Что такое факторы производства: земля, труд, капитал и предпринимательские способности. Залежи нефти фактор производства


земля, труд, капитал и предпринимательские способности

Что подразумевают под термином факторы производства? Какова их сущность и экономическая роль? Какие тенденции трактуются понятием факторы производства?

Экономика страны включает в себя все товары и услуги на территории этой страны произведенные. Товары и услуги входят в состав валового внутреннего продукта, а также являются базисом для работы бизнеса.

При возникновении вопроса о том, что необходимо производить в первый ряд выдвигаются ресурсы и факторы производства, наряду с маркетинговыми аспектами.Естественным является процесс, когда производитель отдает предпочтение таким товарам или услугам, которые пользуются большим спросом у покупателей. Но это далеко не единственный факт, на котором базируется все производство.

Для успешного производства необходимы ресурсы. Например земельные ресурсы как земельный участок для выращивания урожая.

Многие страны в силу ограниченности территории не могут успешно заниматься развитием сельского хозяйства. В таких странах существует постоянный спрос на сельскохозяйственную продукцию. Из вышесказанного следует сделать вывод, что для успешного производства необходимы ресурсы или факторы производства.

Классическая экономическая теория выделяется четыре основных фактора производства. Это земля, труд, капитал и предпринимательские способности.

Земля, как фактор производства

Под таким фактором производства, как земля понимается не только участки земли, но также другие природно-сырьевые ресурсы. Земля имеет две основные характеристики.

Первое — это ресурсы, созданы без человеческого вмешательства, такие как нефть, газ, золото и платина. Все что человек добывает на нашей планете. Второе — минеральные ресурсы, которые используются в процессе создания товаров или услуг, при условии точного знания их применения.

Для примера можно привести нефть, о которой было известно 250 лет назад. но тогда никто не знал, что этот ресурс можно использовать в производстве бензина, для получения электроэнергии. На сегодняшний день нефть используется при производстве многих товаров и услуг, используемых в повседневной жизни человека. Нефть трансформировалась в фактор производства только когда была разработана ее технология превращения в бензин.

Труд как фактор производства

Труд или трудовые ресурсы — это усилия людей, использованные в процессе производства. Учителя, пилоты, адвокаты, рабочие, врачи и менеджеры компаний являются рабочей силой. Люди временно не имеющие работу, но имеющие желание трудиться также включены в этот фактор.

Бывает квалифицированная и неквалифицированная рабочая сила. Развитые страны по большей части используют квалифицированную рабочую силу. Это складывается из желания самого работника обладать знаниями и высоким профессионализмом, а следовательно и получать более высокую заработную плату, а также государственную политику, направленную улучшение качества трезвых ресурсов, так как это влияет на уровень развитости экономики.

В США, Германии и Японии большую часть занимают наукоемкие производства, на которых требуются настоящие профессионалы. Знания и умения, которые были получены в результате обучения, переобучения или накопленного опыта и использованы при производстве, носят название человеческого капитала.

Капитал, как фактор производства

Такой фактор производства как капитал является довольно обширным понятием и включает машины, здания, финансовые ресурсы(ценные бумаги и денежные средства), технику, транспорт, программное обеспечение и т.п. Также данная категория включает в себя такие нематериальные объекты как интеллектуальная собственность.

Например авторское право или патент на изобретение. Бренды, известные по всему миру стоят миллиарды долларов, при этом не обладая физической формой.

Но как же определить какие вещи можно назвать капиталом? Для того, чтобы называться капиталом, фактор производства должен обладать двумя свойствами:

  • Во-первых быть продуктом разумной человеческой деятельности,
  • а также этот фактор производства должен быть использован при произведении иных товаров и услуг, чтобы считаться капиталом.

Денежные средства — это не форма капитала, так как они не используются в производстве напрямую Но их можно считать финансовым капиталом. При помощи денег бизнес приобретает сырье и другие материалы, оплачивает заработную плату, рекламирует себя.

Предпринимательские способности, как фактор производства

Заниматься предпринимательской деятельностью могут далеко не все люди. Для предпринимателя необходимы определенные качества, знания и таланты, которые носят название предпринимательских способностей. Это на самом деле так, потому что это не просто — объединить несколько факторов производства в одну систему, приносящую прибыль.

Именно предприниматели двигают прогресс. При этом их главной целью является получение прибыли.

Любой бизнес направлен удовлетворение потребностей человека самый удобным способом. Автотранспорт, телефоны и самолеты были изобретены, для того чтобы сделать жизнь человека удобнее. Потребитель покупает товар или услугу, если она ему по душе.

Время, технологии и информация

Такие факторы производства как время, технологии и информация были выделены экономистами несколько лет назад.

При производстве время является важным фактором. Оно непосредственно оказывает слияние на конечную стоимость продукта, а также на маржу и прибыль. Япония сделала большие успехи в сокращении времени производства. Менеджмент в Японии является образцом для подражания и вошел в учебники по менеджменту. Японцы максимально полезно стараются использовать работу своих машин. Вместе с философией качества это дает прекрасные результаты, которые пользуются спросом на международном рынке.

Информация, очень важный фактор производства, так как имеет большое значение и широкое распространение. Сегодня информационные технологии используются во всех сферах человеческой деятельности.

Появление и распространение интернета стало площадкой для появления нового вида бизнеса — инфобизнеса. Но информация и раньше играла значительную роль. Компании производители всегда старались раздобыть больше информации о своих конкурентах, часто прибегая к недозволенным средствам. Информация играет решающую роль для тех, кто принимает важные решения в компании — страткгического менеджмента. Чем большей информацией владеют управляющие, тем более эффективные решения они принимают.

Технологии являются еще одним фактором производства. Каким образом можно отличить их от капитала? Капитал представляет собой машины, здания и оборудование, а технология это то, как применить все эти факторы наиболее выгодным образом.

Распространенны случаи, когда компании обладая одинаковым капиталом на выходе получают разную себестоимость готового продукта. Решающую роль здесь играют технологии производства. Это значит, что они являются отдельным фактором производства.

Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что факторы производства играют ключевую роль в экономике как отдельного предприятия, так и государства. Их эффективное использование влияет на развитие экономики.

kudavlozitdengi.adne.info

О влиянии рентообразующих факторов на показатели промышленного проекта разработки месторождений нефти и газа

Цель исследования – провести классификацию и систематизировать рентообразующие факторы с целью более достоверной оценки проекта промышленной разработки месторождений нефти и газа.

Методология – в исследовании применялся аналитический подход (с использованием индуктивных и дедуктивных основ) для представления аналитических, статистических данных и синтеза информации.

Оригинальность / ценность – в исследовании были выделены и проведена классификация рентообразующих факторов, оказывающих наибольшее влияние на экономические показатели проекта промышленного освоения месторождений нефти и газа.

Выводы – автором была проведена классификация геологических, горно-технических факторов, где разделение представлено как размер месторождения, свойства нефти, мощность нефтяного пласта, глубина залегания месторождения, тектонические нарушения, наличие подземных вод, литологический состав пород, сейсмологические условия месторождения. 

Исследование влияния рентообразующих факторов на экономические показатели промышленного проекта разработки месторождений нефти и газа в современных условиях не теряет своей актуальности. Так С. В. Чернявский в своей статье пишет: «Кризис российской экономики способствовал созданию альтернативных теоретических концепций управления экономическими ресурсами общества [10]. Одной из таких концепций является система национального имущества. Разработкой идейных основ данной концепции занимается ряд российских ученых, среди них – Д.С. Львов, В.Г. Гребенников и др.» [4].

В СССР долгое время проблему геолого-экономической оценки месторождений игнорировали. Это было связано с принятой в то время точкой зрения, что природные ресурсы не могут иметь денежной оценки, так как являются бесплатным даром природы. Такой подход служил теоретической базой против введения денежной оценки природных ресурсов. Стратегия освоения минеральных ресурсов определялась достижением максимальных темпов подготовки запасов и добычи независимо от экономических результатов. Практически игнорировалось значение экономической эффективности освоения месторождений. В СССР сложилась сырьевая модель экономики, при которой основной национальный доход приносила добывающая природные ресурсы промышленность. Сложившаяся экономическая модель не сильно изменилась и в постсоветских странах, в том смысле, что пополнение государственного бюджета сильно зависит от добычи и экспорта сырьевых ресурсов. Так например, по мнению Д.С. Львова, на долю ренты приходится 75% прироста совокупного дохода России (40-60 млрд. долл.США), что 2-3 раза превысило государственный бюджет России в 2000 г. [10]. Приведенные факты показывают, что в сложившейся экономической ситуации исследование проблем, связанных с рентой, и в частности, оценки ренты и факторов ее образующих, не теряет своей актуальности, поскольку сложившаяся модель экономики в ближайшей перспективе сильно не изменится. И нефтегазовая промышленность также будет играть важную роль в структуре национальной экономики в обозримой перспективе.

И. Осадчая пишет в своей статье «Природная рента, сверхприбыли нефтяных монополий и государство», что государство – собственник природных ресурсов и должно изымать сверхприбыли монополий. Азбучная истина! Сегодня, как признают многие участники дискуссии о природной ренте, по этому вопросу сложился определенный консенсус. Но изымать в каких размерах? [8]. Ответ на поставленный вопрос дать очень сложно в силу многих причин. Одной из важнейших причин является вероятностный характер оценки в первую очередь запасов месторождения, а также других рентообразующих факторов, влияющих на экономическую оценку добычи.

Известно, что месторождения полезных ископаемых характеризуются только им присущими особенностями геологического строения, размерами, формой и глубиной залегания продуктивных пластов, качеством и изменчивостью вещественного состава сырья, сложностью горно-геологических условий их добычи, так как рентообразующие факторы заданы природой. Их большое разнообразие обуславливает неопределенность в оценке технико-экономических показателей проекта разработки месторождений. Поэтому каждый промышленный проект разработки месторождений по своим технико-экономическим показателям уникален.

Представления о геологическом строении месторождения, горно-геологических условиях залегания полезного ископаемого и интерпретация полученных данных полевых геологических исследований могут отличаться также в различной степени достоверности конечных результатов, что зависит от детальности геологического исследования. При этом следует иметь в виду, что значения рентообразующих факторов не остаются неизменными во времени, так как материалы геологоразведочных работ постоянно уточняются, более достоверными становятся представления о строении месторождения, качестве и масштабах их запасов. Кроме того, в результате погашения запасов при добыче, дополнительного прироста запасов при доразведке периодически возникает необходимость уточнения геологической структуры месторождения.

В статье «CIM Mineral Resource and Mineral Reserve Statement & Joint Ore Reserves Committee (JORC) Resource and Reserve Statement» канадская горнодобывающая компания отмечает, что прогнозная информация основывается на многих оценках и предположениях, которые подвергаются известным и неизвестным рискам, неуверенности и другим факторам, они могут отличаться существенно от реальной оценки промышленного горного проекта. Эти факторы называют «факторами риска», поэтому не может быть никакой гарантии, что такая информация будет достаточно точна, поскольку фактические результаты и будущие события часто отличают от ожидаемых [14]. Так П. Батлер (P. Butler), он инженер и экономист, работающий старшим менеджером в Republic Mase Australia, говорит, что многие горные проекты терпят неудачу, потому что невозможно правильно предсказать запасы полезного ископаемого по многим причинам. В Австралии в период с 1983 по 1987 г. были введены 35 проектов добычи месторождений золота, из которых 66% не выполнили целей производства за первый год эксплуатации. А для 68% горных проектов разработки месторождений экономические показатели были ниже оценок технико-экономического обоснования. Господин Батлер говорит, что первоначальные оценки NPV ввели в серьезное заблуждение [15]. Такие показатели объясняются тем, что геологическая информация имеет вероятностный характер, и достоверность ее зависит от детальности и комплексности геологического исследования, всегда существует определенный риск отклонения от заданных параметров технико-экономических показателей инвестиционного проекта промышленной разработки месторождений. Поэтому оценка рентообразующих факторов представляет наибольший интерес для всех участников проекта.

Кроме рентообразующих факторов на экономическую оценку освоения месторождения оказывают влияние и внешние факторы: географическое расположение месторождения, климатические условия, инфраструктура (энергообеспечение, наличие дорог, водоснабжение, связь, конъюнктура мирового рынка на нефть и газ и т.д.). Но оценку внешних факторов все же возможно определить с большей степенью достоверности. При промышленном освоении месторождений полезных ископаемых инвестор свою основную прибыль получает от ренты, поэтому достоверная оценка рентообразующих факторов наиболее интересна и актуальна для оценки промышленного проекта освоения месторождения.

В добывающей отрасли промышленности потенциальный инвестор часто выступает в роли предпринимателя, и вкладывая инвестиции в промышленный проект разработки месторождения, несет предпринимательский риск [13]. Как было сказано выше, в большей степени этот риск связан с оценкой рентообразующих факторов и их влияния на финансово-экономические показатели проекта разработки каждого конкретного месторождения.

Более детальная и достоверная оценка рентообразующих факторов месторождений позволит снизить риск, а также определить технологии и способы его отработки, следовательно и более достоверно определить капитальные и текущие затраты и другие технико-экономические показатели проекта.

С. Баренс (Svetlana Baurens) пишет, горные проекты имеют множество различных рисков, зависящих от специфической ситуации проекта. Наиболее серьезные риски включают: финансовые риски (процентные ставки, хеджирование, риски, связанные с достоверностью геологических данных (размер месторождения, извлекаемые запасы) и риски, связанные с разработкой месторождения и многими другими рисками [12].

На экономическую эффективность освоения углеводородных ресурсов оказывает влияние множество факторов, учет которых требует систематизации, ориентированной на современные реалии. Сторонники «затратной» концепции к числу таких факторов относят лишь природные условия освоения, игнорируя качество, ценность ресурсов, а также показатели рентабельности эксплуатации месторождения. В рамках «рентной» концепции также предлагают различные системы показателей и факторов, при этом основными принципами выделения этих факторов выступают народнохозяйственный, социально-экономический и системный подходы. Несмотря на различные методические подходы в рамках «рентной» концепции, выделяются общие для всех подходов факторы [6], к которым относятся:

  • геологические: величина месторождения, режим работы, залежи, дебит;
  • горно-геологические: мощность, глубина залегания и др.;
  • географо-экономические: климат, условия энергои водоснабжения и др.;
  • социально-экономические: народнохозяйственное, оборонное;
  • внешнеторговое значение.

При этом А. А. Ильинский отмечает, что предлагаемые классификации факторов четко не обоснованы, и одни и те же факторы попадают у различных исследователей в разные группы [6]. Некоторые исследователи выделяют социально-экономические факторы, под которыми понимают народнохозяйственное значение нефти. Это говорит о том, что вопрос недостаточно изучен и требует дальнейшей разработки.

В условиях рыночной модели экономики выделение факторов экономической оценки основывается на сложившихся в мировой практике принципах, основные из которых:

  • экономический эффект, получаемый путем сопоставления ожидаемых доходов и затрат от освоения месторождения;
  • учет результатов анализа конъюнктуры рынка на углеводородное или иное минеральное сырье;
  • учет экономического режима осуществления проекта, а также неопределенностей и рисков. Систематизация является методической основой для научного анализа, от его обоснованности за-

висит полнота и объективность экономической оценки эффективности освоения месторождений нефти и газа. Предлагаемая систематизация факторов экономической оценки выполнена на основе критерия эффективности освоения ресурсов, таким критерием может быть показатель чистой дисконтированной стоимости. Показатели экономической эффективности зависят от соотношения величин выручки и затрат. Выручка зависит в основном от величины запасов и цены реализации продукции. На затраты оказывает влияние множество различных факторов, основными из которых являются: географические, горно-геологические, технологические, экономические факторы.

Соответственно, факторы экономической оценки целесообразно систематизировать, исходя из их влияния на уровень затрат и выручку; наибольшее влияние на эффективность разработки нефтегазовых месторождений, по мнению автора, оказывают следующие факторы:

  • горно-геологические;
  • технологические;
  • социально-экономические;
  • географические.

Наиболее сложным и недостаточно разработанным вопросом является проблема количественной оценки влияния факторов на уровень затрат. Количественный учет всех влияющих факторов практически не представляется возможным, поскольку природные условия разработки каждого месторождения уникальны. В то же время, для более объективной оценки необходимо учитывать основные факторы и их влияние на затраты и выручку.

На величину выручки положительное влияние оказывают показатели величины потенциальных ресурсов и их концентрация на месторождении, измеряемая через их количество, сосредоточенное на единице площади месторождения.

В ходе горно-геологических исследований определяются извлекаемые запасы, физико-химические характеристики сырья, горно-геологические условия залегания, глубина залегания продуктивного пласта, мощность нефтеи газонасыщенных пластов и другие горно-геологические параметры.

На основе технологической оценки месторождения устанавливаются возможность его разработки, предполагаемые масштабы добычи углеводородного сырья при существующей технологии добычи.

В социально-экономических факторах, определяющих экономический режим эксплуатации месторождения, важнейшими являются цены, эксплуатационные и капитальные затраты, налоговый режим, режим «Соглашения о разделе продукции», таможенные платежи, роялти, бонусы, лицензирование и квотирование. Затраты на освоение месторождения включают в себя основные статьи расходов на энергоснабжение, водоснабжение, трудовые ресурсы, стройматериалы, транспортные расходы.

Допустимая погрешность вышеперечисленных основных факторов может перевесить влияние множества других факторов, поэтому учет слишком большого количества факторов не всегда оправдан. Именно поэтому выделяем рентообразующие факторы как наименее прогнозируемые и оказывающие большое влияние на показатели проекта.

В геологической отрасли обычно используется принцип полноты и комплексности иссле

articlekz.com

ПРИРОДНЫЕ ФАКТОРЫ ПРОИЗВОДСТВА И ЗЕМЕЛЬНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ

«Ресурсы»

Огромное распространение получило представление, будто международная политика направлена на завоевание «ресурсов». Стоит США вторгнуться в какую-то страну, как со всех сторон слышны речи, что это они ради нефти. Стоит Китаю, ЕС или США сделать недружественное замечание в адрес РФ – всё: «они хотят отобрать нашу нефть». Постоянно слышны вопли про «сырьевой придаток», что  Россия нужна только, чтобы из неё качать ресурсы, и, что вообще «пиндосы» хотят нас захватить, чтобы качать нефть. В чуть более усложнённой форме примерно такая же логика преподносится с центральных каналов.

Во-первых, такое представление неверно, т.к. никакая страна не может выкачивать ресурсы. Нет такого хозяйственного субъекта США или Европейский Союз. Ресурсы добывают компании (напр., ExxonMobil, Shell, British Petroleum, Роснефть). Они их добывают и продают. Могут продавать в т.ч. и государству. Факт войны США в Ираке вовсе не говорит о том,  что США, как страна, будет качать нефть из Ирака. Это говорит о том, что США свергли режим, который закрывал доступ к рынку приложения капитала, не давал американским, европейским, китайским, отчасти российским кампаниям приобретать нефтяные месторождения, производить на них добычу. Со свержением режима Садама Хусейна рынок открылся, разработкой месторождений стали заниматься американские и российские компании ( http://sdelanounas.ru/blogs/42648/ ). При этом, очевидно, что на период войны и некоторое время после неё цены на нефть вообще повысятся.

Во-вторых, войны ведутся далеко не только для открытия рынков по добыче ресурсов. В современном мире войны ведутся (велись) и по мотивам межблокового противостояния/идеологическим мотивам. Например, США вторгались во Вьетнам, Корею, чтобы не дать там установиться революционно-коммунистическим режимам, а СССР вводил войска в Чехословакию, Польшу, Афганистан, чтобы либо сохранить дружественный режим, либо поддержать революционное правительство. Также войны ведутся ради открытия рынков сбыта товаров/приложения капитала.

Но всё же вернёмся к первому пункту. Хорошо, страны не захватывают ресурсы, но страны свергают или подчиняют враждебные режимы ради того, чтобы открыть дорогу своим компаниями. Компании получают прибыль от добычи и продажи «ресурсов». Получается, мы опять стоим перед магией «ресурсов», пусть государства их не захватывают, но они открывают доступ к приложению капитала компаниям. Так в чём же ценность «ресурсов»? В том, что «ресурсы» можно добывать, продавать, получать прибыли. Очевидно, что прибыли от добычи, например, нефти, газа, куда выше, чем от производства зерна.

Себестоимость добычи и транспортировки нефти в РФ - 15-30 $ за баррель (с учётом разведки и бурения) http://www.rosneft.ru/attach/0/57/89/Rosneft_Q1_2011_US_GAAP_RUS.pdf, стоит нефть около 100$ за баррель, норма прибыли выходит от 300 до 500%!

Это огромная норма прибыли. С добычей некоторых других полезных ископаемых ситуация аналогичная. Газ, калий, алмазы, редкоземельные металлы и т.д. Но далеко не всякие ресурсы добывать столь прибыльно.

Слышали ли вы, чтобы где-то шла усиленная конкуренция за возможность добычи песка, гравия, камня? Нет, потому, что в сферах добычи этих ресурсов не создаётся такая огромная прибыль.

Так почему же добыча нефти приводит к норме прибыли существенно большей, чем средняя норма прибыли, а добыча песка не приводит?

Потому, что добыча и продажа нефти монополизированы. Огромная монопольная цена поддерживается за счёт а) малого числа крупнейших игроков (10 крупнейших компаний добывают около 2/3 всего мирового объёма http://finance.bigmir.net/news/economics/18788-Forbes-nazval-TOP-25-neftjanyh-kompanij-mira ) б) большой капиталоёмкостью освоения новых направлений сбыта, степень конкуренции снижается за счёт больших расстояний между разными производителями и относительной дороговизны транспортировки в) развитой системы картельного сговора.

Производство песка можно открыть почти где угодно и для этого не требуется огромных капиталовложений. В таком, случае компании, добывающие песок, будут всё время удовлетворять спрос покупателей таким образом, что будет выдерживаться средняя норма прибавочной стоимости. Если бы, скажем, на какое-то время потребности в песке резко возросли бы из-за скачка в строительстве, на короткое время произошёл бы прирост и нормы прибавочной стоимости (рост объёма продаж + повышение цен). Затем, капитал из других областей, тех, где норма прибавочной стоимости равна средней или ниже неё, ринулся бы в сферу добычи песка. Открылся бы ряд дополнительных карьеров, старые бы расширились, в них вложили бы деньги. Спустя совсем небольшой промежуток времени рынок песка был бы так перенасыщен, что норма прибавочной стоимости, вполне возможно, упала бы даже ниже средней.

Почему так не происходит с нефтью? Почему капитал из других сфер не бросится в нефтедобычу? Потому, что а) число разведанных месторождений ограничено и мало, почти все они заняты или занимаются почти сразу после разведки б) доступ к транспортной системе ограничен в) значительную долю прибыли съедают налоги на сверхприбыль/экспортные пошлины/природная рента.

И вот здесь мы видим 2 очень интересных момента, которые не присущи множеству отраслей производства, либо присущи в малых и незаметных значениях.

1. Природную ренту (особые экспортные пошлины – это та же рента, только в другой форме).

2. Крайнюю ограниченность доступа к природному фактору производства нефти – нефтяным месторождениям.

Оба эти момента, как правило, объясняются расхожим мнением, что «недра принадлежат народу». В конституции, в статье 9 написано :

1. Земля и другие природные ресурсы используются и охраняются в Российской Федерации как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории.

2. Земля и другие природные ресурсы могут находиться в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности.

Таким образом, конституция указывает на возможность частной собственности на недра, но с учётом интересов «народов, проживающих на соответствующей территории».

Однако закон «О недрах» говорит:

«Недра в границах территории Российской Федерации, включая подземное пространство и содержащиеся в недрах полезные ископаемые, энергетические и иные ресурсы, являются государственной собственностью. Вопросы владения, пользования и распоряжения недрами находятся в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

Участки недр не могут быть предметом купли, продажи, дарения, наследования, вклада, залога или отчуждаться в иной форме. Права пользования недрами могут отчуждаться или переходить от одного лица к другому в той мере, в какой их оборот допускается федеральными законами.

Добытые из недр полезные ископаемые и иные ресурсы по условиям лицензии могут находиться в федеральной государственной собственности, собственности субъектов Российской Федерации, муниципальной, частной и в иных формах собственности.»

Заметим, что в первоначальной редакции 1992 года такой статьи не было.

Таким образом, между конституцией и федеральным законом есть некоторое противоречие. Конституция указывает на возможность разных форм собственности в отношении недр, федеральный закон «О недрах» о возможности лишь государственной формы собственности и о лицензировании компаний, желающих вести добычу из недр.

Таким образом, государство получает возможность взимать ренту, как если бы происходила сдача в найм земли.

Земля

Здесь мы подходим к корневому вопросу. Что есть из себя сдача земли в аренду или, что не менее, интересно купля-продажа земли. Этот является родовым вопросом, поскольку выдача лицензии на разработку нефтяного месторождения является частным случаем аренды, также как и купля-продажа нефтяного месторождения (в тех странах, где она разрешена) является частным случаем купли-продажи земли.

Может казаться, что сдача земли в аренду или её продажа тождественна по своей сущности сдаче в аренду или продаже любого товара, например, автомобиля или квартиры. А что, разве нельзя взять напрокат автомобиль или снять квартиру, разве нельзя их купить? В чём же тогда разница? Разница в том, что автомобиль, взятый напрокат, изнашивается (т.е. вложенный в его производство овеществлённый труд теряет потребительные свойства, обращается в ничто), приобретённая квартира содержит в себе стоимость – овеществлённый труд строителей. Могут сказать, что земля, взятая в аренду или приобретенная, тоже «изнашивается», теряет свои качества, расходует ранее вложенный в неё труд. Такое утверждение будет верно лишь для части случаев, например, для случая покупки или аренды, ранее облагороженной сельскохозяйственной земли. Такая земля действительно может со временем, если в неё не вносить удобрений и не проводить других мероприятий по повышению плодородия, потерять часть своих качеств. Но ведь может быть так, что новый хозяин или арендатор будет поддерживать плодородие на прежнем уровне или вообще повысит плодородие, так, что вернись земля к арендодателю или перейди она в собственность к другому человеку, её качества будут ничуть не хуже. В таком случае, за что брались деньги? Более того, в значительном числе случаев земля приобретается вовсе не из-за её плодородия, или каких-то иных вносимых/поддерживаемых человеком свойств, т.е. труд, вложенный в эту землю предшествующим владельцем,  может ничего не значить, быть лишённым потребительной стоимости. Если застройщик приобретает землю под новый дом, то какое ему дело до того, как удобрялась земля? Если нефтедобытчик или алмазодобывающее предприятие, или даже предприятие по добыче песка, приобретают участки земли, то они покупают вовсе не овеществлённый человеческий труд, они покупают возможность доступа к природным факторам производства. При этом, сама земля, как таковая, НЕ ОБРАЗУЕТ стоимости или прибавочной стоимости, прибыли при производстве нефти, алмазов, песка. Есть нефтяные месторождения, где  нефть добывается труднее, есть, где легче, от этого может зависеть цена нефти в региональном масштабе, но в любом случае её стоимость (не монопольная цена, а именно стоимость) определяется количеством вложенного труда при добыче. При этом лёгкая нефть верхнего залегания, доставленная потребителю, будет просто содержать в себе меньше труда на баррель, нежели нефть глубокого залегания в грунте с низким её содержанием, также выкаченная и доставленная потребителю.  При этом, природная рента или цена продажи участка/ цена покупки лицензии на добычу будет стремиться как раз таки сравнять норму прибавочной стоимости в обоих случаях. Для месторождения лёгкой нефти у поверхности рента/цена земли будет выше.

Такая же ситуация и с земледелием. Вот, что писал на эту тему Маркс:

«Земля служит фактором производства известной потребительной стоимости, известного материального продукта, например пшеницы. Но она не имеет никакого отношения к производству стоимости пшеницы. Поскольку в пшенице представлена стоимость, пшеница рассматривается лишь как определённое количество овеществлённого общественного труда, совершенно независимо от особого вещества, в котором представлен этот труд, или от особой потребительной стоимости этого вещества. Это не противоречит тому, что 1) при прочих равных условиях дешевизна или дороговизна пшеницы зависит от производительности земли. Производительность земледельческого труда связана с природными условиями, и в зависимости от производительности последних одно и то же количество труда бывает представлено в большем или меньшем количестве продуктов, потребительных стоимостей. Как велико количество труда, представленное в одном шеффеле, это зависит от того, какое количество шеффелей доставляется данным количеством труда. От производительности земли здесь зависит, в каких количествах продукта представлена стоимость; но эта стоимость дана независимо от такого распределения.»

(Капитал, Т3, гл. 48)

Ленин в «Капитализм в сельском хозяйстве» пишет:

«Поземельная рента есть та часть прибавочной стоимости, которая остается за вычетом средней прибыли на вложенный в хозяйство капитал.»

Итак, очевидно, что сдача земли в аренду, продажа земли, не есть обмен трудом, но есть продажа некой данной в природе потребительной стоимости или её сдача в найм, присвоение через это прибавочной стоимости.

Т.е. сдача земли в аренду заводу, это присвоение владельцем земли части новой стоимости, создаваемой трудом рабочих завода.

Но за счёт чего земля как природный фактор производства получает меновую стоимость? Как это соотносится с теорией трудовой стоимости?

Почему пользование землёй, хотя она сама по себе не прибавляет труда в получаемый с помощью неё товар, имеет цену, а пользование воздухом не имеет цены? Воздух, также как и земля или ископаемые, находящиеся в ней, может входить в процесс труда как необходимое условие (воздушная среда при выращивании растений, животных, сгорании топлива, иных процессов окисления), или даже быть предметом труда - источником субстанции товара (получение промышленного азота путём охлаждения и сжижения воздуха).

Принципиальное отличие земли, как фактора производства, от воздуха в том, что участки земли поделены между владельцами, и доступ к ним может быть ограничен. Чтобы получить возможность что-то производить на земельном участке, построить что-то на нём, или добывать на нём, необходимо добиться доступа на участок. Учитывая, что земля уже поделена между собственниками, сделать это возможно, только приобретя соответствующее право на какой-то срок или бессрочно. Т.е. начало владения земельным участком для покупателя - это одновременно конец владения земельным участком для продавца. При этом, общее число гектар остаётся неизменным. Совершенно не так с воздухом.  Для использования воздуха в производственных целях не требуется ничего. Воздух можно получать где угодно и в каких угодно масштабах (пока что). От того, что будет открыт новый завод, получающий из воздуха азот, не придётся закрыться уже существующему (по крайней мере, если и придётся, то в силу конкурентной борьбы, а не в силу потери доступа к воздуху). Это относится ко всякому не требующему доступа к особым ресурсам производству, поскольку всякое производство всегда использует природные факторы, такие как: воздух (хотя бы для дыхания работников), солнечный свет, тепло окружающей среды. Эти факторы монополизировать нельзя. Т.е. открытие нового производства не ведёт автоматически к закрытию старого, притом, что оба эти производства потребляют воздух, солнечный свет. Таким образом, принципиальная разница между ресурсами в сыром виде (не добытым) доступ к которым бесплатен, и теми, доступ к которым платен, заключается в том, что доступ к платным монополизирован сочетанием их физически локализованной формы и собственнической формацией. Именно ввиду этой монополизации приходится платить за пользование тем, во что не вложен труд.

Однако, монополия на владение конкретным земельным участком вовсе не означает обязательной монополии в земледелии как капиталистической отрасли хозяйства:

"Во всех европейских странах наблюдаем мы, после падения крепостного права, разрушение сословности землевладения, мобилизацию земельной собственности, обращение торгово-промышленного капитала на сельское хозяйство, рост аренды и ипотечной задолженности. И в России, несмотря на наибольшие остатки крепостного права, мы видим после реформы усиленную покупку земли крестьянами, разночинцами и купцами, развитие аренды частновладельческих, государственных и общинных земель и проч. и проч. О чем свидетельствуют все эти явления? О создании свободной конкуренции в земледелии — вопреки монополии земельной собственности и несмотря на бесконечно разнообразные формы этой собственности. В настоящее время во всех капиталистических странах всякий владелец капитала может так же легко или почти так же легко вложить этот капитал в сельское хозяйство (посредством покупки или аренды земли), как и в любую отрасль торговли или промышленности."

"Аграрный вопрос и "критики Маркса"", Ленин

Капиталистическая монополия закрепляется концентрацией и централизацией капитала, централизацией управленческой структуры, уменьшением издержек, длительной историей слияний и поглощений, т.е. экономическими факторами. Не так обстоит с монопольной собственностью на землю, она поддерживается правом, т.е. узаконенным насилием. Ты не можешь пользоваться моим участком земли не потому, что ты экономически мне проиграешь, не потому, что я задавлю тебя, если надо демпингом цен, а потому, что если ты начнёшь пользоваться моим участком, я буду иметь право стрелять в тебя, и вся сила государства будет на моей стороне. Право пользования частной земельной собственностью закрепляется силой. Сила же эта оплачивается налогами, взимаемыми при перепродаже земельных участков.

Вот, что писал Маркс на счёт права пользования землёй, титулов:

"Титул должен быть налицо до того, как становится возможной его продажа, и как одна продажа, так и целый ряд таких продаж и их постоянное повторение не могут создать этого титула. Что вообще создало его, — так это производственные отношения. Когда последние достигают такого пункта, где им приходится переменить свою оболочку, отпадает получавший экономическое и историческое оправдание, возникший из процесса общественного производства жизни материальный источник титула и всех основывавшихся на нём сделок. С точки зрения более высокой экономической общественной формации частная собственность отдельных индивидуумов на землю будет представляться в такой же мере нелепой, как частная собственность одного человека на другого человека. Даже целое общество, нация и даже все одновременно существующие общества, взятые вместе, не есть собственники земли. Они лишь её владельцы, пользующиеся ею, и, как boni patres familias *, они должны оставить её улучшенной последующим поколениям."

(Капитал, Т3, гл. 46)

Здесь, в конце Маркс уклоняется некоторое в морализаторство, ему не хватает в этом вопросе историзма (обычно критики Маркса ругают его прямо с противоположной стороны), но это простительно т.к. Маркс, как известно, не дописал третьего тома. Однако эта же цитата указывает на другой, хотя и неразвитый момент: «Что вообще создало его [титул], — так это производственные отношения.»

Собственно это отсылает нас к историческому материализму. Мы не можем подходить к вопросу о формах собственности, не обращаясь к истории развития предмета.

Собственность на землю появилась раньше, чем капитализм.

По сути, крупная земельная собственность – основа феодального способа производства.  Рабовладение также содержит в себе собственность на землю, но в сочетании с собственностью на рабов. И даже в позднем общинно-родовом строе уже начинает формироваться собственность на землю.

По сути, феодальный строй всецело держится на внеэкономическом принуждении, на принуждении военной силой и ореоле божественности власти. Земля захватывается войной, крепостные переходят в подчинение новым крепостникам. Новые феодалы удерживают территорию военной силой, собирают с крепостных оброки, требуют выполнения повинностей, отработки барщины, либо, при позднем феодализме, ограничиваются выплатами в виде продуктов или даже денег. В любом случае основа – военная сила, которая удерживает землю и принуждает крестьян.

Собственность на землю перекочевала в капитализм из феодализма. При относительно слабом развитии промышленного производства даже при капитализме могут сохраняться очень сильные пережитки феодализма или даже рабство. Рабство мы видели в США ещё в середине 19 века, причём, это было связано именно с наличием большого количества плодородных земель на Юге. Пережитки феодализма в виде латифундий и большого числа крестьян, вынужденных работать на этих латифундиях, мы видим как в Южной Америке,  так и в некоторых азиатских странах. Хотя, конечно, форма эксплуатации там сменилась на капиталистическую, крестьяне платят арендную плату в виде денег или в виде продуктов, так или иначе, эта система держится лишь на силе удерживающей земельную собственность.

Но может ли капитализм обойтись без частной собственности на землю, месторождения полезных ископаемых?

«Теоретически вполне возможно совмещение капиталистического производства с отсутствием частной собственности на землю, с национализацией земли (Kautsky, S. 207), когда абсолютной ренты не было бы вовсе, а дифференциальная рента доставалась бы государству. Стимул к агрономическому прогрессу при этом не ослабел бы, а, напротив, в громадных размерах усилился.

«Ничего не может быть ошибочнее, — говорит Каутский, — как думать, что в интересах сельского хозяйства вздувать (in die Höhe treiben) цены на имения или искусственно держать их на высоком уровне. Это — в интересах настоящих (augenblicklichen) землевладельцев, в интересах ипотечных банков и спекулянтов имениями, но отнюдь не в интересах сельского хозяйства и уже всего менее в интере-сах его будущего, в интересах будущего поколения сельских хозяев» (199). А цена земли есть капитализированная рента.»

Пересказывает Ленин Каутского в «КАПИТАЛИЗМ В СЕЛЬСКОМ ХОЗЯЙСТВЕ».

Здесь имеется в виду, что распределять землю, будет государство, а плата будет взиматься только за участки с более плодородной почвой, лучшим климатом., таким образом, что в среднем у земледельцев будет выходить средняя норма прибыли. Успехи или поражения сельскохойственных капиталистических предприятий  при такой системе будут зависеть от внедрения новой техники, эффективности управления и т.д., а не от исходного плодородия почвы.

Однако, вопрос в том, что такая система, по сути, не уничтожает собственности на землю. Она лишь переводит её с нижнего уровня на уровень общенациональный, превращает частную собственность отдельного капиталиста в государственную частную собственность. Это простительно Ленину и отчасти Каутскому ввиду, того, что они не застали всех ужасов государственно-монополистического капитала.

Здесь также нужно отметить, что в действительности отсутствие частной собственности на землю не упраздняет монопольного характера пользования землёй. От того, что вся земля переходит из монопольного пользования собственников в собственность государства, капиталистические хозяйствующие субъекты не получают возможности вести хозяйства вместе на одном участке.  Т.е. нужно понимать, что при частной собственности на землю монополия на землю имеет двоякую природу. С одной стороны, монополия собственности на земельные участки, а с другой стороны монополия ведения хозяйства на конкретном участке (правда, зачастую эти две стороны сливаются во едино, когда собственник земли ведёт на ней хозяйство).

В России и во многих странах мира, в которых хоть сколько-то осуществляется суверенитет правящего класса, добыча полезных ископаемых производится именно по тому принципу, что пересказывает Ленин. Значительную часть прибыли государство изымает у нефтедобытчиков по средствам дополнительных экспортных пошлин, налогов на сверхприбыли, необходимости приобретать лицензию и т.д. Эта рента в различных формах, порождена, конечно, монополистическими сверхприбылями нефтегазовых кампаний, собственно Маркс на это тоже указывал всё в той же 46 главе:

«Необходимо различать, вытекает ли рента из монопольной цены, потому что независимо от неё существует монопольная цена продуктов или самой земли, или же продукты продаются по монопольной цене, потому что существует рента. Говоря о монопольной цене, мы вообще имеем в виду ту цену, которая определяется только стремлением купить и платёжеспособностью покупателей, независимо от цены, определяемой как общей ценой производства, так и стоимостью продуктов. Виноградник, из винограда которого производится вино совершенно исключительного качества, вино, которое вообще может производиться лишь в сравнительно небольшом количестве, даёт монопольную цену. Вследствие этой монопольной цены, избыток которой над стоимостью продукта определяется единственно богатством и вкусами знатных потребителей вина, винодел мог бы реализовать значительную добавочную прибыль. Эта добавочная прибыль, которая вытекает в данном случае из монопольной цены, превращается в ренту и достаётся в этой форме»

Что такая система означает для мира, для Российской политэкономии?

Она означает, что потребители продуктов ТЭК из разных частей света оплачивают сверхприбыли для Российских и не только производителей. Государство изымает значительную часть сверхприбылей и отдаёт их на нужды военных, аппарата принуждения, социальной сферы, на субсидии не очень эффективным производствам.

Это означает, что госаппарат со своими обособленными интересами вместе с обрабатывающей и сельскохозяственной промышленностью, опираясь на широкие массы, добились существенного изъятия прибавочной стоимости у ТЭК.

Кстати, нужно сказать, что примерно это же можно наблюдать и в выделении лакомых кусков земельной собственности в городах под строительство. Только там, зачастую рента взимается не только в форме высокой цене аренды или цены земли а и во взятках, откатах.

  

Таким образом, чиновничество изымает повышенную прибыль у капиталистов.

Как мы видели, земельная рента, земельная собственность – наследие феодализма. Развитие «естественных монополий», особенно в добывающей отрасли, ведёт к некоторому восстановлению феодальных отношений.  Причём не только в том, что сложившиеся монополии зачастую используют внеэкономические методы устранения конкурентов (кстати, это присуще не только «естественным монополиям»), но и в расширении государством использования отношений ренты. Это в свою очередь ведёт к восстановлению относительной обособленности государства, развитию некоторой степени его самостоятельности. Всё это накладывается на срастание государства и монополий. Причём эти процессы тем интенсивнее, чем более структура экономики страны склонна к монополизации.

Нужно также сказать и о том, что при феодализме система частной собственности на землю существовала далеко не в том виде, как она рисуется воображением человека, привыкшего к современной частной собственности. Большое значение имеет понимание института расщеплённой собственности. С одной стороны, всей землёй владеет самодержец, одновременно ей владеет феодал, и в то же самое время ею распоряжается община.

Необходимость давать взятки, платить налоги, подчиняться госрегулированию – это необходимое отступление от чистого капитализма, ради сохранения капитализма, это существование расщепленной частной собственности при капитализме.

Подводя итог общей темы статьи, нужно сказать, что:

Ресурсы сами по себе ничего не значат, песок лежащий в земле ничего не стоит, не содержит в себе труда.

Ценны монополизированные ресурсы, они приносят огромную прибавочную стоимость компаниям.

Рента/цена земли/цена иного природного фактора производства используется для того, чтобы отнять у бизнеса баснословные прибыли и передать их собственнику участка (чаще всего государству) на его усмотрение.

Продажа участка – продажа капитализированной ренты (ренты представленной в форме соответствующей капитализму, в форме капитала).

Феодальное наследие в формах собственности в некоторых областях и некоторой мере сохраняется.

Феодальные черты в общественных отношениях могут восстанавливаться за счёт развития монополизма и государственно-монополистического капитализма, но они не могут стать определяющими, поскольку основная цель промышленного производства и сферы обслуживания –это прибыль.

Никита Ечков

Обновлено 01.04.2014 13:43 31.03.2014 11:04

revline.info

Ответы@Mail.Ru: Вопросы по географии!

Нефтяная промышленность обеспечивает разведку нефтяных и газовых месторождений, добычу нефти и нефтяного (попутного) газа, переработку и транспортировку нефти. Она подразде­ляется на нефтедобывающую, нефтеперерабатывающую отрасли и нефтепроводный транспорт.

При размещении предприятий нефтедобывающей промышленности решающим фактором является сырьевой, а нефтеперерабатывающей — потребительский и отчасти электроэнергети­ческий факторы. Нефтеперерабатывающие заводы размещают в местах добычи нефти, на трассе транспортировки сырой нефти, а также в районных центрах, получающих нефть по магистральным нефтепроводам. Перекачка сырой нефти по мощным трубопроводам обходится дешевле, чем перевозка продуктов переработки нефти. Вот почему нефтеперерабатывающие заводы выгоднее размещать в районах потребления нефтепродуктов

Для нефтедобывающей промышленности России характерна резкая неравномерность в размещении ее предприятий. 70% добычи нефти сосредоточено в Западно-Сибирском, еще почти четверть добычи — в Уральском и Поволжском экономических районах. Основные нефтяные акционерные компании в России: «ЛУКойл» , «ЮКОС» , «Сиданко» , «Тюменская нефтяная компания» , «Сургутнефтьгаз» , «Сибирская НК» , «Роснефть» , «Татнефть» , «Башнефть» и др. Нефтяная промышленность играет ведущую роль в ТЭК России.

Немаловажные факторы, влияющие на снижение эффективности добычи нефти в России, связаны с местонахождением крупнейших разрабатываемых и перспективных месторождений в отдаленных от потребителей северных районах Западной Сибири и европейской части страны, на шельфах арктических и дальневосточных морей. Имеет значение также высокая степень выработанности разрабатываемых месторождений Тюменской обл. (свыше 33%), Волго-Уральской провинции (67%), Северного Кавказа (82%).

В Западной Сибири сосредоточено свыше 70% разведанных запасов нефти, в Урало-Поволжье — около 16%, в Тимано-Печорском регионе — 7%, в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке — 3%, на Северном Кавказе — около 1% и на морских шельфах —1%. География прогнозных ресурсов нефти выглядит несколько иначе. Более половины всех неразведанных ресурсов сосредоточено в Западной Сибири, около 20%—на морских шельфах, 17—в Восточной Сибири и Республике Саха, менее 7 — в Урало-Поволжье и При-каспии, 3 — в Тимано-Печорском регионе и 1% — на Северном Кавказе.

otvet.mail.ru

Факторы разрушения залежей нефти и газа

Количество просмотров публикации Факторы разрушения залежей нефти и газа - 774

Разрушение залежей представляет собой непрерывно действующий процесс частичного или полного рассеяния и распада УВ, составляющих залежь нефти или газа, или процесс перехода УВ в другие вещества: вязкие и твердые битумы. Разрушение залежей противостоит процессу формирования залежей. Началом процесса сокращения залежи является естественное истощение источника генерации УВ. При этом прекращение поступления УВ в залежь может произойти и вследствие появления преград на пути миграционного потока, связанного с перестройкой структурно плана.

Непосредственными причинами разрушения и переформирования залежей являются различные нарушения условий их залегания.

Выделяется ряд факторов разрушения залежей нефти и газа.

1. Тектонический фактор, который обусловлен следующими процессами:

1.1) изменением наклона пластов и раскрытием замка структурных ловушек;

1.2) рассечением залежи разрывными нарушениями;

1.3) осложнением структурной залежи внедрением масс каменной соли, глины, сопочной грязевулканической брекчии, магматических пород;

1.4) эрозией покрышки и вскрытием залежи;

1.5) уплотнением коллекторов;

1.6) увеличением проницаемости покрышки залежи при тектонических напряжениях;

2. Гидродинамический фактор связан с активностью пластовых вод, которые вымывают УВ из малоамплитудных структурных ловушек с пологими крыльями. Происходит это по А.А. Карцеву (1972) в случае, когда наклон водонефтяного (газоводяного) контакта меньше угла падения крыла сводовой ловушки.

Условием сохранения залежи от механического выноса УВ водой является неравенство:

Q < α,

где Q – угол наклона водонефтяного (газоводяного) контакта;

α – угол падения пласта на крыле ловушки.

3. Гидравлический фактор. Его действие связано с прорывом капиллярного давления избыточным давлением в залежи.

4. Физико-химический фактор. Метан и его гомологи обладают большой растворимостью в воде по сравнению с жидкими УВ. При нахождении газовых залежей в инфильтрационных водонапорных системах пластовые воды, омывающие залежи растворяют и выносят газы. Количество выносимых газов зависит от состава вод и термобарических условий. Действию этого фактора подвержены, главным образом, газовые залежи, которые погружаются.

Газы растворяются в пластовых водах, вплоть до исчезновения залежи и при тектоническом погружении, когда повышение пластового давления не компенсируется ростом газонасыщенности вод. Особо благоприятны для растворения залежей условия при температуре, превышающей 100-120 °С, когда растворимость метана в воде резко возрастает (А.А. Карцев и др., 2001).

5. Химический и биохимический факторы. Действие этих факторов тесно переплетается. Химическое разложение УВ нефтяных и газовых залежей происходит за счёт кислорода, сульфатов, нитратов и различных окислов, растворенных в пластовых водах. В результате образуются: углекислый газ, вода, сероводород, аммоний и другие растворимые вещества, а также вязкие и твердые битумы.

Главными процессами распада УВ является их анаэробное окисление за счёт сульфатов при участии сульфатредуцирующих бактерий и аэробное окисление кислородом воздуха и пластовых вод. Для окисления 1 г метана требуется 6 г сульфат-иона. Сероводород, получающийся при окислении УВ, образует над разрушенными залежами нефти и газа скопления свободной серы. Так, к примеру, при образовании известных в Туркмении залежей серы было разрушено несколько триллионов кубических метров газа.

6. Термально-метаморфический фактор. Его действие связано с изменением состава нефтей и газов в залежах, вплоть до их полного разрушения в условиях жесткого катагенеза и метаморфизма. При деструкции лёгких нефтей образуется метан, а при деструкции тяжёлых высокосмолистых нефтей, кроме метана, образуются кериты и антраксолиты. При дальнейшем погружении газовых залежей и соответственном повышении температуры метан разлагается на углерод и водород, а антраксолиты превращаются в графит, рассеянный в коллекторе.

7. Диффузионный фактор. Концентрация УВ, находящихся в залежах в тысячи раз превышает концентрацию УВ в окружающих водонасыщенных породах. В результате возникает молекулярное диффузионное перемещение УВ в сторону меньших концентраций и над залежами нефти и газа образуется ореол рассеяния

Залежи нефти и газа, их классификация и параметры

referatwork.ru