Убиты ли китовые акулы пролитой в заливе нефтью? Ядовита ли нефть


Убиты ли китовые акулы пролитой в заливе нефтью?

   Утечка нефти в заливе помешала распространению питательной естественной среды китовых акул и, возможно, убила некоторых самых больших в мире рыб, как утверждает новое исследование.

   По оценкам ученых, 4.9 миллионов баррелей нефти (один баррель равен 42 галлонам или 159 литрам) вылилось на территорию южной части дельты реки Миссисипи, где за последние годы была обнаружена третья часть китовых акул всего северного залива Мехико, говорят ученые.

   Рыба, достигающая в длину 45 фунтов (14-метров), все еще остается большой загадкой для ученых. В Международном Союзе по защите природы эти рыбы рассматриваются, как уязвимые виды.

   «Нефть пролилась в самое неподходящее время в самом не подходящем для китовых акул месте», - сказал биолог Эрик Хофмайер, который изучал китовых акул в исследовательской лаборатории при университете Миссисипи на побережье залива южной части реки.

   Ученые подтвердили тот факт, что животные не могли избежать пленки нефти на поверхности, где гигантская рыба может питаться по 7-8 часов в день. Нефть могла забить жабры рыбы, в результате чего та могла бы задохнуться, или же она могла отравить ее добычу, хотя ни одной мертвой китовой акулы обнаружено не было, как отметил Хофмайер.

   «Мы просмотрели снимки, сделанные с воздуха, на которых были запечатлены животные, плавающие в толстом слое нефти, в нескольких милях от источника выброса», - сказал Хофмайер, один из членов Национального географического общества.

   «К концу дня, если эти животные питались на территории, поверхность которой была покрыта слоем нефти, при условии, что они глотали нефть, есть большая вероятность того, что они погибнут и пойдут ко дну. С этой точки зрения мы не имеем представления о том, сколько животных пострадало».

   Токсична ли нефть для акул, фильтрующих свою пищу?

   Не смотря на то, что большая часть нефти исчезла с поверхности воды в заливе, утечка все еще остается, и ученые продолжают предпринимать попытки раскрыть результаты воздействия этих невидимых эффектов на жизнь дикой природы в заливе.

   К примеру, некоторые токсичные ингредиенты нефти и даже химические диспергирующие добавки, которые был использованы для очистки воды, могли стать потенциальной причиной длительных проблем для китовых акул и многих других видов. Ученые отмечают, что это может поставить под угрозу эндокринную и иммунную системы животных.

   Китовые акулы фильтруют большое количество воды посредством своего рта и жабр, пропуская через себя почти 160.00 галлонов (605.000 литров) воды в час, т.к. они питаются крошечным планктоном и рыбой.

   Эти акулы плавают с широко открытым ртом для того, чтобы засасывать воду, богатую планктоном, которую они потом выпускают назад, пропуская через свои жабры. Внутри остаются лишь крошечные кусочки еды.

   «Без сомнения, они всосут загрязнители, даже в распавшейся форме. Останутся ли они в их тканях и возымеют ли это эффект на состояние их здоровья?», - задается вопросом биолог Боб Хьюэтер, директор Центра по исследованию акул морской лаборатории в Сарасота, штат Флорида.

   Для того, чтобы ответить на этот вопрос, сегодня многие ученые работают над тем, чтобы определить, присутствуют ли полициклические ароматические углеводороды (ПАУ) и другие загрязнители нефти в тканях и крови китовых акул, обитающих в заливе.

   «Вероятнее всего, на то, чтобы определить вред, нанесенный здоровью животных и их психике пролитой нефтью, уйдут годы», - сказал Хьюэтер.

www.okeanavt.ru

Ядовитая нефть - Slon.ru

ЭКОНОМИКА СЛЕДУЕТ ЗА НЕФТЬЮ

Синяя линия на графике – прогноз динамики американского ВВП, сделанный в октябре 2007 года лишь на основании исторических данных о ВВП вплоть до третьего квартала 2007 года. По сути, эти оценки получены путем простой экстраполяции прежних тенденций. 

Желтая линия – это прогноз, который опирается не только на данные о ВВП до третьего квартала 2007 года, но и на информацию о том, что происходило с ценами на нефть в период с четвертого квартала 2007 года до третьего квартала 2009 года. Если бы вы исходили из того, что на экономику влияют лишь цены на нефть, то ждали бы дна кризиса в первом квартале 2009 года, нулевой динамики ВВП с первого по второй квартал и возобновления нормального роста в третьем квартале. 

Именно такой до сих пор и была траектория фактического ВВП, хотя дно, достигнутое во втором квартале 2009 года, было на 0,5 – 2% ниже, чем можно было ожидать, опираясь лишь на данные о нефтяных ценах.

Я не сомневаюсь, что проблемы на финансовых рынках сыграли более существенную роль в резком обвале производства в четвертом квартале 2008 года и первом квартале 2009-го, чем цены на нефть. При использовании других подходов к оценке влияния нефти на глубину спада, проанализированных в моем исследовании, степень этого влияния оказалась бы менее существенной, чем можно судить на основании нашего графика.

С другой стороны, все рассмотренные в работе модели указывают на то, что нефть оказала значительное влияние на экономику на начальном этапе спада, и сложно отрицать, что финансовый кризис усугубило то, что к моменту краха Lehman в сентябре 2008 года в США уже в течение трех кварталов продолжалась рецессия.

СЛЕДУЮЩИЙ НЕФТЯНОЙ ШОК

Что все эти расчеты говорят о будущем – в тот момент, когда цены на нефть вернулись к $80 за баррель?

Зависимость, на основе которой был построен приведенный выше график, указывает на существование порогового эффекта – следующий нефтяной шок начнет оказывать разрушительное воздействие не сразу. Цены на нефть должны превысить $130, прежде чем вновь начнут влиять на рост ВВП.

С другой стороны, в исходном исследовании, в котором была выведена эта зависимость, признавалось, что имеющиеся данные не дают возможности сделать однозначный выбор в пользу одного из правдоподобных нелинейных вариантов. Другие модели, рассмотренные в моей работе, предполагают наличие простой линейной зависимости, в соответствии с которой недавний рост цен на нефть уже должен был начать оказывать давление на расходы компаний и домохозяйств.

Еще одна величина, которую, как мне кажется, важно принимать во внимание, – это доля затрат на энергоресурсы в бюджете среднестатистического американского потребителя. Она значительно снизилась в 1990-х годах, и многие потребители смогли игнорировать умеренные колебания цен на энергоносители. Если же доля затрат на энергоресурсы превышает 6%, цены становятся более весомым фактором.

Минувшим летом этот показатель достиг пика на уровне 6,8%, однако позже из-за падения цен на энергоносители снизился до 4,7%. Новый скачок цен на нефть этим летом привел к росту доли затрат на энергию почти до порогового значения – 5,4% в сентябре.

С сентября цены на нефть выросли еще на 15%.

Оригинал статьи

republic.ru

35. К новой сланцевой лихорадке. Опасна ли для России добыча сланцевой нефти в США

Итак, американская «сланцевая лихорадка» перекинулась с природного газа на нефть. Взрывной рост добычи на крупнейшем месторождении сланцевой нефти Bakken в Северной Дакоте – это уже факт. Похожая динамика и на Eagle Ford в Техасе. Рост американской добычи, разумеется, увеличит и суммарное мировое предложение нефти, а потому нам уже предрекают падение мировых нефтяных котировок.На самом деле такое развитие событий возможно, но маловероятно. А вот более вероятна в некотором смысле противоположная ситуация - рост добычи сланцевой нефти в Соединенных Штатах может продолжаться только на фоне стабильно высоких (ну скажем, на нынешнем уровне) цен на нефть. Почему? Дело в том, что себестоимость добычи сланцевой нефти достаточно велика. По оценкам участников этого рынка, это 60 (минимум), а скорее 80-90-100 долларов за баррель. Соответственно, при низком уровне нефтяных котировок производство сланцевой нефти станет нерентабельно, а сами Соединенные Штаты, в свою очередь, вновь увеличат свою зависимость от импорта этого энергоносителя.Предсказание цен на нефть – дело, в общем-то, неблагодарное, так как ценообразование на «черное золото» до сих пор остается в известном смысле вещью в себе. Тем не менее определенные рычаги воздействия на котировки у США есть. К примеру, увеличение денежной массы (те самые количественные смягчения денежно-кредитной политики – «QE») традиционно ведут к росту нефтяных цен. С другой стороны, у Штатов достаточно тесные связи с ближневосточными монархиями (в первую очередь, речь о Саудовской Аравии), которые, несколько снизив предложение своей нефти на рынке, могут оказать заметную поддержку ценам. Тем более, это в общем-то отвечает и собственным интересам саудитов.Разумеется, в стратегии поддержания стабильно высоких нефтяных цен для США есть и недостаток – ведь страна в любом случае остается крупнейшим импортером нефти, а затраты на эту статью составляют до половины дефицита внешнеторгового баланса.В то же время, высокие цены на нефть позволяют США сдерживать своих основных геополитических конкурентов – Евросоюз и, главное, Китай. Которым, приходится платить за нефть в конечном итоге реальными товарами. Самим же Штатам пока удается удерживать доллар в качестве мировой резервной валюты, расплачиваясь долговыми расписками, в результате чего фактор больших расходов на импортную нефть в общем-то нивелируется.Кроме того, не следует забывать, что зависимость от импортной нефти в Китае усиливается, а в США - ослабевает. Пару лет назад Китай уже прошел психологическую отметку в 50% по нефтяному импорту. В Соединенных Штатах же напротив после рекордной нефтезависимости в 60% (в 2005 году) началось снижение этого показателя – на текущий год он составит около 42%. И этот показатель будет снижаться и дальше по мере роста сланцевой добычи.Правда, чтобы события действительно развивались описанным выше образом, необходимы еще два условия: себестоимость добычи должна остаться высокой, а объемы добываемой сланцевой нефти останутся относительно небольшими. Пока все говорит о том, что так и получится. Добыча сланцевой нефти не менее проблемна, чем добыча сланцевого газа. Что касается роста объемов добычи, то разброс оценок по как всегда большой, но скорее всего речь идет о 2-3 млн дополнительных баррелей в день (в дополнении к существующим объемам американской добычи). Что позволит снизить импорт почти в 1,5 раза – с текущих 9 до 6 млн баррелей в день.Еще один вопрос, который может задать читатель – почему на газовом рынке США процессы развиваются совсем иначе? Во-первых, на начало сланцевой добычи Штаты и так почти полностью (в отличие от нефти) обеспечивали себя газом. Кроме того, нефтяной рынок значительно более глобальный и гибкий, чем газовый, а стоимость транспортировки нефти из Америки в Европу или Азию на порядок ниже, чем в случае природного газа.Впрочем, ситуацию с избытком газа Штаты тоже используют в свою пользу. По всей видимости, именно газ (точнее, низкие внутренние цены на него) США сделают своим конкурентным преимуществом на ближайшие годы. Поэтому рискнем предположить, что экспорт СПГ из США будет носить крайне умеренный характер. Решение об объемах экспорта будет принято в ближайшее время на основе специального исследования Минэнерго США. Его публикация, кстати, откладывалась уже дважды. Что говорит как минимум о серьезной внутренней борьбе между производителями (заинтересованными в экспорте) и промышленниками (заинтересованными в низких внутренних ценах). А может быть, и о неуверенности в долгосрочных перспективах сланцевой добычи. Кроме того, вновь вспомним о китайском факторе – выбрасывая свой газ на мировой рынок, США фактически усиливают китайскую экономику, ослабляя свою собственную. Так или иначе, сланцевые революции в США – и нефтяная, и газовая -- не принесут проблем российскому нефтегазового экспорта. Правда, лишь в том случае, если эти революции перекинутся на другие страны. Но это - отдельная история.

Александр Собкоhttp://www.odnako.org/blogs/show_21819/

alienado1.livejournal.com

К новой сланцевой лихорадке. Опасна ли для России добыча сланцевой нефти в США

Итак, американская «сланцевая лихорадка» перекинулась с природного газа на нефть. Взрывной рост добычи на крупнейшем месторождении сланцевой нефти Bakken в Северной Дакоте – это уже . Похожая динамика и на Eagle Ford в Техасе. Рост американской добычи, разумеется, увеличит и суммарное мировое предложение нефти, а потому нам уже предрекают падение мировых нефтяных котировок.

На самом деле такое развитие событий возможно, но маловероятно. А вот более вероятна в некотором смысле противоположная ситуация - рост добычи сланцевой нефти в Соединенных Штатах может продолжаться только на фоне стабильно высоких (ну скажем, на нынешнем уровне) цен на нефть. Почему? Дело в том, что себестоимость добычи сланцевой нефти достаточно велика. По оценкам участников этого рынка, это 60 (минимум), а скорее 80-90-100 долларов за баррель. Соответственно, при низком уровне нефтяных котировок производство сланцевой нефти станет нерентабельно, а сами Соединенные Штаты, в свою очередь, вновь увеличат свою зависимость от импорта этого энергоносителя.

Предсказание цен на нефть – дело, в общем-то, неблагодарное, так как ценообразование на «черное золото» до сих пор остается в известном смысле вещью в себе. Тем не менее определенные рычаги воздействия на котировки у США есть. К примеру, увеличение денежной массы (те самые количественные смягчения денежно-кредитной политики – «QE») традиционно ведут к росту нефтяных цен. С другой стороны, у Штатов достаточно тесные связи с ближневосточными монархиями (в первую очередь, речь о Саудовской Аравии), которые, несколько снизив предложение своей нефти на рынке, могут оказать заметную поддержку ценам. Тем более, это в общем-то отвечает и собственным саудитов.

Разумеется, в стратегии поддержания стабильно высоких нефтяных цен для США есть и недостаток – ведь страна в любом случае остается крупнейшим импортером нефти, а затраты на эту статью составляют до половины дефицита внешнеторгового баланса.

В то же время, высокие цены на нефть позволяют США сдерживать своих основных геополитических конкурентов – Евросоюз и, главное, Китай. Которым, приходится платить за нефть в конечном итоге реальными товарами. Самим же Штатам пока удается удерживать доллар в качестве мировой резервной валюты, расплачиваясь долговыми расписками, в результате чего фактор больших расходов на импортную нефть в общем-то нивелируется.

Кроме того, не следует забывать, что зависимость от импортной нефти в Китае усиливается, а в США - ослабевает. Пару лет назад Китай уже прошел психологическую отметку в 50% по нефтяному импорту. В Соединенных Штатах же напротив после рекордной нефтезависимости в 60% (в 2005 году) началось снижение этого показателя – на текущий год он составит около 42%. И этот показатель будет снижаться и дальше по мере роста сланцевой добычи.

Правда, чтобы события действительно развивались описанным выше образом, необходимы еще два условия: себестоимость добычи должна остаться высокой, а объемы добываемой сланцевой нефти останутся относительно небольшими. Пока все говорит о том, что так и получится. Добыча сланцевой нефти не менее проблемна, чем добыча сланцевого газа. Что касается роста объемов добычи, то разброс оценок по как всегда большой, но скорее всего речь идет о 2-3 млн дополнительных баррелей в день (в дополнении к существующим объемам американской добычи). Что позволит снизить импорт почти в 1,5 раза – с текущих 9 до 6 млн баррелей в день.

Еще один вопрос, который может задать читатель – почему на газовом рынке США процессы развиваются совсем иначе? Во-первых, на начало сланцевой добычи Штаты и так почти полностью (в отличие от нефти) обеспечивали себя газом. Кроме того, нефтяной рынок значительно более глобальный и гибкий, чем газовый, а стоимость транспортировки нефти из Америки в Европу или Азию на порядок ниже, чем в случае природного газа.

Впрочем, ситуацию с избытком газа Штаты тоже используют в свою пользу. По всей видимости, именно газ (точнее, низкие внутренние цены на него) США сделают своим конкурентным преимуществом на ближайшие годы. Поэтому рискнем предположить, что экспорт СПГ из США будет носить крайне умеренный характер. Решение об объемах экспорта будет принято в ближайшее время на основе специального исследования Минэнерго США. Его публикация, кстати, откладывалась уже дважды. Что говорит как минимум о серьезной внутренней борьбе между производителями (заинтересованными в экспорте) и промышленниками (заинтересованными в низких внутренних ценах). А может быть, и о неуверенности в долгосрочных перспективах сланцевой добычи. Кроме того, вновь вспомним о китайском факторе – выбрасывая свой газ на мировой рынок, США фактически усиливают китайскую экономику, ослабляя свою собственную. Так или иначе, сланцевые революции в США – и нефтяная, и газовая -- не принесут проблем российскому нефтегазового экспорта. Правда, лишь в том случае, если эти революции перекинутся на другие страны. Но это - отдельная история.

www.nalin.ru

высока ли радиация в баке из-под нефти?

нет, нефть не радиоактивна

с каких пор нефть радиоактивной стала?

Наверное, имеется ввиду, что нефть образовалась очень давно и содержит большое количество изотопа углерода 14 (по которому геологический возраст и определяют методом радиоуглеродного анализа) . Если так, то его там раза в 1.5 выше обычного уровня для самых древних месторождений, что не может оказать на здоровье человека ровным счетом никакого влияния. Про наличие в нефти других радиоактивных компонентов я не слышал.

Нефть радиоактивна. Радиация в опасных количествах накапливается во всех трубах и запорной арматуре при нефтедобыче. В СССР была программа утилизации этих радиоактивных отходов. Кстати в инете имеются статьи на данную тему. <a rel="nofollow" href="http://live-energo.ru/articles/11674" target="_blank">http://live-energo.ru/articles/11674</a>

touch.otvet.mail.ru