Ядерный взрыв для рынка нефти. Взрыв нефти 2016


Взрыв на нефтяной платформе Deepwater Horizon » EcoWars.TV

Взрыв на нефтяной платформе Deepwater Horizon в апреле 2010 года привел к крупнейшей экологической катастрофе в истории США. Для борьбы с разлившейся нефтью в Мексиканский залив было сброшено почти 7 млн литров токсичного диспергента. Последствия этого шага обернулись трагедией для сотен людей, принимавших участие в спасательных работах. Редактор сайта Bellona.org Чарлз Диггес провел журналистское расследование в США по следам нефтяной аварии.

Джек Хилл (Jack Hill), 54-летний рыбак из Алабамы, умирает от рака. По прогнозам врачей, ему осталось не больше года: опухоль в правом легком растет слишком быстро, в патологический процесс вовлечены лимфатические узлы.

Тогда, в 2010-м, здоровый и полный сил, Хилл не задумываясь бросился на помощь и вместе с другими ликвидаторами последствий нефтяного разлива провел 5 с половиной месяцев в море, борясь со зловонной черной жижей, обильно сдобренной химическими реагентами.

Ни Хилл, ни другие спасатели не знали, что вещество, относящееся к диспергентам, которое распыляли с самолетов для растворения нефтяной пленки, – корексит – крайне токсично и недостаточно изучено. Однако виновники катастрофы – владельцы взорвавшейся нефтяной платформы из ВР (British Petroleum) – уверяли в обратном. «Это безопасно как жидкость для мытья посуды», – говорили в разгар катастрофы представители компании.

Смертельная смесь

Лишь два года спустя в научном журнале Environmental Pollution («Загрязнение окружающей среды») была опубликована информация о том, что при добавлении к нефти токсичность корексита увеличивается в 52 раза.

Ученые выяснили, что воздействие смеси нефти и корексита на организм человека вызывает серьезные заболевания дыхательной и сердечно-сосудистой систем, кожи, желудочно-кишечного тракта, мигрени, потерю памяти и зрения, неврологические проблемы, приводящие в итоге к инвалидности или смерти.

Интервью корреспондента Bellona.org с участниками спасательной операции в Мексиканском заливе, жителями прибрежных районов и медицинскими работниками подтвердили наличие связи между возникновением заболеваний и воздействием токсичного препарата.

Доктор Майкл Робишо (Michael Robichaux), через чьи руки прошли сотни жертв нефтяного разлива, рассказал по телефону, что федеральный окружной суд в Новом Орлеане в настоящее время оценивает ущерб здоровью людей, причиненный компанией ВР, и вырабатывает критерии для выплаты компенсаций.

Самый щекотливый вопрос – это возможность признания возникновения рака последствием разлива нефти. Тут даже доктор Робишо, ярый защитник здоровья ликвидаторов аварии, уклонился от каких-либо выводов. Слишком спекулятивная тема. Слишком опасная. Слишком рискованная.

Однако есть в Америке и такие врачи и ученые, которые, несмотря на продолжающееся давление со стороны ВР, готовы признать: катастрофа в Мексиканском заливе спровоцировала рост онкологической заболеваемости. По словам Вильмы Сабра (Wilma Subra), крупнейшего ученого-эколога из Луизианы, длительное воздействие корексита может вызвать рак.

Но говорить об этом с уверенностью можно только в том случае, если подлинно известно состояние здоровья пациента до катастрофы, считает Вильма Сабра. Именно поэтому не вызывает никаких сомнений причина заболевания Джека Хилла, чьи легкие, как отмечено в медицинской карте, еще в 2009 году были практически безукоризненными, а в 2013 – через три года после контакта с ядовитой жидкостью – уже охвачены злокачественным процессом.

Вильма Сабра показала историю болезни еще одного пациента, фотографа, прежде абсолютно здорового, делавшего снимки в районе аварии с мая 2010 года и до своей смерти от рака в 2012. Она рассказала, что после вскрытия образцы его раковых тканей загадочным образом исчезли.

Шенна Девайн (Shanna Devine), член правозащитной организации Government Accountability Project (GAP), собрала письменные показания ликвидаторов аварии и включила их в доклад о негативном воздействии корексита.

В телефонном интервью Bellona.org из Вашингтона она сказала: «Все тщательно задокументировано, мы можем доказать, что корексит вызывает рак». По словам Девайн, ее организация имеет доступ к документам, подтверждающим, что применение корексита для борьбы с разливом нефти на Аляске в 1989 году стало в ряде случаев причиной развития рака.

Искусство лжи и лицемерия

И в Белом доме, и в Агентстве по охране окружающей среды, и в Управлении по санитарному надзору, и в береговой охране США, и в самой BP, несомненно, знали, что каждый из 1,84 галлонов корексита, вылитый на нефтяной разлив, крайне токсичен. Тем не менее, все они в один голос утверждали, что между воздействием нефти и диспергента и случаями быстротекущего рака нет никакой связи.

Более того, представители названных организаций рассказывали корееспоненту Bellona.org о «бешеном успехе» спасательной операции. А в ответе нефтедобывающего гиганта прозвучало, что в заболевании Джека Хилла виноват «его образ жизни или простая случайность».

По оценке ВР, объем утечки нефти составлял 5 тысяч баррелей в сутки. Цифра явно занижена: согласно отчету GAP, ежедневно в воды залива из поврежденных труб скважины поступало от 62 до 146 тысяч баррелей нефти.

В апреле 2014 ВР объявила о полном завершении мероприятий по устранению последствий аварии. Нефтяной пленки на поверхности залива нет, пляжи открыты для отдыхающих. Корексит сделал свою работу.

Вопрос о том, куда делись по крайней мере 75% разлившейся нефти, до сих пор остается открытым. Согласно официальной версии правительства США, остатки нефти «просто испарились». Независимая экспертиза воды, омывающей побережье Мексиканского залива, показала совершенно иную картину.

В соответствии с исследованием, проведенным Джонатаном Хендерсоном (Jonathan Henderson) из Организации за восстановление Мексиканского залива (Нью-Орлеан), нефть никуда не исчезла – нефтяные сгустки и пропитанные ядовитой смесью останки флоры и фауны до сих пор густо покрывают дно залива и во время шторма выносятся на берег морскими волнами.

Работа или респиратор

После взрыва на нефтяной платформе ВР активно привлекала к поиску и сбору нефти частные суда, в том числе рыболовецкие. Участие в таких работах стало для местных рыбаков единственным способом заработка.

По словам бывшего рыбака Джека Хилла, им выдали бумажные костюмы, которые постоянно рвались и заклеивались скотчем; в результате нефть часто попадала на кожу.

Уже на второй день работ появилась сыпь, рассказывает Хилл. Дыхание стало затрудненным, глаза не выдерживали яркого света. Работали по 12 или 18 часов. К концу очередной смены начинались головная боль, кашель, судороги, из носа шла кровь.

Хотя на борту спасательного судна и были респираторы, Хиллу и его товарищам настойчиво советовали не надевать их: «Это может отпугнуть туристов». Хотя какие туристы в середине нефтяного пятна размером с Род-Айленд, было непонятно.

Наконец, после небольшого бунта, устроенного возмущенными рыбаками, бумажные хирургические маски им все же выдали.

«Во всем этом было что-то не так, – поделился с Bellona Джек Хилл. – Защитные средства, которые нельзя использовать. Самолеты, распылявшие токсичный диспергент. Густая и черная как деготь вода. Правила, которые постоянно нарушались. И постоянное ощущение тошноты».

В соответствии с политикой безопасности ВР, самолеты не могли распылять корексит в пределах двух морских миль от спасательных судов. Но на это правило, как и на многие другие, просто закрывали глаза.

Как рассказал журналисту Bellona.org 34-летний Джори Данос из Луизианы, над судном, на котором он работал в течение нескольких месяцев, четырежды распыляли корексит. «Я видел, как какая-то дрянь вылетает из самолета, – вспоминает Данос, – облако серого цвета надвигалось на меня, а я ничего не мог сделать».

Во время распыления препарата на рабочих не было даже респираторов: руководство, по словам Даноса, беспокоила не безопасность людей, а то, как они будут выглядеть в средствах массовой информации. У вас есть выбор, говорили тем, кто проявлял излишнюю озабоченность своим здоровьем, работайте без респираторов или увольняйтесь.

Сейчас у Даноса тяжелое поражение мозга, что проявляется в повышенной тревожности и частых приступах необъяснимой агрессии – по свидетельству родственников, до участия в операции по сбору нефти ничего подобного с ним не происходило.

В некоммерческой организации LEAN, занимающейся изучением последствий разлива нефти, рассказали, что полноценные защитные средства отсутствовали почти у 47 тысяч рабочих, нанятых для проведения спасательной операции.

Данное обстоятельство категорически отрицают в ВР. В ответе, полученном Bellona по электронной почте из отдела компании по связям с общественностью, говорится, что «все работники были надлежащим образом защищены», «руководство компании тщательно наблюдало за соблюдением правил безопасности», и «все суда были оснащены необходимыми средствами защиты».

Синдром Бритиш Петролеум

Доктор Майкл Робишо – один из немногих, кто тщательно изучил и задокументировал симптоматику отравления нефтью и корекситом, даже придумал для нее название – «ВР-синдром». «Однако вы не найдете описания ВР-синдрома ни в одном учебнике, потому что правительство отказывается признавать его существование», – сказал Робишо в интервью Bellona.

«Девять из наиболее типичных симптомов моих пациентов отсутствуют в списке болезней, которые подлежат компенсации, – возмущен Робишо, – в их число входят потеря памяти, повышенная утомляемость, суставные и мышечные боли».

Именно поэтому значительная часть пострадавших до сих пор не может добиться выплат за ущерб, причиненный здоровью нефтяным разливом. Большинство из них – молодые люди от 20 до 40 лет, обремененные семьями, до взрыва нефтяной платформы имевшие неплохую работу.

Теперь они – инвалиды, прикованные к своим домам и зачастую не получающие никакой материальной помощи, так как власти не признают их заболевания последствием нефтяной катастрофы.

Без государственной поддержки остались и те, кто получил однократную компенсацию от ВР.

34-летний Ламон Мур из Алабамы не может подняться по лестнице без остановки – задыхается. Часами его не отпускают головные боли, мучают боли в желудке, а глаза слезятся от солнечного света.

Во время катастрофы Мур в составе бригады из 15 человек очищал пляжи от нефти. В соответствии с инструкциями, полученными от ВР, работники обязаны были определять толщину нефтяных пластов, опуская в них голые пальцы. «Если толщина слоя доходила до второго сустава, то есть была больше двух дюймов, его засыпали песком, если меньше – собирали руками в специальные емкости», – вспоминает Мур.

И Ламон Мур, и Джек Хилл, и многие другие сборщики нефти по окончании работ получили от ВР чеки на 50 тысяч долларов в обмен на отказ от претензий в будущем. Для рыбаков, не привыкших к роскоши, это была огромная сумма. В предвкушении новой жизни они бросились скупать машины, дома, земельные участки. Они не знали, что из-за сильного загрязнения воды улов в последующие годы сократится на 60%, и они окажутся без средств к существованию.

«Это было чем-то вроде взятки, – сказал корреспонденту Bellona.org Джек Хилл, как и все остальные, слишком поздно осознавший обман, – в компании просчитали, что выгоднее заплатить один раз, чем потом оплачивать всем пострадавшим дорогостоящее лечение, которого они будут добиваться через суд».

По мнению Майкла Робишо, система единовременных выплат, придуманная в ВР, не может вызывать ничего, кроме ярости, а ситуацию в целом можно сравнить с иностранным вторжением. «Гигантская зарубежная нефтяная компания пришла в Соединенные Штаты, отравила залив и выбросила людей как мусор», – считает он.

Похоже, равнодушие к людям – это и есть синдром Бритиш Петролеум.

ecowars.tv

Глубоководный горизонт (2016) фильм смотреть онлайн бесплатно HD 720p

Оригинальное название: Глубоководный горизонт / Deepwater HorizonСтрана: СШАЖанр: боевик, триллер, драмаКачество: HDRipРежиссер: Питер БергВ ролях: Дилан О’Брайен, Марк Уолберг, Джина Родригез, Курт Рассел, Кейт Хадсон, Джон Малкович, Итан Сапли, Сью-Линн Ансари, Брэд Лелэнд, Дж.Д. Эвермор

Описание: Нефтяная платформа Deepwater Horizon была хорошо известна в определенных кругах. Мировая общественность не знала о ней ничего. И этого было достаточно. Людям не стоит забивать свою голову такой информацией. Но случилось то, что заставило людей узнать об этой платформе. В 2010 году на ее территории произошел взрыв. Все сотрудники, находящиеся в тот момент на службе, были шокированы происходящим. Никто не предвидел того, что на нефтяной платформе произойдет взрыв, который повлечет за собой массу негативных последствий. В новостях сразу стали появляться первые сведения о предстоящей катастрофе.

Нефть, которая содержалась на территории платформы, вылилась прямо в Мексиканском заливе. Экологи и защитники окружающей среды тут же подняли панику. Они начали пугать общественность информацией, что последствия взрыва на нефтяной платформе грозят превратиться в новую экологическую катастрофу. Они посчитали, что разлив огромного количества нефти в водах Мексиканского залива стал второй по величине экологической катастрофой за всю историю США. Фильм пытается рассказать о том, что действительности происходило на платформе до момента взрыва, в процессе и после него.

Глубоководный горизонт (2016) фильм смотреть онлайн в хорошем качестве бесплатно

www.kinopictures.net

Ядерный взрыв для рынка нефти

Однако пока в своём намерении наказать Тегеран Вашингтон остаётся в одиночестве, а иранская нефть тем временем продолжает достаточно успешно прокладывать себе дорогу к потребителям, включая верных (казалось бы) союзников Соёдиненных Штатов. 

Согласно подсчётам экспертов Международного энергетического агентства (IEA), по итогам 2017 г. среднесуточная добычи нефти в Иране достигли 3,79 млн баррелей (+10,5% к 2016 г.). При этом экспорт жидких углеводородов за тот же период составил 2,5 млн барр./сут., то есть превысил показатель 2011 г., последнего перед введением прошлых санкций по инициативе США. 

Заметим, что снижение азиатской составляющей иранского нефтяного экспорта объясняется очень просто – сразу после снятия санкций нефть из Ирана просто хлынула в Европу. Согласно официальной статистике Евросоюза, в 2017-м её объёмы выросли более чем в два раза – с 291 до 620 млн барр./сут. При этом уже в прошлом году Ирану удалось потеснить на европейском рынке Ирак, который переместился на третье место, снизив свои поставки в регион с 240 до 170 тыс. барр./сут. Первой (ещё в январе 2016 г.) о заключении долгосрочных контрактов на поставку иранской нефти заявила греческая Hellenic Petroleum. В прошлом году на долю компании пришлось около 75 тыс. барр./сут., которыми она решила заменить российскую смесь Urals, ранее использовавшуюся для снабжения трёх НПЗ.  Однако греческих нефтепереработчиков оставила далеко позади Италия, которая в 2017 г. увеличила импорт нефти из Ирана более чем в четыре(!) раза – с 48 до 200 тыс. барр./сут. Таким образом, Иран стал вторым по объёмам поставок "чёрного золота" в эту страну после Азербайджана (250 тыс. барр./сутки). Примеру Италии последовала Франция (110 тыс. барр./сут.). Германия также попробовала иранской нефти, правда в меньших дозах – в среднем 16 тыс. барр./сут. в течении всего 2017 г., с максимальными (до 43 тыс. барр./сут.) закупками в марте. 

Учитывая степень присутствия в Иране крупных российских операторов (см. статью "Нефть для России – не только в России", в №1-2/2018),  непросто будет выяснить, какая часть иранской нефти, закупленной государствами ЕС, на самом деле может оказаться "русской" – главное, что она успешно питает европейские НПЗ. 

Тем не менее, ключевым покупателем "чёрного золота" у Ирана по-прежнему остаётся Азия, на долю которой приходится свыше 60% его поставок. Кстати, именно благодаря азиатским партнёрам (а именно – Китаю, Индии и Турции) официальному Тегерану удавалось продавать нефть даже в трудный период 2012-2015 гг. 

После снятия санкций Китай тут же увеличил импорт нефти из Исламской Республики до 623 тыс. барр./сут., причём этот уровень остаётся практически неизменным. Индия до последнего времени продолжала наращивать этот показатель (459 тыс.  в 2016 г. и порядка 480 тыс. барр./сут. в 2017-м). Южная Корея в прошлом году установила своеобразный рекорд, закупая в среднем 351 тыс. барр./сут., что на 45% больше, чем в 2011 г. Чуть меньший (+29%) прирост относительно  последнего предсанкционного года продемонстрировала Турция, которая в 2017 г. в среднем импортировала по 240 тыс. барр./сут. 

Таким образом, из основных азиатских покупателей в полной мере не восстановила свои закупки иранской нефти только Япония, которая в 2017 г. приобретала её "всего" по 170 тыс. барр. в сутки. Однако подобное перемещение со второго (после Китая) на пятое место среди импортёров нефти из Ирана скорее связано с общим сокращением объёмов японского импорта, нежели с чисто рыночными факторами или тем более с политическими предпочтениями Страны Восходящего Солнца.

Первые же месяцы 2018 г. показали, что Иран продолжает медленно, но уверенно наращивать добычу нефти выше порога добровольного ограничения (3,80 млн барр./сут.), принятого в ноябре 2016 г.в рамках соглашения ОПЕК+. И хотя заявления главы Национальной иранской нефтяной компании (NIOC) Али Кадора об увеличении этого показателя до 4 млн барр./сут. уже к 20 марта текущего года так и не получили практического подтверждения, по итогам апреля был зафиксирован очередной рекорд – 3,83 млн барр./сут. 

Заметим, что даже эта цифра почти на 100 тыс. превышает максимальные значения летних месяцев 2011 г. (3,72-3,75 млн барр./сут.), а её увеличение сдерживается крайне ограниченным притоком иностранных инвестиций в добывающую отрасль. Таким образом, Иран уже вышел на досанкционные объёмы производства сырья и формальных причин наращивать их далее у него нет. Зато налицо причина чисто экономическая – увеличение экспорта углеводородов, причём как на азиатском, так и на европейском направлении. Любопытно, что как раз накануне первого заявления Д. Трампа о намерении возобновить санкции руководство NIOC сообщило о своих "беспрецендентных" достижениях в этой области. По официальным данным, в апреле компания экспортировла 2,6 млн барр./сут. сырой нефти и порядка 270 тыс. барр./сут. газового конденсата. Большая часть этого сырья была закуплена Китаем, Индией, Южной Кореей и Японией, причём на долю двух первых стран пришлось более половины (1,4 млн барр./сут.). 

На фоне подобных успехов Ирана в деле освоения рынков, столь привлекательных для сланцевых операторов США, становится очевидным, что ядерная программа Тегерана – скорее повод, нежели истинная причина для волевых действий Вашингтона. Ещё более наглядно это показывает сопоставление данных по добыче нефти в Иране и её экспорта из США в сочетании с анализом предшествующих знаковых событий для мирового рынка энергоносителей.

На первый взгляд может показаться несколько странным, что эксперты Bloomberg сравнивают показатели добычи "чёрного золота" в одной стране с её экспортом из другой. Однако при ином подходе стал бы слишком очевиден тот факт, что решение о санкционной атаке на Иран было принято именно в ответ на рост его нефтяного экспорта выше отметки в 2,5 млн барр./сут., которая вплоть до последнего времени оставалась недостижимой для самих Соединенных Штатов. Кстати, её достижение стало возможным для американских операторов лишь после декабря 2016 г. – вследствие роста нефтяных котировок благодаря сделке ОПЕК+. Сами США не присоединились к данному соглашению, однако в полной мере использовали его рыночные последствия для реанимации национальной нефтедобычи (прежде всего сланцевых разработок). До этого, несмотря на отмену запрета на вывоз сырой нефти из США, нефтяной экспорт едва превышал 500 тыс. барр./сут. С достижением же рубежа в 2,5 млн соблазн устранить серьёзного конкурента нерыночным путём, похоже, стал для Вашингтона просто непреодолимым. Но что же из этого вышло и каких последствий можно ожидать в ближайшем будущем?

Полный текст читайте в №6 "Нефти России"

neftrossii.ru

Взрыв на нефтяной платформе в озере Маракайбо

Работа на нефтепромыслах нелегка, порой, очень опасна. Компании становятся мишенью террористов из-за стратегической важности добычи нефтяного сырья. Но и без внешних угроз добывать черное золото тяжело, приходится тщательно следить за техникой безопасности. Несмотря на это, аварии на объектах происходят с пугающей регулярностью.

28 января на венесуэльском озере Маракайбо взрывом повредило нефтедобывающую платформу. Предполагают, что причиной инцидента стал пожар в машинном отделении. При возгорании сильно пострадал оператор станции, у которого ожог 90% поверхности тела. Сотрудник оперативно, на вертолете, доставлен в клинику, но обширные ожоги оставляют мало шансов на спасение. Кроме того, еще несколько работников компании PDSVA числятся пропавшими без вести, возможно, они погибли.

Охрана объектов добычи и глубокая переработка нефти

Служащим компании и полиции предстоит разобраться в случившимся. Если подтвердится версия теракта или саботажа, придется принимать дополнительные меры по охране. Для нефтедобывающих стран, живущих, во многом, продажами сырья, каждое происшествие подобного рода наносит материальный и моральный ущерб. Если вся нефть уходит за границу страны, без должной переработки, даже потеря одной вышки или платформы, может грозить серьезными неприятностями для бюджета. Выход здесь кроется в повышении глубины переработки сырья, создании синтетических продуктов. Одним из таких является масло ВМ-6 для вакуумных насосов. Наряду с простым разделением нефти на топливные фракции, надо заботиться о преобразовании их в более дорогой синтетический продукт, который можно использовать для внутренних нужд и успешно продавать зарубежным потребителям.

Читайте так же:

www.neft-nn.ru