повод для гордости у него - конечно, само предприятие. Созданный в глухой тайге мощный современный центр нефте­добычи, как это теперь понятно и н­ефтяникам, и инвесторам, имеет хорошие, долгосрочные перспективы.

Смотрите также:

www.aif.ru

ЛУКОЙЛ и Ирак намерены завершить пересмотр плана по разработке Западной Курны-2. На полку добычи нефти компания намерена выйти к 2024 г // Добыча // Новости

ЛУКОЙЛ представил властям Ирака окончательный план по разработке месторождения Западная Курна-2.

Об этом 26 декабря 2017 г сообщил глава компании В. Алекперов.

 

По его информации, в рамках плана по развитию Западной Курны-2, ЛУКОЙЛ планирует выйти на полку по добыче нефти в 800 ты барр/сутки к 2024 г.

В. Алекперов рассказал, что план был разработан и доработан при участии Минэнерго Ирака.

 

Со стороны властей Багдада было предложение к ЛУКОЙЛу, точнее пожелание - добывать 450 тыс барр из формации Мишриф и 350 тыс барре из Ямама.

То есть речь идет о снижении с первоначального уровня в 1,2 млн барр/сутки, как Ирак хотел изначально.

 

Окончательный план разработки Западной Курны-2 в настоящий момент проходит обсуждение в Минэнерго Ирака. 

В. Алекперов надеется, что в ближайшее время обсуждение будет завершено и компания начнет реализацию следующих стадий проекта.

 

Месторождение Западная Курна-2 ЛУКОЙЛ разрабатывает совместно с иракской North Oil Company.

Доля участия ЛУКОЙЛа в проекте - 75%, North Oil Company — 25%.

Извлекаемые запасы месторождения оцениваются в 14 млрд барр нефти, что делает его 2м в мире по величине.

 

Добыча на месторождении началась в марте 2014 г, а в июне 2015 г ЛУКОЙЛ  начал получать компенсационную нефть с проекта.

Планировалось, что на полку добычи в 1,2 млн барр/сутки ЛУКОЙЛ выйдет в 2017 г.

Но летом 2016 г было заявлено, что на этот уровень компания выйдет лишь в 2022 г, а потом и вовсе планы были персмотрены.

 

В феврале 2017 г В. Алекперов заявил, что исторические затраты по Западной Курне-2 в размере около 6 млрд долл США были возвращены, при этом компания ведет переговоры по корректировке контракта — изначальный договор заключался при более дорогой нефти.

В марте 2017 г Eriell начала бурение 25 эксплуатационных наклонно-направленных скважин.

 

Обсудить на Форуме 

neftegaz.ru

"Лукойл" выйдет на полку добычи нефти на "Западной Курне-2" в Ираке к 2024 г

"ЛУКОЙЛ" представил Ираку окончательный план по разработке "Западной Курны-2", планирует выйти на полку по добыче нефти в 800 тысяч баррелей в день к 2024 году, заявил глава российской нефтяной компании Вагит Алекперов.

"Мы представили проект окончательного плана разработки правительству в лице министерства энергетики Ирака, который рассчитан на производство 800 тысяч баррелей нефти в день, это было предложение иракской стороны — 450 тысяч баррелей из формации Мишриф и 350 тысяч баррелей из Ямама. То есть речь идет о снижении с первоначального уровня в 1,2 миллиона баррелей в день", - сказал он в интервью газете "Коммерсант".

По его словам, данное предложение в настоящий момент проходит обсуждение в министерстве Ирака. "Мы надеемся, что в ближайшее время его завершим, после чего начнем реализацию следующих стадий проекта, чтобы к 2024 году выйти на добычу 800 тысяч баррелей в день", - добавил глава "Лукойла".

В феврале Алекперов заявил, что исторические затраты по "Западной Курне-2" в размере около 6 миллиардов долларов возвращены, при этом компания ведет переговоры по корректировке контракта — изначальный договор заключался при более дорогой нефти.

Система нефтесервисных контрактов в Ираке предполагает, что компании несут капитальные операционные затраты, обеспечивающие добычу нефти, а обязательства иракской стороны по возмещению затрат и выплате компенсаций, зафиксированные в денежном выражении, выплачиваются в виде отгружаемой нефти на экспортном терминале. В августе 2016 года министр нефти Ирака Джаббар аль-Лаиби заявлял, что Ирак хочет пересмотреть условия контрактов с иностранными компаниями с целью снизить получаемые ими вознаграждения.

В то же время Ирак, наряду с другими странами ОПЕК и не входящими в картель государствами, в настоящий момент сокращает свою добычу нефти в рамках соответствующего соглашения. В связи с этим активно обсуждается вопрос о том, коснутся ли обязательства стран соглашения работы иностранных компаний на их территории.

"Лукойлу" принадлежит 75% в проекте "Западная Курна-2", государственной иракской North Oil Company — 25%. Также в проекте задействована иракская South Oil Company, распределяющая от лица Республики Ирак нефть проекта между его участниками в счет возмещения затрат и вознаграждения. Добыча на месторождении началась в марте 2014 года, а в июне 2015 года "ЛУКОЙЛ" начал получать компенсационную нефть с проекта.

nangs.org