Абхазия располагает запасами нефти высокого качества и будет ее добывать. Запасы нефти в абхазии


Ушат абхазской нефти на голову Грузии / vlasti.net

«Роснефть» будет разрабатывать абхазский шельф. Этот «политический проект», как его уже окрестили некоторые эксперты, экономически выгоден и Абхазии, и российским нефтяникам. А Грузия оказывается третьим лишним.

«Роснефть» будет разрабатывать абхазский шельф. Этот «политический проект», как его уже окрестили некоторые эксперты, экономически выгоден и Абхазии, и российским нефтяникам. А Грузия оказывается третьим лишним.

Крупнейшая в России нефтяная компания объявила о том, что создает в республике дочернюю «РН-Шельф Абхазии». Как сообщил президент «Роснефти» Сергея Богданчиков, компания изучит абхазский шельф площадью в 2,5 тыс. кв. метров.

«Черное золото» в абхазской акватории Черного моря обнаружили еще во времена СССР. По предварительным данным, запасы нефти на черноморском шельфе Абхазии составляют 300-500 млн тонн. В мае 2009 года было заключено пятилетнее соглашение о сотрудничестве между компанией «Роснефть» и минэкономики Республики Абхазия. Первый этап сейсморазведки запланирован на конец 2011 года. «Роснефть» также планирует построить в республике десятки заправочных станций. Как подчеркивают в компании, работа в Абхазии будет вестись по международным стандартам.

Между тем, некоторые эксперты уже окрестили заход российской нефтяной компании в кавказскую республику политическим. «При помощи «Роснефти» российское руководство в очередной раз пытается показать всему миру несостоятельность правительства Саакашвили и неспособность грузинского президента контролировать ископаемые ресурсы на территории Абхазии и Южной Осетии», — считает аналитик ФГ «Калита-Финанс» Алексей Вязовский.

В подтверждение этой версии некоторые прогрузинские аналитики приводят слова главы ЛУКОЙЛа Вагита Алекперова о том, что нефть Абхазии «не представляет собой никакого интереса» и не стоит затрат на ее добычу. Однако стоит заметить, что говорил он это еще в 2006 году, а нефтяные месторождения, как показывает практика последних лет, зачастую преподносят сюрпризы. Технологии тоже не стоят на месте, и сегодня шельф уже не пугает российских нефтяников. Кроме того, не следует забывать, что в 2005 году ЛУКОЙЛ сам был не прочь поработать в Абхазии, но республика формально находилась в составе Грузии, и грузинская политическая истерика поставила крест на планах компании.

«Если говорить о шельфе Абхазии, то «Роснефти» достался уже наполовину разведанный участок с коммерческими запасами сырья. При этом мы предполагаем, что с необходимой инфраструктурой у компании проблем быть не должно», — отмечает аналитик ИК «ФИНАМ» Александр Еремин. По его мнению, на абхазском шельфе будут создан особый налоговый режим, который намереваются ввести и на российском побережье Черного моря. Это повысит экономическую отдачу проекта и будет стимулировать инвестиции. Не секрет, что в настоящее время обсуждается идея создания офшорной зоны в Абхазии, экономика которой держится лишь на торговле и туризме.

Как считает главный аналитик ИК «Велес Капитал» Дмитрий Лютягин, ориентируясь на международную классификацию, на баланс «Роснефти» можно будет записать лишь 100-150 млн тонн — объем, который экономически целесообразно добывать в этом регионе. «Это неплохой прирост для компании — по сути, полторы — две годовые добычи», — отмечает эксперт. По его мнению, Абхазия не смогла бы решить вопросы нефтяного шельфа самостоятельно, поскольку для этого потребуются серьезные геологические изыскания, а у республики нет ни технологий добычи, ни опыта, ни достаточных средств.

Между тем, Абхазия сегодня очень нуждается в топливе: Грузия устраивает ей «горюче-смазочную блокаду» и вполне может окончательно перекрыть морской нефтяной канал для поставок из Турции и Румынии. Напомним, грузинские морские пограничные катеры 16 августа задержали якобы за нарушение правил мореходства турецкое судно BUKET, направлявшееся в Абхазию с горючим. Танкер должен был доставить в Сухум более 3 тыс. тонн бензина и 775 тонн дизтоплива. В настоящее время судно находится в Поти, грузинские власти намерены продать его с аукциона. Президент Абхазии Сергей Багапш обратился к Совбезу ООН, Евросоюзу, и президенту Франции с просьбой оказать содействие в возвращении судна, заявив также, что страна готова защищать свои грузы.

В Абхазии надеются на поставки «Роснефти». Со дня на день в республику будут доставлены 500 тонн бензина и столько же дизтоплива. Как только поступит первая партия бензина от «Роснефти», будет сделана заявка на вторую — в два-три раза больше нынешней, отметила глава министерства экономики Абхазии Кристина Озган. Это позволит нормализовать ситуацию на рынке топлива.

Экологи заявляют, что курортная Абхазия не может позволить себе добывать черное золото на шельфе. Но на данный момент в Грузии на шельфе работают пять американских компаний, нефтедобыча ведется в Турции, Болгарии и Румынии, Россия работает недалеко от Туапсе. «Если там что-то случится, это не помешает нашим курортам, если это в 80 км от нас?» — задается риторическим вопросом Багапш. «Конечно, мы тоже будем работать, потому что мы тоже хотим жить, зарабатывать и богатеть. Если все остальные откажутся от работы на шельфе, тогда и мы откажемся», — заявляет абхазский президент.

Стоит также отметить, что большая часть нефтяных запасов залегает на расстоянии в 10 километров от береговой линии, поэтому, по мнению экспертов, добыча не навредит абхазской ривьере. Современные технологии вполне способны обеспечить безопасность такого соседства.

«Мы пришли сюда не за сиюминутной прибылью, все наши проекты рассчитаны на долгосрочную перспективу», — прокомментировал сотрудничество с Абхазией глава «Роснефти». Очевидно, что такая перспектива невыгодна лишь Грузии, поскольку собственный нефтяной шельф станет для Абхазии еще одним шагом к экономической независимости и аргументом в переговорах о признании суверенитета.

vlasti.net

Нефть на шельфе Абхазии будет добывать "дочка" "Роснефти"

Главный акционер ООО "РН-Шельф Абхазии"- "Роснефть" для работы на шельфе Абхазии создала дочернее предприятие, передает РИА Новости. Крупнейшая российская нефтяная компания ОАО "НК "Роснефть" с 21 августа владеет 100% акций ООО "РН-Шельф Абхазии", которое зарегистрировано в Сухуми.

Глава "Роснефти" Сергей Богданчиков 12 августа сообщал, что компания рассчитывает получить лицензию правительства Абхазии на разработку нефтяных месторождений на шельфе республики. После этого необходимо приобрести имеющиеся данные сейсморазведки и обработать их, а затем провести сейсморазведку собственными силами. Компании предстоит изучить площадь размером около 2,5 тысячи квадратных километров, а затем, если подтвердится наличие нефтяных структур, в частности, Гудаутской, "Роснефть" будет вести разведку бурением.

По словам Богданчикова, первый этап сейсморазведки месторождений планируется осуществить к концу 2011 года. Он не уточнял, о каких объемах нефти может идти речь. В мае "Роснефть" и министерство экономики Абхазии подписали пятилетнее соглашение, предусматривающее проведение разведывательных и поисковых работ на нефтяных и газовых месторождениях абхазского шельфа.

Глава "Роснефти" Богданчиков сообщил, что второй этап предусматривает строительство АЗС и реализацию в Абхазии бензина, дизельного топлива и смазочных масел. Глава "Роснефти" отметил, что задолго до подписания соглашения рабочие группы российской и абхазской сторон ознакомились с ситуацией на местных АЗС, и они произвели "хорошее впечатление". При этом Богданчиков заверил, что "Роснефть" приходит в республику "не для того чтобы отнимать у кого-то бизнес". "Мы приходим сюда развивать экономику. Здесь мягкий налоговый климат, что очень важно для бизнеса", - отметил он.

Глава "Роснефти" рассказал, что в Абхазии будут созданы два предприятия - одно по разработке шельфа, другое по реализации на местном рынке нефтепродуктов. Богданчиков заверил, что разработка шельфа в Абхазии не отпугнет российских туристов и не отразится на экологии республики. "Роснефть" планирует начать бурение на шельфе в Черном море напротив Туапсе в 2010 году, пишет Правда.Ру

Как отметила аналитик ИК «Финам» Юлия Голышева, «вполне вероятен приход российских компаний в Южную Осетию. Это позволит поддержать экономику молодой страны, а также увеличит доходы российских нефтяников», - считает аналитик.

Не беда, что точной информации о запасах нефти в Южной Осетии нет. По словам эксперта ИК «Финам», ранее озвучивалась информация, что запасы Южной Осетии «не столь велики, но отличаются высоким качеством».

Напомним, сегодня стало известно, что крупнейшая российская нефтяная компания «Роснефть» будет осуществлять поиск, разведку и разработку нефтяных и газовых месторождений на шельфе Абхазии. В 2005 году власти Абхазии сообщили о наличии в стране запасов нефти, которые были обозначены как «серьезные», однако тогда тема не получила развития. «Скорее всего, речь шла о шельфовых месторождениях, геологоразведкой которых планирует знаться Роснефть», - пояснила Ю. Голышева. По предварительным данным, запасы нефти на абхазском шельфе составляют от 300 до 500 млн т.

"Роснефть" - государственная нефтяная компания, занимающая первое место в России по объемам добычи нефти. Основным акционером "Роснефти" является государственная компания ОАО "Роснефтегаз", которой принадлежит 75,16% акций, еще 9,44% акций владеет контролируемое "Роснефтью" ООО "РН-Развитие".

Все запасы "Роснефти" (с учетом возможных и вероятных) сейчас составляют чуть более 5 миллиардов тонн. В 2007 году компания добыла около 100 миллионов тонн нефти. В начале 2000-х годов основной деятельностью руководства компании было усиление контроля над активами, снижение долговой нагрузки и получение лицензий в Восточной Сибири. В 2002 компания вернула в свой состав потерянный в 1997 г. «Краснодарнефтегаз», в начале 2003 была куплена компания «Северная нефть». 22 декабря 2004 «Роснефть» за счет заёмных средств приобрела компанию «Байкалфинансгруп», которая тремя днями ранее выиграла аукцион по покупке «Юганскнефтегаза», ранее принадлежавшего «ЮКОСу». В связи с покупкой «Юганскнефтегаза» объём запасов и добычи «Роснефти» увеличился в несколько раз.

В мае 2007 года «Роснефть» выиграла ряд аукционов по продаже активов «ЮКОСа», в том числе пяти НПЗ (Ангарского, Ачинского, Куйбышевского, Новокуйбышевского и Сызранского) и нефтедобывающих предприятий «Томскнефть» и «Самаранефтегаз» и стала крупнейшей нефтяной компанией России. «Роснефть» победила в конкурсе на звание генерального партнера сочинских Олимпийских игр 2014 года в категории «Нефть».

Запасы нефти в Абхазии были обнаружены еще до распада СССР. С 1996 года правительство республики вело переговоры о геологоразведке шельфовых запасов, однако из-за неопределенности в политическом статусе страны каких-либо соглашений заключить не удалось. По информации абхазских властей, большая часть нефтяных запасов залегает на расстоянии в 10 километров от береговой линии. Сегодня энергообеспечением Абхазии занимаются Турция, Румыния и Россия. Теперь речь идёт о создании собственной базы энергоресурсов.

www.newsinfo.ru

Экономика Абхазии — Википедия (с комментариями)

Непризнанные и частично признанные государства</table></td></tr></table>
</div>
 

Экономика Абхазии

 

Экономика Абхазии

Отрывок, характеризующий Экономика Абхазии

[«Обер церемониймейстер дворца сильно жалуется на то, что, несмотря на все запрещения, солдаты продолжают ходить на час во всех дворах и даже под окнами императора».] Войско это, как распущенное стадо, топча под ногами тот корм, который мог бы спасти его от голодной смерти, распадалось и гибло с каждым днем лишнего пребывания в Москве. Но оно не двигалось. Оно побежало только тогда, когда его вдруг охватил панический страх, произведенный перехватами обозов по Смоленской дороге и Тарутинским сражением. Это же самое известие о Тарутинском сражении, неожиданно на смотру полученное Наполеоном, вызвало в нем желание наказать русских, как говорит Тьер, и он отдал приказание о выступлении, которого требовало все войско. Убегая из Москвы, люди этого войска захватили с собой все, что было награблено. Наполеон тоже увозил с собой свой собственный tresor [сокровище]. Увидав обоз, загромождавший армию. Наполеон ужаснулся (как говорит Тьер). Но он, с своей опытностью войны, не велел сжечь всо лишние повозки, как он это сделал с повозками маршала, подходя к Москве, но он посмотрел на эти коляски и кареты, в которых ехали солдаты, и сказал, что это очень хорошо, что экипажи эти употребятся для провианта, больных и раненых. Положение всего войска было подобно положению раненого животного, чувствующего свою погибель и не знающего, что оно делает. Изучать искусные маневры Наполеона и его войска и его цели со времени вступления в Москву и до уничтожения этого войска – все равно, что изучать значение предсмертных прыжков и судорог смертельно раненного животного. Очень часто раненое животное, заслышав шорох, бросается на выстрел на охотника, бежит вперед, назад и само ускоряет свой конец. То же самое делал Наполеон под давлением всего его войска. Шорох Тарутинского сражения спугнул зверя, и он бросился вперед на выстрел, добежал до охотника, вернулся назад, опять вперед, опять назад и, наконец, как всякий зверь, побежал назад, по самому невыгодному, опасному пути, но по знакомому, старому следу. Наполеон, представляющийся нам руководителем всего этого движения (как диким представлялась фигура, вырезанная на носу корабля, силою, руководящею корабль), Наполеон во все это время своей деятельности был подобен ребенку, который, держась за тесемочки, привязанные внутри кареты, воображает, что он правит.

6 го октября, рано утром, Пьер вышел из балагана и, вернувшись назад, остановился у двери, играя с длинной, на коротких кривых ножках, лиловой собачонкой, вертевшейся около него. Собачонка эта жила у них в балагане, ночуя с Каратаевым, но иногда ходила куда то в город и опять возвращалась. Она, вероятно, никогда никому не принадлежала, и теперь она была ничья и не имела никакого названия. Французы звали ее Азор, солдат сказочник звал ее Фемгалкой, Каратаев и другие звали ее Серый, иногда Вислый. Непринадлежание ее никому и отсутствие имени и даже породы, даже определенного цвета, казалось, нисколько не затрудняло лиловую собачонку. Пушной хвост панашем твердо и кругло стоял кверху, кривые ноги служили ей так хорошо, что часто она, как бы пренебрегая употреблением всех четырех ног, поднимала грациозно одну заднюю и очень ловко и скоро бежала на трех лапах. Все для нее было предметом удовольствия. То, взвизгивая от радости, она валялась на спине, то грелась на солнце с задумчивым и значительным видом, то резвилась, играя с щепкой или соломинкой. Одеяние Пьера теперь состояло из грязной продранной рубашки, единственном остатке его прежнего платья, солдатских порток, завязанных для тепла веревочками на щиколках по совету Каратаева, из кафтана и мужицкой шапки. Пьер очень изменился физически в это время. Он не казался уже толст, хотя и имел все тот же вид крупности и силы, наследственной в их породе. Борода и усы обросли нижнюю часть лица; отросшие, спутанные волосы на голове, наполненные вшами, курчавились теперь шапкою. Выражение глаз было твердое, спокойное и оживленно готовое, такое, какого никогда не имел прежде взгляд Пьера. Прежняя его распущенность, выражавшаяся и во взгляде, заменилась теперь энергической, готовой на деятельность и отпор – подобранностью. Ноги его были босые. Пьер смотрел то вниз по полю, по которому в нынешнее утро разъездились повозки и верховые, то вдаль за реку, то на собачонку, притворявшуюся, что она не на шутку хочет укусить его, то на свои босые ноги, которые он с удовольствием переставлял в различные положения, пошевеливая грязными, толстыми, большими пальцами. И всякий раз, как он взглядывал на свои босые ноги, на лице его пробегала улыбка оживления и самодовольства. Вид этих босых ног напоминал ему все то, что он пережил и понял за это время, и воспоминание это было ему приятно. Погода уже несколько дней стояла тихая, ясная, с легкими заморозками по утрам – так называемое бабье лето. В воздухе, на солнце, было тепло, и тепло это с крепительной свежестью утреннего заморозка, еще чувствовавшегося в воздухе, было особенно приятно. На всем, и на дальних и на ближних предметах, лежал тот волшебно хрустальный блеск, который бывает только в эту пору осени. Вдалеке виднелись Воробьевы горы, с деревнею, церковью и большим белым домом. И оголенные деревья, и песок, и камни, и крыши домов, и зеленый шпиль церкви, и углы дальнего белого дома – все это неестественно отчетливо, тончайшими линиями вырезалось в прозрачном воздухе. Вблизи виднелись знакомые развалины полуобгорелого барского дома, занимаемого французами, с темно зелеными еще кустами сирени, росшими по ограде. И даже этот разваленный и загаженный дом, отталкивающий своим безобразием в пасмурную погоду, теперь, в ярком, неподвижном блеске, казался чем то успокоительно прекрасным. Французский капрал, по домашнему расстегнутый, в колпаке, с коротенькой трубкой в зубах, вышел из за угла балагана и, дружески подмигнув, подошел к Пьеру. – Quel soleil, hein, monsieur Kiril? (так звали Пьера все французы). On dirait le printemps. [Каково солнце, а, господин Кирил? Точно весна.] – И капрал прислонился к двери и предложил Пьеру трубку, несмотря на то, что всегда он ее предлагал и всегда Пьер отказывался. – Si l'on marchait par un temps comme celui la… [В такую бы погоду в поход идти…] – начал он. Пьер расспросил его, что слышно о выступлении, и капрал рассказал, что почти все войска выступают и что нынче должен быть приказ и о пленных. В балагане, в котором был Пьер, один из солдат, Соколов, был при смерти болен, и Пьер сказал капралу, что надо распорядиться этим солдатом. Капрал сказал, что Пьер может быть спокоен, что на это есть подвижной и постоянный госпитали, и что о больных будет распоряжение, и что вообще все, что только может случиться, все предвидено начальством. – Et puis, monsieur Kiril, vous n'avez qu'a dire un mot au capitaine, vous savez. Oh, c'est un… qui n'oublie jamais rien. Dites au capitaine quand il fera sa tournee, il fera tout pour vous… [И потом, господин Кирил, вам стоит сказать слово капитану, вы знаете… Это такой… ничего не забывает. Скажите капитану, когда он будет делать обход; он все для вас сделает…] Капитан, про которого говорил капрал, почасту и подолгу беседовал с Пьером и оказывал ему всякого рода снисхождения. – Vois tu, St. Thomas, qu'il me disait l'autre jour: Kiril c'est un homme qui a de l'instruction, qui parle francais; c'est un seigneur russe, qui a eu des malheurs, mais c'est un homme. Et il s'y entend le… S'il demande quelque chose, qu'il me dise, il n'y a pas de refus. Quand on a fait ses etudes, voyez vous, on aime l'instruction et les gens comme il faut. C'est pour vous, que je dis cela, monsieur Kiril. Dans l'affaire de l'autre jour si ce n'etait grace a vous, ca aurait fini mal. [Вот, клянусь святым Фомою, он мне говорил однажды: Кирил – это человек образованный, говорит по французски; это русский барин, с которым случилось несчастие, но он человек. Он знает толк… Если ему что нужно, отказа нет. Когда учился кой чему, то любишь просвещение и людей благовоспитанных. Это я про вас говорю, господин Кирил. Намедни, если бы не вы, то худо бы кончилось.] И, поболтав еще несколько времени, капрал ушел. (Дело, случившееся намедни, о котором упоминал капрал, была драка между пленными и французами, в которой Пьеру удалось усмирить своих товарищей.) Несколько человек пленных слушали разговор Пьера с капралом и тотчас же стали спрашивать, что он сказал. В то время как Пьер рассказывал своим товарищам то, что капрал сказал о выступлении, к двери балагана подошел худощавый, желтый и оборванный французский солдат. Быстрым и робким движением приподняв пальцы ко лбу в знак поклона, он обратился к Пьеру и спросил его, в этом ли балагане солдат Platoche, которому он отдал шить рубаху. С неделю тому назад французы получили сапожный товар и полотно и роздали шить сапоги и рубахи пленным солдатам. – Готово, готово, соколик! – сказал Каратаев, выходя с аккуратно сложенной рубахой. Каратаев, по случаю тепла и для удобства работы, был в одних портках и в черной, как земля, продранной рубашке. Волоса его, как это делают мастеровые, были обвязаны мочалочкой, и круглое лицо его казалось еще круглее и миловиднее. – Уговорец – делу родной братец. Как сказал к пятнице, так и сделал, – говорил Платон, улыбаясь и развертывая сшитую им рубашку. Француз беспокойно оглянулся и, как будто преодолев сомнение, быстро скинул мундир и надел рубаху. Под мундиром на французе не было рубахи, а на голое, желтое, худое тело был надет длинный, засаленный, шелковый с цветочками жилет. Француз, видимо, боялся, чтобы пленные, смотревшие на него, не засмеялись, и поспешно сунул голову в рубашку. Никто из пленных не сказал ни слова. – Вишь, в самый раз, – приговаривал Платон, обдергивая рубаху. Француз, просунув голову и руки, не поднимая глаз, оглядывал на себе рубашку и рассматривал шов. – Что ж, соколик, ведь это не швальня, и струмента настоящего нет; а сказано: без снасти и вша не убьешь, – говорил Платон, кругло улыбаясь и, видимо, сам радуясь на свою работу. – C'est bien, c'est bien, merci, mais vous devez avoir de la toile de reste? [Хорошо, хорошо, спасибо, а полотно где, что осталось?] – сказал француз. – Она еще ладнее будет, как ты на тело то наденешь, – говорил Каратаев, продолжая радоваться на свое произведение. – Вот и хорошо и приятно будет. – Merci, merci, mon vieux, le reste?.. – повторил француз, улыбаясь, и, достав ассигнацию, дал Каратаеву, – mais le reste… [Спасибо, спасибо, любезный, а остаток то где?.. Остаток то давай.] Пьер видел, что Платон не хотел понимать того, что говорил француз, и, не вмешиваясь, смотрел на них. Каратаев поблагодарил за деньги и продолжал любоваться своею работой. Француз настаивал на остатках и попросил Пьера перевести то, что он говорил. – На что же ему остатки то? – сказал Каратаев. – Нам подверточки то важные бы вышли. Ну, да бог с ним. – И Каратаев с вдруг изменившимся, грустным лицом достал из за пазухи сверточек обрезков и, не глядя на него, подал французу. – Эхма! – проговорил Каратаев и пошел назад. Француз поглядел на полотно, задумался, взглянул вопросительно на Пьера, и как будто взгляд Пьера что то сказал ему. – Platoche, dites donc, Platoche, – вдруг покраснев, крикнул француз пискливым голосом. – Gardez pour vous, [Платош, а Платош. Возьми себе.] – сказал он, подавая обрезки, повернулся и ушел. – Вот поди ты, – сказал Каратаев, покачивая головой. – Говорят, нехристи, а тоже душа есть. То то старички говаривали: потная рука торовата, сухая неподатлива. Сам голый, а вот отдал же. – Каратаев, задумчиво улыбаясь и глядя на обрезки, помолчал несколько времени. – А подверточки, дружок, важнеющие выдут, – сказал он и вернулся в балаган.

Прошло четыре недели с тех пор, как Пьер был в плену. Несмотря на то, что французы предлагали перевести его из солдатского балагана в офицерский, он остался в том балагане, в который поступил с первого дня. В разоренной и сожженной Москве Пьер испытал почти крайние пределы лишений, которые может переносить человек; но, благодаря своему сильному сложению и здоровью, которого он не сознавал до сих пор, и в особенности благодаря тому, что эти лишения подходили так незаметно, что нельзя было сказать, когда они начались, он переносил не только легко, но и радостно свое положение. И именно в это то самое время он получил то спокойствие и довольство собой, к которым он тщетно стремился прежде. Он долго в своей жизни искал с разных сторон этого успокоения, согласия с самим собою, того, что так поразило его в солдатах в Бородинском сражении, – он искал этого в филантропии, в масонстве, в рассеянии светской жизни, в вине, в геройском подвиге самопожертвования, в романтической любви к Наташе; он искал этого путем мысли, и все эти искания и попытки все обманули его. И он, сам не думая о том, получил это успокоение и это согласие с самим собою только через ужас смерти, через лишения и через то, что он понял в Каратаеве. Те страшные минуты, которые он пережил во время казни, как будто смыли навсегда из его воображения и воспоминания тревожные мысли и чувства, прежде казавшиеся ему важными. Ему не приходило и мысли ни о России, ни о войне, ни о политике, ни о Наполеоне. Ему очевидно было, что все это не касалось его, что он не призван был и потому не мог судить обо всем этом. «России да лету – союзу нету», – повторял он слова Каратаева, и эти слова странно успокоивали его. Ему казалось теперь непонятным и даже смешным его намерение убить Наполеона и его вычисления о кабалистическом числе и звере Апокалипсиса. Озлобление его против жены и тревога о том, чтобы не было посрамлено его имя, теперь казались ему не только ничтожны, но забавны. Что ему было за дело до того, что эта женщина вела там где то ту жизнь, которая ей нравилась? Кому, в особенности ему, какое дело было до того, что узнают или не узнают, что имя их пленного было граф Безухов? Теперь он часто вспоминал свой разговор с князем Андреем и вполне соглашался с ним, только несколько иначе понимая мысль князя Андрея. Князь Андрей думал и говорил, что счастье бывает только отрицательное, но он говорил это с оттенком горечи и иронии. Как будто, говоря это, он высказывал другую мысль – о том, что все вложенные в нас стремленья к счастью положительному вложены только для того, чтобы, не удовлетворяя, мучить нас. Но Пьер без всякой задней мысли признавал справедливость этого. Отсутствие страданий, удовлетворение потребностей и вследствие того свобода выбора занятий, то есть образа жизни, представлялись теперь Пьеру несомненным и высшим счастьем человека. Здесь, теперь только, в первый раз Пьер вполне оценил наслажденье еды, когда хотелось есть, питья, когда хотелось пить, сна, когда хотелось спать, тепла, когда было холодно, разговора с человеком, когда хотелось говорить и послушать человеческий голос. Удовлетворение потребностей – хорошая пища, чистота, свобода – теперь, когда он был лишен всего этого, казались Пьеру совершенным счастием, а выбор занятия, то есть жизнь, теперь, когда выбор этот был так ограничен, казались ему таким легким делом, что он забывал то, что избыток удобств жизни уничтожает все счастие удовлетворения потребностей, а большая свобода выбора занятий, та свобода, которую ему в его жизни давали образование, богатство, положение в свете, что эта то свобода и делает выбор занятий неразрешимо трудным и уничтожает самую потребность и возможность занятия. Все мечтания Пьера теперь стремились к тому времени, когда он будет свободен. А между тем впоследствии и во всю свою жизнь Пьер с восторгом думал и говорил об этом месяце плена, о тех невозвратимых, сильных и радостных ощущениях и, главное, о том полном душевном спокойствии, о совершенной внутренней свободе, которые он испытывал только в это время. Когда он в первый день, встав рано утром, вышел на заре из балагана и увидал сначала темные купола, кресты Ново Девичьего монастыря, увидал морозную росу на пыльной траве, увидал холмы Воробьевых гор и извивающийся над рекою и скрывающийся в лиловой дали лесистый берег, когда ощутил прикосновение свежего воздуха и услыхал звуки летевших из Москвы через поле галок и когда потом вдруг брызнуло светом с востока и торжественно выплыл край солнца из за тучи, и купола, и кресты, и роса, и даль, и река, все заиграло в радостном свете, – Пьер почувствовал новое, не испытанное им чувство радости и крепости жизни. И чувство это не только не покидало его во все время плена, но, напротив, возрастало в нем по мере того, как увеличивались трудности его положения. Чувство это готовности на все, нравственной подобранности еще более поддерживалось в Пьере тем высоким мнением, которое, вскоре по его вступлении в балаган, установилось о нем между его товарищами. Пьер с своим знанием языков, с тем уважением, которое ему оказывали французы, с своей простотой, отдававший все, что у него просили (он получал офицерские три рубля в неделю), с своей силой, которую он показал солдатам, вдавливая гвозди в стену балагана, с кротостью, которую он выказывал в обращении с товарищами, с своей непонятной для них способностью сидеть неподвижно и, ничего не делая, думать, представлялся солдатам несколько таинственным и высшим существом. Те самые свойства его, которые в том свете, в котором он жил прежде, были для него если не вредны, то стеснительны – его сила, пренебрежение к удобствам жизни, рассеянность, простота, – здесь, между этими людьми, давали ему положение почти героя. И Пьер чувствовал, что этот взгляд обязывал его.

В ночь с 6 го на 7 е октября началось движение выступавших французов: ломались кухни, балаганы, укладывались повозки и двигались войска и обозы. В семь часов утра конвой французов, в походной форме, в киверах, с ружьями, ранцами и огромными мешками, стоял перед балаганами, и французский оживленный говор, пересыпаемый ругательствами, перекатывался по всей линии. В балагане все были готовы, одеты, подпоясаны, обуты и ждали только приказания выходить. Больной солдат Соколов, бледный, худой, с синими кругами вокруг глаз, один, не обутый и не одетый, сидел на своем месте и выкатившимися от худобы глазами вопросительно смотрел на не обращавших на него внимания товарищей и негромко и равномерно стонал. Видимо, не столько страдания – он был болен кровавым поносом, – сколько страх и горе оставаться одному заставляли его стонать. Пьер, обутый в башмаки, сшитые для него Каратаевым из цибика, который принес француз для подшивки себе подошв, подпоясанный веревкою, подошел к больному и присел перед ним на корточки. – Что ж, Соколов, они ведь не совсем уходят! У них тут гошпиталь. Может, тебе еще лучше нашего будет, – сказал Пьер. – О господи! О смерть моя! О господи! – громче застонал солдат. – Да я сейчас еще спрошу их, – сказал Пьер и, поднявшись, пошел к двери балагана. В то время как Пьер подходил к двери, снаружи подходил с двумя солдатами тот капрал, который вчера угощал Пьера трубкой. И капрал и солдаты были в походной форме, в ранцах и киверах с застегнутыми чешуями, изменявшими их знакомые лица. Капрал шел к двери с тем, чтобы, по приказанию начальства, затворить ее. Перед выпуском надо было пересчитать пленных. – Caporal, que fera t on du malade?.. [Капрал, что с больным делать?..] – начал Пьер; но в ту минуту, как он говорил это, он усумнился, тот ли это знакомый его капрал или другой, неизвестный человек: так непохож был на себя капрал в эту минуту. Кроме того, в ту минуту, как Пьер говорил это, с двух сторон вдруг послышался треск барабанов. Капрал нахмурился на слова Пьера и, проговорив бессмысленное ругательство, захлопнул дверь. В балагане стало полутемно; с двух сторон резко трещали барабаны, заглушая стоны больного. «Вот оно!.. Опять оно!» – сказал себе Пьер, и невольный холод пробежал по его спине. В измененном лице капрала, в звуке его голоса, в возбуждающем и заглушающем треске барабанов Пьер узнал ту таинственную, безучастную силу, которая заставляла людей против своей воли умерщвлять себе подобных, ту силу, действие которой он видел во время казни. Бояться, стараться избегать этой силы, обращаться с просьбами или увещаниями к людям, которые служили орудиями ее, было бесполезно. Это знал теперь Пьер. Надо было ждать и терпеть. Пьер не подошел больше к больному и не оглянулся на него. Он, молча, нахмурившись, стоял у двери балагана. Когда двери балагана отворились и пленные, как стадо баранов, давя друг друга, затеснились в выходе, Пьер пробился вперед их и подошел к тому самому капитану, который, по уверению капрала, готов был все сделать для Пьера. Капитан тоже был в походной форме, и из холодного лица его смотрело тоже «оно», которое Пьер узнал в словах капрала и в треске барабанов. – Filez, filez, [Проходите, проходите.] – приговаривал капитан, строго хмурясь и глядя на толпившихся мимо него пленных. Пьер знал, что его попытка будет напрасна, но подошел к нему. – Eh bien, qu'est ce qu'il y a? [Ну, что еще?] – холодно оглянувшись, как бы не узнав, сказал офицер. Пьер сказал про больного. – Il pourra marcher, que diable! – сказал капитан. – Filez, filez, [Он пойдет, черт возьми! Проходите, проходите] – продолжал он приговаривать, не глядя на Пьера. – Mais non, il est a l'agonie… [Да нет же, он умирает…] – начал было Пьер. – Voulez vous bien?! [Пойди ты к…] – злобно нахмурившись, крикнул капитан. Драм да да дам, дам, дам, трещали барабаны. И Пьер понял, что таинственная сила уже вполне овладела этими людьми и что теперь говорить еще что нибудь было бесполезно. Пленных офицеров отделили от солдат и велели им идти впереди. Офицеров, в числе которых был Пьер, было человек тридцать, солдатов человек триста. Пленные офицеры, выпущенные из других балаганов, были все чужие, были гораздо лучше одеты, чем Пьер, и смотрели на него, в его обуви, с недоверчивостью и отчужденностью. Недалеко от Пьера шел, видимо, пользующийся общим уважением своих товарищей пленных, толстый майор в казанском халате, подпоясанный полотенцем, с пухлым, желтым, сердитым лицом. Он одну руку с кисетом держал за пазухой, другою опирался на чубук. Майор, пыхтя и отдуваясь, ворчал и сердился на всех за то, что ему казалось, что его толкают и что все торопятся, когда торопиться некуда, все чему то удивляются, когда ни в чем ничего нет удивительного. Другой, маленький худой офицер, со всеми заговаривал, делая предположения о том, куда их ведут теперь и как далеко они успеют пройти нынешний день. Чиновник, в валеных сапогах и комиссариатской форме, забегал с разных сторон и высматривал сгоревшую Москву, громко сообщая свои наблюдения о том, что сгорело и какая была та или эта видневшаяся часть Москвы. Третий офицер, польского происхождения по акценту, спорил с комиссариатским чиновником, доказывая ему, что он ошибался в определении кварталов Москвы. – О чем спорите? – сердито говорил майор. – Николы ли, Власа ли, все одно; видите, все сгорело, ну и конец… Что толкаетесь то, разве дороги мало, – обратился он сердито к шедшему сзади и вовсе не толкавшему его. – Ай, ай, ай, что наделали! – слышались, однако, то с той, то с другой стороны голоса пленных, оглядывающих пожарища. – И Замоскворечье то, и Зубово, и в Кремле то, смотрите, половины нет… Да я вам говорил, что все Замоскворечье, вон так и есть. – Ну, знаете, что сгорело, ну о чем же толковать! – говорил майор. Проходя через Хамовники (один из немногих несгоревших кварталов Москвы) мимо церкви, вся толпа пленных вдруг пожалась к одной стороне, и послышались восклицания ужаса и омерзения. – Ишь мерзавцы! То то нехристи! Да мертвый, мертвый и есть… Вымазали чем то. Пьер тоже подвинулся к церкви, у которой было то, что вызывало восклицания, и смутно увидал что то, прислоненное к ограде церкви. Из слов товарищей, видевших лучше его, он узнал, что это что то был труп человека, поставленный стоймя у ограды и вымазанный в лице сажей… – Marchez, sacre nom… Filez… trente mille diables… [Иди! иди! Черти! Дьяволы!] – послышались ругательства конвойных, и французские солдаты с новым озлоблением разогнали тесаками толпу пленных, смотревшую на мертвого человека.

По переулкам Хамовников пленные шли одни с своим конвоем и повозками и фурами, принадлежавшими конвойным и ехавшими сзади; но, выйдя к провиантским магазинам, они попали в середину огромного, тесно двигавшегося артиллерийского обоза, перемешанного с частными повозками. У самого моста все остановились, дожидаясь того, чтобы продвинулись ехавшие впереди. С моста пленным открылись сзади и впереди бесконечные ряды других двигавшихся обозов. Направо, там, где загибалась Калужская дорога мимо Нескучного, пропадая вдали, тянулись бесконечные ряды войск и обозов. Это были вышедшие прежде всех войска корпуса Богарне; назади, по набережной и через Каменный мост, тянулись войска и обозы Нея. Войска Даву, к которым принадлежали пленные, шли через Крымский брод и уже отчасти вступали в Калужскую улицу. Но обозы так растянулись, что последние обозы Богарне еще не вышли из Москвы в Калужскую улицу, а голова войск Нея уже выходила из Большой Ордынки. Пройдя Крымский брод, пленные двигались по нескольку шагов и останавливались, и опять двигались, и со всех сторон экипажи и люди все больше и больше стеснялись. Пройдя более часа те несколько сот шагов, которые отделяют мост от Калужской улицы, и дойдя до площади, где сходятся Замоскворецкие улицы с Калужскою, пленные, сжатые в кучу, остановились и несколько часов простояли на этом перекрестке. Со всех сторон слышался неумолкаемый, как шум моря, грохот колес, и топот ног, и неумолкаемые сердитые крики и ругательства. Пьер стоял прижатый к стене обгорелого дома, слушая этот звук, сливавшийся в его воображении с звуками барабана. Несколько пленных офицеров, чтобы лучше видеть, влезли на стену обгорелого дома, подле которого стоял Пьер. – Народу то! Эка народу!.. И на пушках то навалили! Смотри: меха… – говорили они. – Вишь, стервецы, награбили… Вон у того то сзади, на телеге… Ведь это – с иконы, ей богу!.. Это немцы, должно быть. И наш мужик, ей богу!.. Ах, подлецы!.. Вишь, навьючился то, насилу идет! Вот те на, дрожки – и те захватили!.. Вишь, уселся на сундуках то. Батюшки!.. Подрались!.. – Так его по морде то, по морде! Этак до вечера не дождешься. Гляди, глядите… а это, верно, самого Наполеона. Видишь, лошади то какие! в вензелях с короной. Это дом складной. Уронил мешок, не видит. Опять подрались… Женщина с ребеночком, и недурна. Да, как же, так тебя и пропустят… Смотри, и конца нет. Девки русские, ей богу, девки! В колясках ведь как покойно уселись! Опять волна общего любопытства, как и около церкви в Хамовниках, надвинула всех пленных к дороге, и Пьер благодаря своему росту через головы других увидал то, что так привлекло любопытство пленных. В трех колясках, замешавшихся между зарядными ящиками, ехали, тесно сидя друг на друге, разряженные, в ярких цветах, нарумяненные, что то кричащие пискливыми голосами женщины. С той минуты как Пьер сознал появление таинственной силы, ничто не казалось ему странно или страшно: ни труп, вымазанный для забавы сажей, ни эти женщины, спешившие куда то, ни пожарища Москвы. Все, что видел теперь Пьер, не производило на него почти никакого впечатления – как будто душа его, готовясь к трудной борьбе, отказывалась принимать впечатления, которые могли ослабить ее. Поезд женщин проехал. За ним тянулись опять телеги, солдаты, фуры, солдаты, палубы, кареты, солдаты, ящики, солдаты, изредка женщины. Пьер не видал людей отдельно, а видел движение их. Все эти люди, лошади как будто гнались какой то невидимою силою. Все они, в продолжение часа, во время которого их наблюдал Пьер, выплывали из разных улиц с одним и тем же желанием скорее пройти; все они одинаково, сталкиваясь с другими, начинали сердиться, драться; оскаливались белые зубы, хмурились брови, перебрасывались все одни и те же ругательства, и на всех лицах было одно и то же молодечески решительное и жестоко холодное выражение, которое поутру поразило Пьера при звуке барабана на лице капрала. Уже перед вечером конвойный начальник собрал свою команду и с криком и спорами втеснился в обозы, и пленные, окруженные со всех сторон, вышли на Калужскую дорогу. Шли очень скоро, не отдыхая, и остановились только, когда уже солнце стало садиться. Обозы надвинулись одни на других, и люди стали готовиться к ночлегу. Все казались сердиты и недовольны. Долго с разных сторон слышались ругательства, злобные крики и драки. Карета, ехавшая сзади конвойных, надвинулась на повозку конвойных и пробила ее дышлом. Несколько солдат с разных сторон сбежались к повозке; одни били по головам лошадей, запряженных в карете, сворачивая их, другие дрались между собой, и Пьер видел, что одного немца тяжело ранили тесаком в голову. Казалось, все эти люди испытывали теперь, когда остановились посреди поля в холодных сумерках осеннего вечера, одно и то же чувство неприятного пробуждения от охватившей всех при выходе поспешности и стремительного куда то движения. Остановившись, все как будто поняли, что неизвестно еще, куда идут, и что на этом движении много будет тяжелого и трудного. С пленными на этом привале конвойные обращались еще хуже, чем при выступлении. На этом привале в первый раз мясная пища пленных была выдана кониною. От офицеров до последнего солдата было заметно в каждом как будто личное озлобление против каждого из пленных, так неожиданно заменившее прежде дружелюбные отношения. Озлобление это еще более усилилось, когда при пересчитывании пленных оказалось, что во время суеты, выходя из Москвы, один русский солдат, притворявшийся больным от живота, – бежал. Пьер видел, как француз избил русского солдата за то, что тот отошел далеко от дороги, и слышал, как капитан, его приятель, выговаривал унтер офицеру за побег русского солдата и угрожал ему судом. На отговорку унтер офицера о том, что солдат был болен и не мог идти, офицер сказал, что велено пристреливать тех, кто будет отставать. Пьер чувствовал, что та роковая сила, которая смяла его во время казни и которая была незаметна во время плена, теперь опять овладела его существованием. Ему было страшно; но он чувствовал, как по мере усилий, которые делала роковая сила, чтобы раздавить его, в душе его вырастала и крепла независимая от нее сила жизни.

Скрытые категории:

Навигация

Персональные инструменты

На других языках

wiki-org.ru

Кавказский Узел | "Роснефть" займется исследованием нефтяных месторождений в Абхазии

Примечание:

Соглашение о сотрудничестве подписали сегодня в Сухуме Министерство экономики Абхазии и ОАО "Роснефть". В течение дальнейших пяти лет предстоит найти и разработать нефтяные и газовые месторождения на шельфе Абхазии.

Под документом поставили свои подписи министр экономики Республики Абхазия Кристина Озган и президент ОАО "Роснефть" Сергей Богданчиков, передает корреспондент "Кавказского узла".

На церемонии подписания присутствовали президент Сергей Багапш, премьер-министр Александр Анкваб, посол России в Абхазии Семен Григорьев.

"Подписанное сегодня соглашение рассчитано на пять лет", - сказал журналистам по окончании церемонии подписания документа президент ОАО "Роснефть" Сергей Богданчиков.

По его словам, определены основные рамки работы на предстоящий период по двум направлениям - поиск, разведка и в последующем разработка нефтяных и газовых месторождений на шельфе Абхазии; приобретение и реализация продукции деятельности "Роснефти" - бензина, дизельного топлива, масел, смазок, в том числе и строительство современных автозаправочных комплексов на территории республики.

"Мы полагаем, что эти два серьезных направления позволят нам инвестировать в экономику Абхазии те финансовые средства, которые мы планируем. Для населения Абхазии мы намерены оказывать хороший сервис на высоком уровне, так как мы это делаем на территории России", - сказал Богданчиков.

Глава российской нефтяной компании сообщил, что  "Роснефть" и Минэкономики Абхазии в течение двух недель разработают детальный график работы, согласуют его с правительством Абхазии и приступят к практической реализации соглашения о сотрудничестве.

"Мы приходим сюда не для того, чтобы отнимать у кого-то бизнес, а для развития. Мы видим, что республика развивается, здесь уникальный по своей мягкости налоговый климат, соответственно и инвестиционный, что приятно для нас бизнесменов. Местные компании свое место не только сохранят, но и преувеличат свои возможности", - сказал Богданчиков.

По его словам, будет создано два предприятияодно - по разведке и разработке морских нефтегазовых месторождений, второе - совместное с Госкомпанией "Абхазтоп", которое будет заниматься строительством и эксплуатацией автозаправочных комплексов на территории Абхазии.

"Это будет два независимых предприятия, которые будут каждый заниматься по своему плану. Что мы откроем на шельфе Абхазии - нефть или газ, покажет время, потому что сегодня начальный этап работы", - отметил Богданчиков.

Он подчеркнул, что "Роснефть" является "публичной компанией, имеющей более 120 000 акционеров в более чем 50-ти странах мира, в 2008 году признана уважаемыми международными агентствами как одна из самых прозрачных и открытых компаний в РФ". "Здесь мы также будем следовать нашим правилам", - добавил президент "Роснефти".

Отвечая на вопрос об экологической безопасности намеченных планов, Богданчиков сказал: "Мы планируем в сентябре месяце пригласить большую группу граждан Абхазии, в том числе представителей правительства, парламента, прессы, оппозиционных партий, экологических организаций посетить наши объекты на шельфе на Сахалине, где условия более чувствительные. Мы покажем, как на протяжении 14 лет реализуем морские проекты, где идет реальная практическая добыча нефти и газа. И вы увидите, что все международные стандарты соблюдаются в полной мере".

По информации Богданчикова, "Роснефть" планирует построить в республике около 10 автозаправочных комплексов. "На каждом из них можно будет заправиться качественным топливом, будут магазины, шиномонтаж, кафе, а в двух-трех хорошие рестораны, т.е. весь спектр необходимых услуг", - сказал глава Роснефти.

"Мы не пришли сюда за сиюминутной прибылью, все наши проекты рассчитаны на долгосрочную перспективу, и эффект мы получаем в результате многолетней работы. Это обычная практика нефтяного бизнеса, с этим мы сюда и пришли", - сказал Богданчиков.

Говоря о качестве автозаправочных станций, имеющихся на территории республики, глава Роснефти сказал, что они "производят хорошее впечатление, аккуратные, чистые, соответствуют правилам безопасности".

Министр экономики Абхазии Кристина Озган в свою очередь отметила, что вхождение "Роснефти" в экономику Абхазии создаст здоровую конкуренцию.

"Соглашение о сотрудничестве c крупнейшей российской нефтяной компанией "Роснефть" позволит осуществить ряд инвестиционных проектов по проведению геологических изысканий углеводородного сырья  на дне Черного моря в границах Абхазии, а также реализацию проектов по поставке в республику продуктов нефти и газа", - сказала Озган журналистам.

По ее словам, "рост экономики Абхазии приводит к растущим потребностям энергоносителей". По мнению Кристины Озган, "вхождение компании с мировым именем в экономику Абхазии будет формировать благоприятный инвестиционный имидж республики", поскольку, "несмотря на многие политические решения, для крупного бизнеса республика все же пока остается зоной риска".

"Ситуация на мировых финансовых рынках привела к некоторому спаду инвестирования, но присутствие "Роснефти" благоприятно отразится на благосостоянии республики и повысит уровень инвестиционной активности", - сказала министр.

Озган не исключает, что "данное решение руководства Абхазии вызовет многочисленные вопросы в республике по поводу экологической безопасности", но, по ее словам, "это соглашение предусматривает очень серьезную работу по сохранению экологии республики".

""Роснефть" обещает при разработке шельфа применять современные методы и технологии, - сказала Озган. - Когда начнется реализация конкретных проектов соглашения, стороны определят порядок, юридическую форму, условия оплаты, все, что связано с экологической безопасностью. На этапах реализации проектов составляется соответствующая документация, которая должна пройти все этапы экспертиз, Госэкологическая служба Абхазии будет принимать в этом непосредственное участие".

Напомним, что о планируемом подписании соглашения с "Роснефтью" сообщил 15 мая на пресс-конференции президент Абхазии Сергей Багапш. "Речь идет только об изыскательских работах. Ни о какой разработке месторождений нефти речи нет, тем более на суше", - заявил президент тогда.

Между тем высказывания президента подверглись резкой критике со стороны оппозиции. "Вызывают опасения планы президента ввести свободную продажу недвижимости иностранным гражданам и юридическим лицам, передача нефтяных и газовых месторождений российским корпорациям", - заявил 21 мая председатель оппозиционной Партии экономического развития Абхазии Беслан Бутба.

Оппозиционные "Форум Народного единства" и общественная организация ветеранов Отечественной войны народа Абхазии "Аруаа" заявили, что выступают "за тесное взаимовыгодное и равноправное партнерство с Россией, для реализации которого существуют самые разнообразные формы взаимодействия, кооперации, взаимных преференций". "Именно такой подход должен быть заложен в основу сотрудничества в области транспортных коммуникаций и энергетики. Однако вся эта инфраструктура должна оставаться под контролем и юрисдикцией Абхазии, как того требует закон", - считают в оппозиции.

Отметим, что на территории Абхазии еще в Советское время велись исследовательские нефтяные работы, имеются 24 скважины, которые, по мнению властей Абхазии, необходимо исследовать и узнать, насколько они безопасны для экологии.

В подготовке соглашения о сотрудничестве между министерством экономики Абхазии и ОАО "Роснефть" принимала участие и Государственная экологическая служба Абхазии. По словам руководителя Госэкослужбы Романа Дбара, обязательным условием реализации всех видов хозяйственной деятельности на территории Абхазии и акватории Черного моря является соблюдение самых жестких экологических нормативов.

"Абхазия и соседний Сочинский регион относятся к экологически чувствительной зоне, ориентированной на использование в первую очередь рекреационного потенциала. Кроме того, всякая деятельность на шельфе должна отвечать международным стандартам обеспечения безопасности окружающей среды Черного моря", - сказал главный эколог республики.

Дбар подчеркнул, что проекты по разработке шельфа могут быть реализованы только в том случае, если они не будут оказывать отрицательное воздействие на использование других ресурсов Черного моря - рыболовство и рекреацию.

Кроме того, по словам эколога, должны быть предприняты все необходимые меры, чтобы геологические изыскания не повлияли на популяцию редких и исчезающих видов морских животных.

Все виды хозяйственной деятельности и этапы изысканий будут проходить государственную экологическую экспертизу. При необходимости будут привлекаться внешние эксперты и научные организации, добавил Роман Дбар.

: см. также новости "Туризм на Кавказе: мировой кризис и лето-2009", "Оппозиция Абхазии: политика президента лишает республику суверенитета", "Грызлов обсудил с властями Абхазии развитие экономики".

Автор: Анжела Кучуберия; источник: корреспондент "Кавказского узла"

www.kavkaz-uzel.eu

Худайнатов поищет нефть в Абхазии - Бурение и Нефть

06.12.2013

ННК Эдуарда Худайнатова займется геологоразведкой в Абхазии. Сейчас в стране работает одна нефтяная компания — «Роснефть».Президент Независимой нефтегазовой компании (ННК) Эдуард Худайнатов и премьер-министр Абхазии Леонид Лакербая вчера подписали соглашение о сотрудничестве в области разведки и добычи углеводородов на территории страны, передает «Интерфакс». Лакербая отметил, что речь идет не только о геологоразведочной работе, но и о ревизии уже существующих скважин 1970-1980 гг., проверке их состояния.В начале августа Худайнатов оставил пост первого вице-президента «Роснефти» (до этого возглавлял госкомпанию) и создал ННК, которая купила ЗАО «Геотэкс» (работает в Саратовской области) и ОАО «Пайяха» (в Красноярском крае). Абхазия для ННК — первый зарубежный проект.По предварительным расчетам, сделанным еще в СССР, запасы нефти на шельфе Абхазии — около 300-500 млн т. В 2009 г. Абхазия и «Роснефть» подписали договор о разработке шельфа. Сейчас «дочке» компании «РН-шельф Абхазия» принадлежит лицензия на Гудаутский участок в Черном море. В 2010 г. экс-президент «Роснефти» Сергей Богданчиков говорил, что компания рассчитывает открыть на нем месторождение с запасами 60 млн т нефти и 30 млрд куб. м газа.Худайнатов выбрал Абхазию, так как ему известен этот регион со времен работы в «Роснефти», считает аналитик ИФД «Капиталъ» Виталий Крюков. По его мнению, такой интерес завязан на прочные отношения с «Роснефтью». Сам по себе черноморский шельф сложен в разработке, говорит он. Если ННК и откроет месторождение, скорее всего предложит его «Роснефти», в том числе в совместную разработку.«Трудно сказать, где Худайнатов будет работать в Абхазии. Пока не очень серьезно выглядят его намерения», — говорит аналитик «Сбербанк CIB» Валерий Нестеров. Если это будет шельф, то, по мнению Крюкова, Худайнатов может договориться с сервисной компанией. Правительство Абхазии приветствует участие российских компаний в нефтяных проектах, но в стране много противников этого, отмечает политолог Алексей Макаркин. Абхазия не была признана многими государствами, поэтому ситуация остается неопределенной. Кроме того, в стране сложная криминальная обстановка.

burneft.ru

Абхазия располагает запасами нефти высокого качества и будет ее добывать

РИА Новости. Абхазия располагает запасами нефти высокого качества, разведкой который сейчас занимается компания "Роснефть", заявил президент республики Сергей Багапш в интервью газете "Московские новости".

"Пока они ("Роснефть") там тоже ведут изыскательские работы, есть такой метод взрыва, когда по сейсмике определяют содержание нефти. По данным еще советской геологоразведки, в так называемой Гудаутской впадине - от Сухума до Гудауты - есть большая линза нефти высокого качества", - сказал Багапш.

Президент ОАО "НК "Роснефть" Сергей Богданчиков и генеральный директор компании "Абхазтоп" Мераб Дзяпшипа 24 декабря 2010 года подписали учредительный договор о создании ООО "РН - Абхазия", в котором 51% принадлежит "Роснефти", 49% - правительству Абхазии.

В рамках этой же церемонии министр экономики Абхазии Кристина Озган и гендиректор ООО "РН - Шельф Абхазии" Вадим Иванцов подписали в Сухуми договор об условиях геологического изучения с целью поиска и оценки месторождений углеводородного сырья в пределах Гудаутского участка недр, расположенного на дне Черного моря и находящегося под юрисдикцией Республики Абхазия. В соответствии соглашением, компания будет иметь право вести геологоразведочные работы на площади почти 3900 квадратных километров.

МИД Грузии назвал эти действия грубым нарушением норм международного права и законодательства Грузии, в частности Конвенции ООН от 1982 года "О морском праве", а также законов Грузии "Об оккупированных территориях" и "О нефти и газе".

Багапш отверг претензии официального Тбилиси, считающего данный шельф своей территорией.

"Никто не считает, что шельф грузинский. Мы сейчас составили карту, сделали отметки, это касается и нашей границы, и нашей зоны экономической. Все это мы на днях утвердим и на правительстве, и на парламенте. Грузины могут еще 100 лет считать, что это их шельф. Вы слышали последнее заявление Саакашвили, где он говорит, что Абхазия для Грузии земля обетованная, что он видит ее во сне и утром плачет, когда просыпается, и что он на будущий год опять будет в Сухуми? Как это увязывается с тем, что он говорил на Европарламенте, такая белая голубка, что он будет действовать только мирным путем?", - спросил глава республики.

Касаясь вопроса экологической безопасности Черного моря при разработке шельфа, Багапш заметил, что принцип должен быть один: или работают все страны региона или все прекращают работу.

"Когда мне говорят, что ее разработка поставит под угрозу экологию Абхазии, я говорю: я тоже не враг своему народу. Но сегодня на Черном море работают до 130 платформ. В Грузии работают шесть компаний. Турки работают - два десятка компаний. Болгары работают, румыны работают. Украинцы работают. Россияне перед Анапой и Туапсе тоже работают. Спрашивается: если все кругом работают на небольшом Черном море, Абхазия одна будет сохранять свою экологию? Прекрасно, но так не получится. Мы начинаем работать. Но если все соберутся и скажут: ребята, это Черное море, это экология, это будущее наших детей, - я первый проголосую против добычи, и на этом закончим", - заключил он.

apsnypress.info

Абхазия располагает запасами нефти высокого качества и будет ее добывать

Абхазия располагает запасами нефти высокого качества, разведкой который сейчас занимается компания "Роснефть", заявил президент республики Сергей Багапш в интервью газете "Московские новости". "Пока они ("Роснефть") там тоже ведут изыскательские работы, есть такой метод взрыва, когда по сейсмике определяют содержание нефти.

Абхазия располагает запасами нефти высокого качества, разведкой который сейчас занимается компания "Роснефть", заявил президент республики Сергей Багапш в интервью газете "Московские новости".

"Пока они ("Роснефть") там тоже ведут изыскательские работы, есть такой метод взрыва, когда по сейсмике определяют содержание нефти. По данным еще советской геологоразведки, в так называемой Гудаутской впадине – от Сухума до Гудауты – есть большая линза нефти высокого качества", – сказал Багапш.

Президент ОАО "НК "Роснефть" Сергей Богданчиков и генеральный директор компании "Абхазтоп" Мераб Дзяпшипа 24 декабря 2010 г. подписали учредительный договор о создании ООО "РН – Абхазия", в котором 51% принадлежит "Роснефти", 49% – правительству Абхазии.

В рамках этой же церемонии министр экономики Абхазии Кристина Озган и гендиректор ООО "РН – Шельф Абхазии" Вадим Иванцов подписали в Сухуми договор об условиях геологического изучения с целью поиска и оценки месторождений углеводородного сырья в пределах Гудаутского участка недр, расположенного на дне Черного моря и находящегося под юрисдикцией Республики Абхазия. В соответствии соглашением, компания будет иметь право вести геологоразведочные работы на площади почти 3900 квадратных километров.

МИД Грузии назвал эти действия грубым нарушением норм международного права и законодательства Грузии, в частности Конвенции ООН от 1982 г. "О морском праве", а также законов Грузии "Об оккупированных территориях" и "О нефти и газе".

Багапш отверг претензии официального Тбилиси, считающего данный шельф своей территорией.

"Никто не считает, что шельф грузинский. Мы сейчас составили карту, сделали отметки, это касается и нашей границы, и нашей зоны экономической. Все это мы на днях утвердим и на правительстве, и на парламенте. Грузины могут еще 100 лет считать, что это их шельф. Вы слышали последнее заявление Саакашвили, где он говорит, что Абхазия для Грузии земля обетованная, что он видит ее во сне и утром плачет, когда просыпается, и что он на будущий год опять будет в Сухуми? Как это увязывается с тем, что он говорил на Европарламенте, такая белая голубка, что он будет действовать только мирным путем?", – спросил глава республики.

Касаясь вопроса экологической безопасности Черного моря при разработке шельфа, Багапш заметил, что принцип должен быть один: или работают все страны региона или все прекращают работу.

"Когда мне говорят, что ее разработка поставит под угрозу экологию Абхазии, я говорю: я тоже не враг своему народу. Но сегодня на Черном море работают до 130 платформ. В Грузии работают шесть компаний. Турки работают – два десятка компаний. Болгары работают, румыны работают. Украинцы работают. Россияне перед Анапой и Туапсе тоже работают. Спрашивается: если все кругом работают на небольшом Черном море, Абхазия одна будет сохранять свою экологию? Прекрасно, но так не получится. Мы начинаем работать. Но если все соберутся и скажут: ребята, это Черное море, это экология, это будущее наших детей, – я первый проголосую против добычи, и на этом закончим", – заключил он. Об этом сообщает ЭнергоНьюс.

oilcapital.ru