Сланцевая нефть: зачем в США бурят себе в убыток . Зачем сша нефть


Зачем США экспортировать нефть | Геополитикум

С учетом возможных последствий для внутреннего американского рынка говорить, что снятие запрета на экспорт нефти превратит Штаты в мощного экспортера, не приходится. Нефтяная отрасль активно обрастает различными слухами, сплетнями, интерпретациями. Одна из таких возбуждающих новостей – Соединенные Штаты рассматривают вариант снятия запрета на экспорт нефти. Дело в том, что в 1985 году США ввели запрет на экспорт нефти, это была реакция на политику арабских стран после первого нефтяного кризиса 1973 года.

Зачастую те, кто берется рассуждать об отмене этого запрета, высказывают опасения, что США станут мощным экспортером нефти и это полностью поменяет картину на мировом нефтяном рынке. Читать такие оценки смешно. США остаются крупнейшим в мире импортером нефти. Надо просто понимать, что если Соединенные Штаты начнут экспорт нефти, это приведет к тому, что одновременно им придется увеличивать и импорт.

С одной стороны, все прекрасно знают об успехах «сланцевой революции» в Америке

За счет этих успехов США действительно поменяли расклад на мировом рынке.

СЛАНЦЕВАЯ РЕВОЛЮЦИЯ – АФЕРА ВЕКА

И действительно они сокращают импорт нефти. Однако все равно не надо забывать, что пока США больше всех в мире нефти импортируют. Только напомнив себе об этом факте, мы можем приступать к анализу ситуации с возможной отменой запрета на экспорт.

Сегодня США импортируют примерно 350 миллионов тонн нефти в год. Это очень приличная цифра. Скажем, наш уровень годовой добычи – порядка 526 миллионов тонн, чудовищная цифра.

Китай, в отличие от США, стремительно наращивает импорт, но пока еще на американский уровень не вышел (хотя в мае по суточному импорту и выбивался в лидеры). Китай сегодня импортирует около 300 миллионов тонн. Таким образом, все эти пугалки на тему «США зальет мировой рынок нефтью» весьма и весьма комичны.

Однако вопрос остается: зачем Соединенным Штатам, будучи крупнейшим импортером нефти в мире, нужно экспортировать свою нефть? Вроде бы, логики в этом нет. На самом деле, логика есть с точки зрения производителя нефти в США. Дело в том, что Вашингтон проводит хитрую политику: нефть была превращена усилиями США в глобальный биржевой товар, при этом в последние годы разрыв между ценами на европейском и на американском рынках (спред) стал большим.

ПО КОМ ЗВОНИТ НЕФТЯНОЙ КОЛОКОЛ

Если вы сравните цены на европейскую нефть марки Brent, эталонный сорт, и американскую нефть сорта WTI, в определенные моменты времени спред доходил даже до 100-120 долларов, что в принципе было абсолютно ненормальным для мирового рынка. Сейчас ситуация несколько улучшилась. Скажем, на 8 мая нефть марки Brent стоила порядка 65 долларов за баррель, а WTI – 58 долларов, т.е. спред составляет 7-8 долларов. И это тоже прилично за баррель. Европейцам нефть обходится дороже. Вот отсюда и недовольство американских компаний. Они видят, что рынок-то, оказывается, глобален, но в Европе торговать нефтью выгоднее. И с учетом крайней дешевизны фрахта американским нефтяникам оказывается прибыльнее сегодня эти потоки перенаправлять и добываемую в Штатах нефть, возможно, экспортировать.

Но, еще раз повторю, с точки зрения глобальных перетоков это будет означать, что они эту нефть заберут с внутреннего рынка и придется все равно ее как-то замещать. Поэтому-то правительство и относится к данному вопросу аккуратно.

НЕФТЬ: РАЗЛИВ НА ТРОИХ

Если бы речь шла о том, что с помощью такой меры можно было бы прижучить Россию и других ведущих экспортеров, это была бы одна история. Но ведь понятно, что этот трюк приведет к росту внутренних цен на бензин в США, тогда как низкие цены, безусловно, конкурентное преимущество Соединенных Штатов. Не секрет, что бензин в США на порядок дешевле, чем в Европе, что связано с более разумной налоговой политикой. Правительство США сознательно не берет налоги с бензинового бизнеса, чтобы бензин стоил дешевле. А европейцы сознательно берут эти налоги, чтобы наполнять бюджет и выполнять свои социальные программы. Потребители бензина платят, естественно, за чрезмерные расходы государственных бюджетов. Вот, собственно, поэтому американские нефтяники и лоббируют эту историю. Дело, в общем-то, не в большой геополитике. Поэтому не надо спешить в залихватских оценках.

Оригинал публикации: http://expert.ru/2015/05/15/zachem-ssha-eksportirovat-neft/

geopolitikym.org

Зачем США экспортируют нефть? | Вестник Кавказа

В годы, предшествовавшие  нефтяному буму, нефтяной экспорт США как таковой почти не существовал. Для этого было две причины. Как отмечает Роберт Рапир в статье Why The U.S. Exports Oil для Forbes, после введения в 1973 году эмбарго ОПЕК, был введен запрет на экспорт нефти как один из пунктов законопроекта об энергоресурсах, направленный на смягчение будущих нефтяных кризисов. Запрет на экспорт нефти ограничивал экспорт нефти из США во все страны, кроме Канады.

Но даже если бы этого запрета не было, нефтяное производство США серьезно сократилось за три десятилетия после 1970 года, хотя потребление нефти в стране росло. Таким образом, с течением времени просто не осталось нефти для экспорта. (Я использую эту формулировку с учетом того, что США являются импортером нефти и нефтепродуктов с 1949 года). По мере роста добычи нефти в США, динамика начала меняться. Благодаря запрету на экспорт нефти,  разница между стоимостью нефти марки West Texas Intermediate  (WTI) и стоимостью нефти марки Brent, торгуемой на международном рынке, исчезла, и WTI начала продаваться со скидкой.

Производители американской нефти вынуждены были продавать свою нефть нефтеперерабатывающим предприятиям США, которые с радостью перерабатывали нефть, купленную со скидкой, а затем экспортировали готовые топливные продукты по полной цене (поскольку запрет не охватывал готовые продукты). Производители нефти требовали прекращения запрета на экспорт, и в конце 2015 года их желание было исполнено - президент Обама подписал закон об общих ассигнованиях на 2016 год. В этом законопроекте о расходах в размере $1,15 трлн содержится положение, в котором говорится о необходимости ”содействовать эффективной разведке, производству, хранению, снабжению, маркетингу, ценообразованию и регулированию энергоресурсов, в том числе ископаемых видов топлива. Ни одно должностное лицо федерального правительства не должно налагать или применять ограничения на экспорт нефти”.

В 2016 году США экспортировали нефть почти в 30 стран. В 2017 году ежемесячный экспорт несколько раз превышал один миллион баррелей в день. Но США все еще импортируют около восьми миллионов баррелей нефти. В результате меня часто спрашивают, зачем мы вообще экспортируем нефть? Все сводится к качеству производимой нефти по сравнению с той нефтью, которую могут переработать американские НПЗ. 

На протяжении многих лет нефть в США становилась все более тяжелой и вязкой (это означает, что в ней содержатся более крупные молекулы углеводородов, а также больше серы). В глобальном масштабе добыча тяжелой нефти увеличилась в  Канаде, Венесуэле и Нигерии. Между тяжелыми, вязкими сортами и легкими сортами, такими как WTI и Brent  сформировался широкий ценовой дифференциал. Поскольку из тяжелой и вязкой нефти можно производить примерно такое же количество готовой продукции, как и из более легких сортов, у нефтепереработчиков есть серьезный финансовый стимул для обработки более дешевой нефти.

Поэтому переработчики в США потратили миллиарды долларов на установку оборудования для каталитического крекинга и гидроузлы, которые необходимы для переработки тяжелых и вязких сортов. После инвестирования всех этих денег в переработку тяжелой нефти, переработка таких легких сортов нефти как Bakken или Eagle Ford на НПЗ, приспособленных для тяжелых сортов, гораздо менее привлекательна, чем переработка тяжелой канадской или венесуэльской нефти.

Нефтеперерабатывающие заводы будут продолжать импортировать нефть, более соответствующую их потребностям, в то время как легкие сорта нефти, добываемые  в США, часто больше подходят для некоторых зарубежных нефтеперерабатывающих заводов. С точки зрения логистики, той же Канаде, например,  проще импортировать американскую нефть на НПЗ Восточного побережья, в то время как они экспортируют свою тяжелую нефть из Альберты на НПЗ США, которые специально оснащены для ее переработки.

vestikavkaza.org

Зачем США экспортировать нефть - DISCRED.RU

С учетом возможных последствий для внутреннего американского рынка говорить, что снятие запрета на экспорт нефти превратит Штаты в мощного экспортера, не приходится…

Нефтяная отрасль активно обрастает различными слухами, сплетнями, интерпретациями. Одна из таких возбуждающих новостей — Соединенные Штаты рассматривают вариант снятия запрета на экспорт нефти. Дело в том, что в 1985 году США ввели запрет на экспорт нефти, это была реакция на политику арабских стран после первого нефтяного кризиса 1973 года.

Зачастую те, кто берется рассуждать об отмене этого запрета, высказывают опасения, что США станут мощным экспортером нефти и это полностью поменяет картину на мировом нефтяном рынке. Читать такие оценки смешно. США остаются крупнейшим в мире импортером нефти. Надо просто понимать, что если Соединенные Штаты начнут экспорт нефти, это приведет к тому, что одновременно им придется увеличивать и импорт.

С одной стороны, все прекрасно знают об успехах «сланцевой революции» в Америке, это очевидный факт. За счет этих успехов США действительно поменяли расклад на мировом рынке. И действительно они сокращают импорт нефти. Однако все равно не надо забывать, что пока США больше всех в мире нефти импортируют. Только напомнив себе об этом факте, мы можем приступать к анализу ситуации с возможной отменой запрета на экспорт.

Сегодня США импортируют примерно 350 миллионов тонн нефти в год. Это очень приличная цифра. Скажем, наш уровень годовой добычи – порядка 526 миллионов тонн, чудовищная цифра.

Китай, в отличие от США, стремительно наращивает импорт, но пока еще на американский уровень не вышел (хотя в мае по суточному импорту и выбивался в лидеры). Китай сегодня импортирует около 300 миллионов тонн. Таким образом, все эти пугалки на тему «США зальет мировой рынок нефтью» весьма и весьма комичны.

Однако вопрос остается: зачем Соединенным Штатам, будучи крупнейшим импортером нефти в мире, нужно экспортировать свою нефть? Вроде бы, логики в этом нет. На самом деле, логика есть с точки зрения производителя нефти в США. Дело в том, что Вашингтон проводит хитрую политику: нефть была превращена усилиями США в глобальный биржевой товар, при этом в последние годы разрыв между ценами на европейском и на американском рынках (спред) стал большим.

Если вы сравните цены на европейскую нефть марки Brent, эталонный сорт, и американскую нефть сорта WTI, в определенные моменты времени спред доходил даже до 100-120 долларов, что в принципе было абсолютно ненормальным для мирового рынка. Сейчас ситуация несколько улучшилась. Скажем, на 8 мая нефть марки Brent стоила порядка 65 долларов за баррель, а WTI – 58 долларов, т.е. спред составляет 7-8 долларов. И это тоже прилично за баррель. Европейцам нефть обходится дороже. Вот отсюда и недовольство американских компаний. Они видят, что рынок-то, оказывается, глобален, но в Европе торговать нефтью выгоднее. И с учетом крайней дешевизны фрахта американским нефтяникам оказывается прибыльнее сегодня эти потоки перенаправлять и добываемую в Штатах нефть, возможно, экспортировать.

Но, еще раз повторю, с точки зрения глобальных перетоков это будет означать, что они эту нефть заберут с внутреннего рынка и придется все равно ее как-то замещать. Поэтому-то правительство и относится к данному вопросу аккуратно. Если бы речь шла о том, что с помощью такой меры можно было бы прижучить Россию и других ведущих экспортеров, это была бы одна история. Но ведь понятно, что этот трюк приведет к росту внутренних цен на бензин в США, тогда как низкие цены, безусловно, конкурентное преимущество Соединенных Штатов. Не секрет, что бензин в США на порядок дешевле, чем в Европе, что связано с более разумной налоговой политикой. Правительство США сознательно не берет налоги с бензинового бизнеса, чтобы бензин стоил дешевле. А европейцы сознательно берут эти налоги, чтобы наполнять бюджет и выполнять свои социальные программы. Потребители бензина платят, естественно, за чрезмерные расходы государственных бюджетов. Вот, собственно, поэтому американские нефтяники и лоббируют эту историю. Дело, в общем-то, не в большой геополитике. Поэтому не надо спешить в залихватских оценках.

Константин Симонов, 

генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности

expert.ru

www.discred.ru

Зачем США распечатали свои запасы нефти

v_n_zb — 15.03.2014 Кто на самом деле держит руку на сырьевом вентиле в разгар крымского кризиса

Это у нас нет единого мнения о том, как и почему четверть века назад закончилась холодная война. В США же любой студент вам расскажет, что в свое время президент Рейган хитростью разорил «империю зла»: не просто втянул Советы в ненужную гонку вооружений, а еще и оставил кремлевских старцев без нефтедолларов, обрушив цены.

Поэтому, когда на этой неделе стало известно о том, что американцы распечатают стратегические запасы нефти, параллель сложилась сразу: «голубь» Обама решил сыграть в «ястреба» Рейгана и побряцать нефтяной бочкой.

Продадут пока всего ничего — 5 миллионов баррелей. Саудовская Аравия столько выкачивает за 10 часов. Но тут важнее сам жест: Вашингтон открывает «закрома» в третий раз за тридцать лет — до этого к такой крайней мере обращались накануне войны в заливе и во время недавнего кризиса в Ливии.

Рынок намек понял и тут же уронил цены на нефть — пока до 97 долларов.

Понятно, что стремительного падения цен на нефть, как «тогда», не допустят и сами американские нефтяники, но и их, и страны Персидского залива вполне устроили бы цены на уровне 70-80 долларов за бочку. Для России даже такое снижение станет катастрофой, которая пробьет незаполняемую брешь в бюджете.

Для этого достаточно снять санкции с Ирана, который над этим активно работает, и дождаться победы революции в Венесуэле, которую мы за событиями на Украине почти не заметили. Не говоря уже о росте добычи LTO (light tight oil, сланцевой нефти) в США: она уже сейчас меняет энергетический рынок в стране.

Трубопроводы, которые раньше гнали нефть с Мексиканского залива на Средний Запад, теперь работают в обратном направлении. Собственно, и решение о распечатывании запасов формально было объяснено желанием проверить, как теперь работают эти трубы.

* * *

Проблема в том, что российскому обывателю все эти рассуждения кажутся слишком умозрительными и фантастическими. Долгие годы у нас формировался миф о тотальной зависимости Запада от наших природных ресурсов, и теперь мы пребываем в уверенности, что это мы контролируем абстрактных «их», а не они — нас.

Это не совсем так.

Северная Америка не привязана к российской энергетике вообще никак. Более того, сжиженный газ и уже упомянутая сланцевая нефть позволяют сейчас американцам наращивать экспорт.

C Европой все несколько сложнее: картину нужно увидеть в целом. Реально от нас зависят преимущественно бывшие соцстраны, а не политические локомотивы Евросоюза. Если считать без стран, вступивших в ЕС после 2004 года, то на Россию приходится всего 26% импорта нефти и 33% газа, что чуть больше, чем у Норвегии. При этом после пика 2006 года потребление нефти в Западной Европе продолжает стремительно снижаться: уже сейчас оно упало до уровня восьмидесятых годов.

К тому же важно понимать торговые соотношения: Россия в торговле Европы — это меньше 10%, они же для нас — больше половины. Полномасштабная торговая война с европейцами для них будет означать всего лишь неприятности, для нас — крах экономики, который удвоится, если на него наложится искусственное понижение нефтяных цен, и утроится, если вступят в силу реальные санкции за Крым.

* * *

Да, слышать это неприятно. Осознавать, что Россия — сырьевой придаток Европы, которым Штаты могут манипулировать простой игрой на бирже, не хочется.

Куда как проще думать о России как об энергетической (хотя бы какой-то!) сверхдержаве, которая держит старушку Европу на коротком поводке и смело делает все, что хочет, на постсоветском пространстве. Например, присоединяет части соседних государств.

Проблема сейчас даже не в том, что об этом не знает большая часть общества. Проблема в том, что этого, кажется, не хочет знать сама власть. До недавнего времени казалось, что немногие оставшиеся независимые СМИ нужны российской элите, чтобы хоть так получать реальную информацию. Выходит, не нужны. Обойдутся пресловутыми папочками из Администрации президента.

Только вряд ли в этих папочках напишут, что за красивой Олимпиадой и вводом войск в сопредельное государство обычно следуют пустые полки в магазинах и талоны на продукты. «Сюрприз» будет.

"Сноб".

yablor.ru

зачем в США бурят себе в убыток — Экономика — Рамблер/финансы

Сланцевая добыча в США все больше зависит не от цен на нефть, а от ожиданий инвесторов. Нефтяники в этом году будут вынуждены больше денег направить на дивиденды, чем на бурение новых скважин. Эксперты отмечают, что пока сланцевый бум принес американским компаниям больше убытков, чем доходов, и предупреждают, что выход на уровень добычи Саудовской Аравии не обязательно сделает их богаче.

Несмотря на то, что за последние полгода нефть на мировых рынках подорожала на 40%, американские нефтедобывающие компании не спешат наращивать объемы бурения и анонсируют довольно скромные инвестпланы на 2018 год.

Проблема в том, что нефтяники в США не могут дальше игнорировать желание инвесторов получить, наконец, от своих вложений реальную прибыль, а не только новые скважины, которые не всегда на поверку оказываются рентабельными.

О планах сократить затраты на бурение и эксплуатационные скважины в 2018 году почти на 10% уже заявил нефтяной гигант Chevron, пишет The Wall Street Journal.

По его стопам готовы пойти Anadarko Petroleum Corp. и ряд других компаний. Более мелкие операторы, согласно исследованию консалтинговой компании Jefferies, могут увеличить свои инвестрасходы всего на 8% по сравнению с 55-процентным ростом в 2017 году.

Миллиардер Гарольд Хамм, исполнительный директор Continental Resources Inc., заявил, что дополнительную прибыль от продажи нефти компания будет направлять на сокращение задолженности. Вслед за ним другие руководители компаний говорят, что намерены в этом году сосредоточиться на аккумулировании прибыли, выплате дивидендов и погашении задолженности.

Отрасль сланцевой добычи в США является высоко закредитованной, поэтому акционеры и инвесторы могут использовать период высоких цен не для наращивания добычи, а для выплат по кредитам и дивидендам, подчеркивает эксперт Энергетического центра бизнес-школы «Сколково» Екатерина Грушевенко.

Два года подряд крупнейшие сланцевые компании имели отрицательный или близкий к нулю свободный денежный поток, отмечает аналитик VYGON Consulting Екатерина Колбикова. К примеру, компания Whiting Petroleum в 2015 году понесла убыток (FCF) в размере $41 на 1 млн баррелей нефтяного эквивалента (б.н.э.), а по итогам 2016 года вышла на небольшую прибыль — $2 на 1 млн б.н.э.

За эти 2 года порядка 120 компаний объявили о банкротстве. Но по итогам января-октября 2017 года их было только 15, добавила эксперт.

На фоне увеличения цен на нефть экспоненциальный рост добычи происходит только на формации Пермиан, которая требует существенного объема инвестиций в связи с недостаточностью инфраструктуры.

Интересно, что вопреки позитивному тренду в добыче на этой формации происходит наращивание пробуренных, но незаконченных скважин, что подтверждает тезис о наличии ограничений по транспортным мощностям, добавляет эксперт.

Инвесторы не первый год призывают нефтяные компании снизить аппетиты в части бурения и начать, наконец, выплачивать нормальную прибыль. Согласно анализу Wall Street Journal данных FactSet, компании, стоящие за нефтяным бумом в США, потратили на $265 млрд больше, чем получили прибыль от сланцев с 2010 года.

Однако Управление энергетической информации (EIA) США свой прогноз по добыче не меняет. По его ожиданиям, в 2018 году добыча нефти в США достигнет 10 млн баррелей в сутки, что станет наибольшим показателем с 1970 года. По оценкам Министерства энергетики США, это произойдет в течение ближайших недель.

Для сравнения, в 2017 году добыча США составляла 9,2 млн б/с, а к 12 января 2018 года выросла до 9,75 млн б/с. Саудовская Аравия при этом добывает чуть более 10 млн б/с, Россия — 10,5 млн б/с.

Сами США не нуждаются в таком количестве сланцевой нефти, поскольку их переработка настроена под более тяжелую и сернистую нефть, а значит, избыток сланцевой нефти должен экспортироваться. Рынок Венесуэлы, где легкую нефть можно было бы смешать с высоковязкой, сейчас фактически закрыт из-за внутренних проблем. Остаются европейский и азиатский рынки, где конкуренция крайне высокая, подчеркивает Грушевенко.

Несмотря на все сложности отрасли, мир уже настроился на рост сланцевой добычи. И даже сами инвесторы нефтяного сектора США слабо верят в то, что добывающие компании выполнят свое обещание по перенаправлению прибыли. Кроме того, потенциал для роста отрасли был заложен инвестициями прошлых лет.

За счет прошлогодних вложений американские нефтяники накопили около 7000 пробуренных, но не до конца освоенных скважин. За счет них можно наращивать добычу без серьезных допзатрат.

Инвестиции в бурение, произведенные в 2017 году, приведут к увеличению добычи в первые месяцы 2018 года из-за 6-9-месячной задержки с момента бурения скважины до начала производства, отмечает WSJ.

В подтверждение этого в пятницу Международное энергетическое агентство (МЭА) повысило прогноз добычи в США на этот год до 10,4 млн баррелей в день. МЭА не одиноко в своем прогнозе о росте добычи в США до уровня Саудовской Аравии уже в этом году. Многие аналитики склоняются к подобным темпам на фоне роста цен на нефть и количества уже пробуренных скважин, находящихся в резерве, отмечает эксперт БКС Экспресс Альберт Короев. Кроме того, планы по 15-процентному росту добычи сланцевые компании делали при ценах $50-60 за баррель, обращает внимание начальник аналитического департамента УК «БК Сбережения» Сергей Суверов. «По нашим данным, 70% анонсированного увеличения производства было уже захеджировано по соответствующим контрактам», — добавляет эксперт.

Кроме цен на нефть, по мнению Суверова, на деятельность сланцевых компаний будет влиять доступ к капиталу и технологический прогресс. Что касается доступа к капиталу, то пока серьезных проблем с этим у сланцевых компаний нет, напротив, при текущих ценах инвестиции в отрасль возвращаются.

В части технологий нельзя исключать, что себестоимость производства будет немного снижаться, особенно это касается компаний, которые работают на менее конкурентоспособных сланцевых месторождениях.

finance.rambler.ru

Почему США решили вернуться на мировой рынок нефти — Рынки — Рамблер/финансы

Министерство энергетики США прогнозирует значительный прирост добычи нефти американскими компаниями уже к 2019 году. Согласно расчётам ведомства, в обозримом будущем Америка опередит по объёмам выкачиваемого углеводорода Саудовскую Аравию и приблизится к российским показателям. По мнению экспертов, ресурсная база позволяет американским нефтяникам добиться таких показателей, однако рентабельность сланцевой нефти пока уступает традиционной. RT выяснял, каковы шансы Соединённых Штатов, в 1970-е годы ушедших с мирового рынка энергоносителей, вернуть былые позиции.

По прогнозам министерства энергетики США, уже в 2019 году американские нефтяники должны обойти по объёмам добычи Саудовскую Аравию и сравняться с Россией. Планируется, что через год сырьевые компании США смогут поставлять на внутренний и внешний рынки по 10,8 млн баррелей нефти в сутки, а к концу 2019 года отрасль выйдет на показатель в 11 млн баррелей в сутки. Управление энергетической информации Минэнерго США рассчитывает, что уже в текущем году темпы добычи углеводородов в Соединённых Штатах составят в среднем 10,3 млн баррелей.

Одновременно с этим американские компании наращивают поставки нефти за рубеж. Так, в октябре 2017 года экспорт нефти США составил около 1,5—2 млн баррелей в день. Покупателями сырья являются Канада, европейские и азиатские страны.

При этом для покрытия внутренних потребностей Соединённых Штатов необходимо порядка 19 млн баррелей нефти в сутки (по данным за 2015 год). Для сравнения: Саудовская Аравия потребляет порядка 3,4 млн баррелей нефти в день, излишки сырья идут на экспорт.

Вместе с тем Америка продолжает импортировать нефть, хотя объёмы иностранных поставок постепенно снижаются. В 2005 году Штаты приобретали за рубежом порядка 10 млн баррелей нефти в сутки, к 2014 году этот показатель снизился до 7,4 млн  «В любом случае не менее 10% потребления нефти в США будет осуществляться за счёт импорта, — пояснил в интервью RT генеральный директор Института энергетической стратегии Виталий Бушуев. — Это необходимо с точки зрения диверсификации поставок, даже если с экономической точки зрения и нецелесообразно. Американцы не хотят полагаться только на собственную нефтяную добычу».

Но если грандиозные планы Дональда Трампа по реиндустриализации американской экономики будут воплощены в жизнь, потребление нефти в США может возрасти, предупреждают эксперты.

Напомним, что, обращаясь к нации в июле 2017 года, Трамп сообщил, что его администрация «разрушит все возможные барьеры», которые прежде мешали развитию энергетического сектора США.

Ещё в апреле Дональд Трамп подписал указ, снимающий ограничения на добычу углеводородов на шельфах Атлантического, Тихого и Северного Ледовитого океанов, а также в Мексиканском заливе. По словам главы Белого дома, это решение открывает возможность не только для создания «тысяч и тысяч» высокооплачиваемых рабочих мест в США, но и позволит наладить поставки энергоносителей за рубеж.

Разлив нефти в Мексиканском заливе, 2010 год / Reuters

Напомним, что запрет на шельфовое бурение был ведён администрацией Барака Обамы в 2010 году после взрыва на нефтяной платформе Deepwater Horizon. Тогда в результате аварии в воды Мексиканского залива попало порядка 5 млн баррелей нефти, площадь нефтяного пятна достигла 75 тыс. кв. км.

Энергетический коллапс

Между тем, по мнению многих экспертов, Трамп несправедлив по отношению к своему предшественнику. Так, в 2015 году Барак Обама отменил мораторий на экспорт нефти, действовавший на протяжении 40 лет. К этому решению американскую администрацию подтолкнул рост производства сырой нефти, связанный с так называемой «сланцевой революцией» 2000-х годов.

Напомним, что в первой половине XX века Соединённые Штаты были ведущим мировым производителем и экспортёром нефти. Наиболее богатые месторождения были открыты в Техасе, Оклахоме, Луизиане, на Аляске и в других районах страны.

Однако к началу 1970-х годов запасы традиционных месторождений нефти в США начали истощаться, а темпы добычи пошли на спад, что привело к росту импортных поставок, в первую очередь из стран Ближнего Востока.

Разразившийся в 1973 году энергетический кризис, когда государства — члены ОПЕК ввели эмбарго на поставки нефти в страны, поддержавшие Израиль в войне Судного дня против Сирии и Египта, вынудил Вашингтон пересмотреть свою политику в сфере нефтедобычи. В 1975 году президент США Джеральд Форд подписал закон о запрете поставок американской нефти за рубеж. Кроме того, на территории США был сформирован стратегический запас в четырёх природных подземных хранилищах, в которых содержится порядка 700 млн баррелей нефти. Сокращению добычи нефти в США также способствовало снижение мировых цен на энергоносители в 1980-х годах.

Закрытые заправки в штате Вашингтон, 1973 год © David Falconer

Ещё одним мотивом для сворачивания добычи чёрного золота стало бытовавшее в те годы мнение, что объём ресурсов ограничен, и нефти может не хватить для будущих поколений, полагают эксперты.

«США тоже поддались этой кампании, и было решено законсервировать запасы нефти на будущее, — пояснил Бушуев. — Сейчас проблема дефицита ресурсов не стоит — новые технологии позволяют осваивать залежи нефти на большой глубине. В этих условиях уже не нужно держать под замком собственные месторождения, тем более что потребность в нефти может вообще снизиться через какое-то время. В начале 1990-х годов Белый дом объявил курс на энергетическую независимость страны от импорта, сейчас просто продолжается реализация этого решения».

Сланцевые баррикады

Новый прирост добычи нефти в США начался в 2000-х годах и связан с активной разработкой сланцевых месторождений. К сланцевым относятся два типа месторождений. В первом случае нефть выделяется из горючих сланцев непосредственно в толще породы. Горючие сланцы — полезное ископаемое, дающее после обработки керогеновую, или сланцевую, нефть. Для извлечения нефти при этом используется ряд химических реакций, таких как пиролиз. В результате применения данной методики наносится серьёзный ущерб окружающей среде, но на практике её используют нечасто.

Большая часть нефти в США сегодня добывается другим способом, и такая нефть называется light tight oil (LTO). В этом случае речь идёт о нефти, залегающей на глубине двух-трёх километров в низкопронецаемых коллекторах — горных породах, обладающих низкой способностью отдавать углеводороды в процессе разработки, таких как известняк и песчаник. В данном случае бурение ведётся не только в вертикальной, но и в горизонтальной плоскости, а также производится гидроразрыв пласта нефтеносной породы. В результате нефть стекает в образовавшийся резервуар. Именно этот способ добычи углеводородов получил широкое распространение в США. В 2011 году объёмы добычи нефти LTO достигли 1 млн баррелей в день, а к началу 2014 года — уже 3,5 млн  Однако себестоимость такой нефти значительно превышает аналогичные показатели традиционных скважин, что делает отрасль уязвимой перед ценовыми колебаниями. Снижение цен на энергоносители в 2014 году привело к приостановке работы более чем половины всех нефтяных вышек в США. На тот момент нефтедобыча сланцевой нефти была нерентабельна уже при цене в $90 за баррель — такие цифры называл, в частности, Абдалла эль-Бадри, занимавший в 2014 году пост генсека ОПЕК.

К серьёзным недостаткам такой методики эксперты также относят быстрое истощение скважины: заметное снижение объёмов добычи происходит уже в первый год, а через пять лет скважина закрывается.

Впрочем, как отмечают эксперты, благодаря совершенствованию технологий с каждым годом себестоимость добычи нефти light tight снижается.

По мнению Виталия Бушуева, физические запасы сланцевой нефти неограничены, и это справедливо не только для США, но и для других стран-производителей нефти. «Сегодня себестоимость американской сланцевой нефти колеблется от 20 до 60$ за баррель, рентабельность очень индивидуальна для каждого месторождения. Вопрос заключается только в экономической целесообразности добычи — разница между экономически рентабельными и физическими запасами нефти очень велика, — пояснил эксперт. — Мировые цены на нефть волатильны и зависят не столько от фактической добычи или даже спроса, сколько от финансовых, инвестиционных факторов».

Вопрос конъюнктуры

Директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин полагает, что прогноз, представленный Министерством энергетики США, вполне реален.

«Скорее всего, отметку в 10 млн баррелей в сутки они пройдут уже в этом году, — заявил эксперт в интервью RT. — Но США продолжают импортировать нефть, притом что собственное потребление превышает добычу по простой причине — промышленность нуждается в разных сортах углеводородов. В основном американцы завозят тяжёлую нефть, а поставляют на внешние рынки лёгкую».

По мнению Пикина, хотя за последние годы американские компании очень сильно увеличили рентабельность нефтедобычи, сланцевая нефть всё же не может сравняться по себестоимости с традиционной нефтью.

Похожую позицию занимает и Виталий Бушуев. По словам эксперта, ресурсные возможности позволяют американским нефтяникам исполнить прогнозы Министерства энергетики. «Но дело в том, что всё в отрасли зависит не от запасов, а от той экономической и политической обстановки, которая сложится к тому моменту, и от конъюнктуры рынка — нужно разделять возможность и целесообразность», — подвёл итог эксперт.

finance.rambler.ru