VGil journal. Зачем человеку нужна нефть


Россия. Зачем нам нужны нефть и газ, если они не приносят доход народу? / vlasti.net

Ну вот, они все падают и падают. 60, 50, 40 долларов за баррель. И это цены на нефть марки Brent, коей у нас отродясь не производили. Родимая Urals упала еще ниже. Рентабельности – ноль

Ну вот, они все падают и падают. 60, 50, 40 долларов за баррель. И это цены на нефть марки Brent, коей у нас отродясь не производили. Родимая Urals упала еще ниже. Рентабельности – ноль, а правительство готово объявлять шпионом каждого, кто проконсультирует иностранца. С газом пока вроде бы все не так плохо, но глобальный экономический кризис еще скажет свое веское слово. Глядишь, и телефонные разговоры с гражданами другого государства будут рассматриваться как предательство.

Премьерско-президентский дуумвират изо всех сил пытается поддержать ископаемый бизнес. И пошлины ему снижают, олигархам наши деньги из Стабфонда выдают мешками, если не фурами. Хотя понять премьера с президентом можно. Отчего же не помочь себе и «своим»? Вот народ – это другое дело. Народу с нефти да газа сроду не обламывалось. Помните, чем оканчивались все разговоры о ренте с добычи полезных ископаемых? Правильно. Ничем.

Угол зрения нынче уж больно хорош. Отчетливо видно, как держится Россия-матушка из последних сил на одной ноге, и та – с нефтегазовой гангреной. Скоро сгниет, если вовремя не отрезать. Невольно возникает в голове вопрос, так сказать, общего свойства.

Зачем вообще России нужны нефтедобыча и газодобыча, если они не приносят народу доход, истощают невосполнимые запасы полезных ископаемых, наносят урон экологии, не стимулируют развитие высокотехнологичного производства, а при высоких ценах на сырье являются средством «затвердевания» политического режима?

Ответ общего свойства. Они не нужны. Архаичное представление о богатстве как об огромных закромах Родины, где сокрыты океаны нефти, газа, безбрежное «море тайги», и надежду на то, что все это можно запросто продавать за границу, почивая на печи, как Иван-дурак, давно пора выкинуть на помойку истории. Богатство – оно в голове, в Силиконовых долинах, а не на безжизненном плато Тимано-Печорской нефтегазоносной провинции.

Добывать, предположим, минимум ископаемых в рамках обеспечения энергетической безопасности страны, а экспорт запретить. Целиком и полностью. Со временем, когда произойдет технологическая перестройка народного хозяйства, можно будет законсервировать и добычу на внутренние нужды. Американцы не зря давно уже запретили разработку своих нефтяных месторождений. Единственная в мире сверхдержава знает, что делает.

Вот это будет настоящий подъем национальной экономики. Все остальные меры по разгону отечественной промышленности так и останутся туфтой, пока есть надежда на получение сверхприбыли от продажи полезных ископаемых. Пусть и в перспективе, пусть и после кризиса. Тут даже напоминать нечего, ни одна сырьевая страна в начале XXI века не стала привлекательной для жизни, свободной и демократической. С другой стороны, поставщиков ресурсов на земле хватит и без нас.

Зато совершенно безумные с точки зрения условий жизни города и поселки на Крайнем Севере прекратят свое существование, и люди вернутся в нормальную среду обитания – в среднюю полосу или на юг страны. Правящая верхушка России расстанется с искушением жить шантажом европейских стран («А мы вам вентиль закроем»). Глядишь, станем нормальной страной, а не всемирным пугалом с трубопроводами, водкой и русскими красавицами.

А все, кто верует в спасительный нефтегаз и лечиться не желает, начнут собирать вещи и отправляться в ведущие страны-экспортеры вроде Саудовской Аравии или Ирана на ПМЖ, а еще лучше – сразу в Нигерию. Нигерийская массовая культура, рассказывают люди сведущие, как две капли воды похожа на российскую и тоже ориентирована на гламур. С такой ментальностью им явно туда.

Такая мера кажется радикальной лишь на первый взгляд. Нечто подобное в фазе перехода от индустриального общества к постиндустриальному проходил целый ряд государств. Та же Британская империя отказалась после Второй мировой войны жить с колониальных ресурсов, и ничего, стало Соединенное Королевство современным, высокотехнологичным.

Для развития демократии в стране надо создавать условия. Экономический кризис частично может поспособствовать этому. А вот дальше сами.

vlasti.net

Кому нужна нефть? Армии и флоту. А зачем нужны армия и флот? Чтобы была нефть. — VGil journal

Пост-индустриальное одичание

Ты не понимаешь: Вилли был коммивояжером. А для таких, как он, в жизни нет основы. Он не привинчивает гаек к машине, не учит законам, не лечит болезней. Он висит между небом и землей. Его орудия – заискивающая улыбка и до блеска начищенные ботинки. А когда ему перестают улыбаться в ответ, вот тут наступает катастрофа. Потом на шляпе появляется парочка сальных пятен, и человеку приходит конец. Никто не смеет винить этого человека! Коммивояжеру нужно мечтать, мальчик. Недаром он живет между небом и землей.

Артур Миллер. «Смерть коммивояжера»

Логика продаж проста: зарабатывать на всём. И в самом деле, 500 миллионов населения больше, чем 150. И купят они больше. Если будут деньги. А не будет денег – купят в кредит. Гаджеты или девайсы какие-нибудь. Новейших моделей. Главное, чтобы купили. Открыли кошельки, достали деньги, и заплатили. За образование, за здоровье… Вывернули карманы… хм… простите, это немного не о том. Это, скорее, о кипрском варианте «хранения» вкладов.

Расхожее нравоучение «производить – ерунда, надо уметь продать» породило толпы «мудрецов», за звонкую монету готовых объяснить что угодно, кому угодно и где угодно. Качество товара стало категорией почти мифической. Дерево – в стружку, стружку – на мебель, мебель на свалку, а то новую завезли… что-то в этой цепочке явно лишнее. Может, мебель?

Нехитрая арифметика экономики потребления привела к сразу двум явлениям – перепроизводству и недосбережению. Загадочно звучит? Ещё бы! Ограбление – скучно. Гораздо изящнее снизить гарантийный срок на товар. И пусть ошалевший от любви к своему девайсу потребитель заодно полюбит и сервис, покупая запчасти и новые модели. Как можно чаще. Тут главное – не перепутать. Молоко при современных методах «химизации» может храниться и полгода. Высокое искусство консервации, шутка ли. Для коммерции, заточенной на рекламу, это не метод. Всё – во имя безопасности. Потребителя? Едва ли. Безопасности инвестиций. Которые ещё и застрахованы в приличной страховой кампании от риска какого-нибудь. От метеорита, к примеру. Что, не может быть? Легко, в Челябинске не дадут соврать. Словом, суета вокруг обеспечения процесса обогащения – нешуточная. Но главное – не это. Главное – все делом заняты.

Придуманы новые явления. Пост-индустриальная экономика, к примеру. Это когда индустрии нет, а экономика вроде как осталась. Как существует – непонятно. Наверное, по типу барахолки, где покупаются старые вещи, чистятся, обклеиваются этикетками, заманчивыми наклейками «модернизировано» и выносятся на ту же барахолку. А потом ракеты падают. Зато производители этикеток счастливы. А если получают деньги из бюджета – счастливы до космических высот.

А на самом верху этой пирамиды лихорадочного сбыта – производитель вечнозелёных этикеток с портретами государственных деятелей.

Прямое голосование на выборах – уже не передовая демократия. Гораздо интереснее и прибыльнее коллегии выборщиков (и плевать, что население стало образованнее) или вовсе голосование несколькими округами за всю страну. Зато риски сведены к минимуму. А какой профит политтехнологам? Рисуй на графиках хоть 99,9%, никто и внимания не обратит. Вокруг процесса такая суматоха – только успевай считать. Не голоса, конечно же, – прибыль.

А в авангарде – коммивояжеры в мундирах. С улыбкой предлагающие целым народам нехитрый выбор между бомбёжкой и покупкой всякой всячины (и притом бомбы и снаряды – тоже ведь товар, и его сбывать нужно, а в нагрузку идут политические лозунги). Национальные традиции и культура потерпят, пока очередной «специалист по продажам» отрабатывает свою программу. И не важно, что покупатели ему уже не рады. Кому нужна нефть? Не в последнюю очередь – армии и флоту. А зачем нужны армия и флот? Чтобы была нефть. И попутно – немного прочей химии. И при чём тут проблемы Ближнего Востока? Главное – товар продать. Даже такой лежалый, как «истинная демократия».

Монстр государства национального благосостояния непрерывно выкачивает из карманов добропорядочных граждан триллионы на обеспечение их безопасности от угроз, порождённых этим же монстром.

Влипшее в паутину страха население покупает всё в кредит. Неизвестно, что будет завтра, а автомобиль, квартира или образование нужно вчера. Кредитные поводки самых разных фасонов постоянно в моде, баловни судьбы надувают пузыри всех форм и окрасов, пузыри лопаются, но паутина лишь немного изменившись, держит попавшую в неё муху прочно.

Народ замыкается в себе и дичает. В царстве кредита нет выхода, есть только вход. Не зря мечтал герой Артура Миллера:

Раз в жизни я хотел бы получить в собственность вещь, прежде чем она сломается! Вечно я состязаюсь с мусорной свалкой: только успеешь выплатить за машину, а она уже на последнем издыхании. Холодильник пожирает запасные части, как бешеный.

Они нарочно так делают свои товары: когда вы за вещь наконец выплатили, она уже никуда не годится.

источник

Метки: мысли в слух

vgil.ru

Что такое нефть и зачем она нужна

Что такое нефть и зачем она нужна

Ответы:

Нефть (из тур. neft, от персидск. нефт[9]) — природная маслянистая горючая жидкость со специфическим запахом, состоящая в основном из сложной смесиуглеводородов различной молекулярной массы и некоторых других химических соединений. Относится к каустобиолитам[10] (ископаемое топливо[11]).Подавляющая часть месторождений нефти приурочена к осадочным породам[3][12]. Цвет нефти обычно чисто-чёрный. Иногда варьирует в буро-коричневых тонах(от грязно-жёлтого до тёмно-коричневого, почти чёрного), изредка встречается нефть, окрашенная в светлый жёлто-зелёный цвет, и даже бесцветная, а также насыщенно-зелёная нефть[13][14]. Имеет специфический запах, также варьирующий от лёгкого приятного до тяжёлого и очень неприятного. Цвет и запах нефти в значительной степени обусловлены присутствием азот-, серо- и кислородсодержащих компонентов, которые концентрируются в смазочном масле и нефтяном остатке. Большинство углеводородов нефти (кроме ароматических) в чистом виде лишено запаха и цвета[15].На протяжении XX века и в XXI веке нефть является одним из важнейших для человечества полезных ископаемых.По химическому составу и происхождению нефть близка к природным горючим газам и озокериту. Эти ископаемые объединяют под общим названием петролиты. Петролиты относят к ещё более обширной группе так называемых каустобиолитов — горючих минералов биогенного происхождения, которые включают также другие ископаемые топлива (торф, бурые и каменный уголь, антрацит, сланцы).Нефть обнаруживается вместе с газообразными углеводородами на глубинах от десятков метров до 5—6 км. Однако на глубинах свыше 4,5—5 км преобладают газовые и газоконденсатные залежи с незначительным количеством лёгких фракций. Максимальное число залежей нефти располагается на глубине 1—3 км. На малых глубинах и при естественных выходах на земную поверхность нефть преобразуется в густую мальту, полутвёрдый асфальт и другие образования — например, битуминозные пески и битумы.

cwetochki.ru