Китай стремится снизить зависимость от импорта нефти и газа, но не из России. Зависимость китая от нефти


Нефтяная зависимость – главное слабое место Китая как сверхдержавы

На протяжении многих десятилетий Соединенные Штаты настолько зависели от импорта иностранной нефти, что эта зависимость определяла большую часть внешней политики страны при нескольких администрациях. Еще в семидесятые годы, особенно после арабского нефтяного эмбарго 1973-74 годов, угрожавшего экономическому выживанию Америки, внешнеполитические решения стали все в большей степени зависеть от нефтяного импорта из стран ОПЕК, и главным образом, Саудовской Аравии. Эта модель отношений до сих пор ощущается, когда очередной президент, на этот раз Дональд Трамп, жонглирует очередной ближневосточной проблемой, не решаясь прямо ответить на убийство саудовского журналиста Джамаля Хашогги, скорее всего, от рук саудовских агентов на территории Турции.

Однако, теперь Соединенные Штаты позиционируют себя как один из трех крупнейших мировых производителей нефти, а кроме того устранена уязвимость, с которой Америка сталкивалась, будучи вовлечена в несколько конфликтов на Ближнем Востоке. К тому же, у Вашингтона все еще имеется 5-й флот США, охраняющий экспорт нефти из ближневосточного региона, включая нестабильный и стратегически важный Ормузский пролив.

В то время как США еще предстоит выработать план действий с учетом рекордных 11 миллионов баррелей нефтедобычи в день и все более сложных отношений с давним ключевым союзником, Саудовской Аравией, а также другими арабскими государствами, Китай также находится в крайне уязвимом положении, поскольку его зависимость от импорта нефти и природного газа, питающих рост экономики, неуклонно растет.

Газовая жажда

Сами цифры, поступающие из Китая, должны вызывать тревогу у специалистов по энергетическому планированию в Пекине. Во-первых, потребление газа в стране в 2017 году выросло до рекордных максимумов, достигнув 235,2 миллиардов кубических метров, что на 17 процентов больше, чем годом ранее. Тем не менее, наиболее значительным событием стал пик спроса на СПГ. Китай в прошлом году обошел Южную Корею, став вторым по величине импортером СПГ в мире после Японии. При этом спрос в Китае в 2017 году вырос более чем на 50 процентов по отношению к 2016 году и достиг 38 миллионов тонн. Международное энергетическое агентство (МЭА), расквартированное в Париже, в начале этого года сообщило, что в 2019 году Китай станет крупнейшим импортером природного газа на планете.

В своем ежегодном отчете Gas 2018, МЭА заявило, что спрос на природный газ в Китае вырастет почти на 60 процентов в период между 2017 и 2023 годами и достигнет 376 миллиардов кубических метров. При этом импорт СПГ за тот же период вырастет с 51 до 93 миллиардов кубометров. На прошлой неделе энергетическое консалтинговое агентство Wood Mackenzie заявило, что на Китай уже приходится 50 процентов общего роста мирового спроса на СПГ.

Нефтяные гиганты, и в частности предусмотрительная Royal Dutch Shell, крупнейшая в мире компания по производству СПГ, снова приобретает фьючерсные контракты в расчете на рост спроса на СПГ и общую газовую жажду Китая. В результате растущего спроса, предсказывают эксперты Wood Mackenzie, в 2019 году будет зафиксировано рекордное количество окончательных инвестиционных решений по новым проектам СПГ в России, США, Катаре и Мозамбике.

Спрос на СПГ в Китае также сократит нынешний избыточный объем предложения на рынках СПГ на несколько лет по сравнению с прогнозируемым периодом 2022-2023 гг.

Более того, спрос на газ уже заставил Пекин пойти на уступки в продолжающемся торговом конфликте с Вашингтоном и снизить тариф на американский СПГ до 10 процентов с первоначальных 25.

Нефтяная зависимость

Даже если рост газовой зависимости Китая продолжится, как в отношении СПГ, так и трубопроводного газа, его нефтяная жажда представляет собой еще большую проблему. В 2017 году внутренний спрос на нефть в Китае вырос на 5,5 процентов в годовом исчислении и достиг 11,77 миллионов баррелей в сутки. Несмотря на ожесточенную торговую войну с США и другие экономические «встречные ветры» в этом году, пропускная способность нефтепереработки в Китае увеличилась в сентябре до рекордной отметки 12,49 миллионов баррелей в сутки, согласно официальным правительственным данным, опубликованным в начале октября.

В сообщении CNBC говорится, что данные о пропускной способности нефтепереработки вселяют надежды на рост спроса на нефть, несмотря на то, что экономический рост в Китае в третьем квартале замедлился до минимального значения с момента мирового финансового кризиса.

Хотя продолжающаяся торговая война между Вашингтоном и Пекином может в краткосрочной перспективе привести к снижению спроса на нефть, долгосрочный спрос в Китае, тем не менее, будет расти вместе с экономикой страны, и темпы этого роста будут составлять не менее 6 процентов в год на протяжении ближайших нескольких лет.

И именно этот экономический рост заставит Китай все больше зависеть от импорта сырой нефти, независимо от того, будет ли эта нефть приходить от друзей или врагов. В том числе неизбежна и зависимость от импорта легкой американской сланцевой нефти после того, как ослабнет нынешняя торговая напряженность.

Корреляция между зависимостью от импорта нефти и национальной безопасностью будет одним из самых крупных и сложных вопросов в Пекине по мере приближения следующего десятилетия. Этот вопрос будет все больше диктовать внешнеполитические решения правительства, поскольку от него зависит китайская гегемония в Азиатско-Тихоокеанском регионе, экспансия в Африке и других местах.

Уроки нефтяной зависимости США

С конца семидесятых годов нефтяная зависимость Америки определяла ее внешнюю политику, начиная от реакции Вашингтона на иранскую революцию в конце семидесятых, американской поддержки Багдада в ирано-иракской войне в течение большей части восьмидесятых, и заканчивая вторжением Ирака в Кувейт в 1990 году и двумя последующими войнами в Персидском заливе. При этом следует помнить, что финансирование второй войны в заливе стало важнейшим фактором, обусловившим нынешний огромный государственный долг США.

Хотя Пекин, скорее всего, не будет столь сильно вовлечен в геополитические события, как США, тем не менее, ему будут мешать нефтяная и газовая жажда, в то время как быстрорастущий океанский флот Китая однажды будет вынужден защищать глобальные судоходные пути, как это делает флот США уже много десятилетий.

Несколько лет назад Вашингтонский аналитический центр, Институт Брукингса, заявил, что среди многих неопределенностей, нависших над будущими политическими и экономическими обстоятельствами Китая, «очевидно одно: независимо от темпов экономического развития, Китай должен решить проблему стремительно растущего спроса на энергоносители и другие природные ресурсы. И нефть, несомненно, будет в верхней части этого списка».

nk.org.ua

Китай обречен на зависимость от импорта энергоносителей | Энергетика

МОСКВА, 16 июл — ПРАЙМ, Андрей Карабьянц. Зависимость Китая от импорта энергоносителей возрастает быстрыми темпами. Добыча нефти в стране сокращается, а производство газа не может обеспечить растущий внутренний спрос. Россия наращивает поставки нефти, а в следующем году намерена стать одним из ведущих импортеров природного газа – трубопроводного и в виде СПГ. 

ЧАСТНИКИ ПОДКАЧАЛИ

По данным Главного управления таможни КНР, совокупный импорт нефти в январе-июне 2018 года вырос на 5,8% по отношению к тому же периоду прошлого года, составив 225 млн т. (свыше 9 млн барр./сут.). 

Однако в прошлом месяце импорт нефти в страну составил 34,35 млн т (8,36 млн барр./сут.) – на 9% меньше по сравнению с маем 2018 года и на 5% меньше, чем в июне 2017 года. Поставки нефти в Китай снизились в июне до самого низкого уровня с декабря прошлого года из-за сокращения потребления со стороны частных НПЗ. 

Эксперты считают, что ряд независимых нефтеперерабатывающих компаний сократили объемы производства в связи с высокими ценами на сырье, волатильностью на нефтяном рынке и растущей конкуренцией с государственными компаниями.

ВВП Китая в I полугодии вырос на 6,8%

Агентство Reuters сообщает, что некоторые крупные нефтеперерабатывающие предприятия из-за нестабильной ситуации на рынке не намерены возобновлять производство на НПЗ, которые были остановлены для проведения плановых ремонтных работ. 

НПЗ, принадлежащий Shandong Shengxing Group, был остановлен в конце апреля для проведения ремонтных работ, которые продолжаются до сих пор. Ожидается, что завод возобновит производство не раньше второй половины августа. 

НПЗ компании Shandong Haiyou Petrochemical, которая получала квоту на импорт нефти в объеме 3,2 млн т/г, остановился в мае, и дата возобновления производства до сих пор остается неизвестной.  

Из-за сокращения объемов переработки на частном секторе в июне значительно снизился экспорт нефтепродуктов из Китая – до 4,78 млн тонн, или на 22% в готовом исчислении. 

Снижение переработки частными НПЗ не повлияло на макроэкономические показатели Китая. В первом полугодии 2018 года ВВП страны вырос на 6,8% — лучше официального прогноза и ожиданий западных экспертов. 

Китай более чем на 60% зависит от импортной нефти. Зависимость от поставок из-за рубежа увеличивается на фоне роста ВВП и снижения собственной добычи третий год подряд. 

Национальное бюро статистики КНР сообщает о снижении среднесуточной добычи в июне на 2,3% в годовом исчислении – до 3,86 млн барр./сут.  Максимальный уровень был достигнут в 2015 году – 4,31 млн барр./сут.

Больше всего нефти Китай импортирует из России – свыше 1,3 млн барр./сут. Из этого объема трубопроводные поставки составляют 750 тыс. барр./сут. Увеличение экспорта нефти в Китай происходит за счет сокращения поставок в страны Европы. 

ПЕКИН ДАВИТ НА ГАЗ

В отличие от нефти Китай продолжает быстрыми темпами наращивать импорт природного газа. По информации, предоставленной Генеральным таможенным управлением КНР, в июне поставки природного газа в страну увеличились до 7,3 млн тонн, что на 31% больше, чем годом ранее. 

Всего в первом полугодии 2018 года импорт газа вырос на 35,4% по отношению к тому периоду прошлого года, достигнув 42,08 млн тонн (58,1 млрд куб. м). Из-за холодной зимы запасы газа в подземных хранилищах значительно упали, поэтому китайские компании вынуждены увеличивать закупки газа за рубежом. Кроме того, спрос на газ со стороны промышленности – в первую очередь генерирующих предприятий, стабильно растет. 

В настоящее время китайские власти проводят политику сокращения субсидий на газ для населения с целью выравнивания цен для домохозяйств и промышленных потребителей, но это не привело к сокращению потребления этого вида экологически чистого топлива. 

Ранее эксперты CNPC – крупнейшей нефтегазовой компании Китая – прогнозировали рост импорта природного газа в этом году до 110 млрд куб. м. После получения данных об импорте СПГ и трубопроводного газа в январе-июне 2018 года прогнозы могут быть пересмотрены в сторону повышения – до 115-120 млрд куб. м в зависимости от погодных условий в предстоящий зимний период и объема добычи в стране.  

СПРОС НА ГАЗ РАСТЕТ БЫСТРЕЕ, ЧЕМ ДОБЫЧА

В прошлом году добыча газа в Китае выросла до рекордного значения – 147 млн куб. м, что на 8,5% больше, чем в 2016 году. Согласно расчетам китайских экспертов, рост добычи в стране продолжится до 2020 года и составит 6-8% в год.  

Ненасытный Китай требует все больше газа

Однако из-за политики китайских властей, направленной на сокращение использования угля на промышленных предприятиях и для нужд населения, темпы роста спроса на газ растут в два раза быстрее, чем темпы увеличения добычи. 

В 2017 году потребление газа в Китае выросло до 237 млрд куб. м – на 15% больше, чем годом ранее. Для удовлетворения растущего спроса Китай вынужден наращивать закупку газа за рубежом – как трубопроводного, так и в виде СПГ. 

Выступая на последнем годовом собрании акционеров глава "Газпрома", Алексей Миллер сообщил, что при нынешних темпах роста, к 2020 году потребление газа в Китае достигнет 360 куб. м. В конце следующего года будет запущен в эксплуатацию первый газопровод из России в Китай "Сила Сибири" мощностью 38 млрд куб. м/г. Кроме того, российская компания надеется на успешное завершение переговоров с Пекином о поставках газа с Сахалина. 

Кроме того, "Новатэк" начал прямые поставки в Китай в рамках проекта "Ямал СПГ" по Северному морскому пути. Первые два танкера с российским СПГ — Vladimir Rusanov и Eduard Toll — прибудут в китайский порт Цзянсу Жудун 19 июля. 

ВИДИТ ОКО, ДА ЗУБ НЕЙМЕТ

Считается, что Китай может добывать достаточный объем газа, чтобы обеспечить свои потребности. По информации EIA (Управление энергетической информации США), Китай располагает крупнейшими в мире запасами сланцевого газа. Весь этот газ является извлекаемым, если расходы не принимаются во внимание. Причинами высокой себестоимости добычи являются сложные геологические условия залегания сланцевого газа, нехватка воды для проведения многочисленных гидроразрывов пласта, а также недостаток обученного персонала и технологий. 

Эксперты ряда китайских агентств прогнозируют, что добыча сланцевого газа достигнет 15 млрд куб. м к 2020 году – менее десятой части от всего объема прогнозируемой добычи. 

Вице-президент Sinopec Ма Йоншен считает, что добыча сланцевого газа находится на пороге рентабельности и была бы убыточной без поддержки со стороны государства в виде субсидий. 

Китай входит в десятку стран с крупнейшими запасами газа, извлечение которых является рентабельным при текущих ценах на этот вид энергоносителей. По данным Energy Statistical Review ВР, объем таких запасов достигает 5,5 трлн куб. м. Около 90% газа в стране добывается в трех бассейнах – Ордос на севере, Тарим на западе и Сычуань на юго-западе.

Однако, наращивание добычи и даже ее поддержание на текущем уровне требует огромных инвестиций в разработку. На крупнейшем месторождении Чанцин бассейна Ордос в прошлом году было извлечено 36,9 млрд куб. м, но для этого потребовалось пробурить свыше 2 тыс. новых скважин. Максимально добыча на этом месторождении была достигнута в 2013 году, когда она составила 37 млрд куб. м.  

Рост добычи сланцевого газа будет ограниченным в ближайшие годы из-за растущих капитальных вложений, необходимых для разработки месторождений с трудноизвлекаемыми запасами. 

1prime.ru

Нефтяная зависимость – главное слабое место Китая как сверхдержавы —

На протяжении многих десятилетий Соединенные Штаты настолько зависели от импорта иностранной нефти, что эта зависимость определяла большую часть внешней политики страны при нескольких администрациях. Еще в семидесятые годы, особенно после арабского нефтяного эмбарго 1973-74 годов, угрожавшего экономическому выживанию Америки, внешнеполитические  решения стали все в большей степени зависеть от нефтяного импорта из стран ОПЕК, и главным образом, Саудовской Аравии. Эта модель отношений до сих пор ощущается, когда очередной президент, на этот раз Дональд Трамп, жонглирует очередной ближневосточной проблемой, не решаясь прямо ответить на убийство саудовского журналиста Джамаля Хашогги, скорее всего, от рук саудовских агентов на территории Турции.

Однако, теперь Соединенные Штаты позиционируют себя как один из трех крупнейших мировых производителей нефти, а кроме того устранена уязвимость, с которой Америка сталкивалась, будучи вовлечена в несколько конфликтов на Ближнем Востоке. К тому же, у Вашингтона все еще имеется 5-й флот США, охраняющий экспорт нефти из ближневосточного региона, включая нестабильный и стратегически важный Ормузский пролив.

В то время как США еще предстоит выработать план действий с учетом рекордных 11 миллионов баррелей нефтедобычи в день и все более сложных отношений с давним ключевым союзником, Саудовской Аравией, а также другими арабскими государствами, Китай также находится в крайне уязвимом положении, поскольку  его зависимость от импорта нефти и природного газа, питающих рост экономики, неуклонно растет.

Газовая жажда

Сами цифры, поступающие из Китая, должны вызывать тревогу у специалистов по энергетическому планированию в Пекине. Во-первых, потребление газа в стране в 2017 году выросло до рекордных максимумов, достигнув 235,2 миллиардов кубических метров, что на 17 процентов больше, чем годом ранее. Тем не менее, наиболее значительным событием стал пик спроса на СПГ. Китай в прошлом году обошел Южную Корею, став вторым по величине импортером СПГ в мире после Японии. При этом спрос в Китае в 2017 году вырос более чем на 50 процентов по отношению к 2016 году и достиг 38 миллионов тонн. Международное энергетическое агентство (МЭА), расквартированное в Париже, в начале этого года сообщило, что в 2019 году Китай станет крупнейшим импортером природного газа на планете.

В своем ежегодном отчете Gas 2018, МЭА заявило, что спрос на природный газ в Китае вырастет почти на 60 процентов в период между 2017 и 2023  годами и достигнет 376 миллиардов кубических метров. При этом импорт СПГ за тот же период вырастет с 51 до 93 миллиардов кубометров. На прошлой неделе энергетическое консалтинговое агентство Wood Mackenzie заявило, что на Китай уже приходится 50 процентов общего роста мирового спроса на СПГ.

Нефтяные гиганты, и в частности предусмотрительная Royal Dutch Shell, крупнейшая в мире компания по производству СПГ, снова приобретает фьючерсные контракты в расчете на рост спроса на СПГ и общую газовую жажду Китая. В результате растущего спроса, предсказывают эксперты Wood Mackenzie, в 2019 году будет зафиксировано рекордное количество окончательных инвестиционных решений по новым проектам СПГ в России, США, Катаре и Мозамбике.

Спрос на СПГ в Китае также сократит нынешний избыточный объем предложения на рынках СПГ на несколько лет по сравнению с прогнозируемым периодом 2022-2023 гг.

Более того, спрос на газ уже заставил Пекин пойти на уступки в продолжающемся торговом конфликте с Вашингтоном и снизить тариф на американский СПГ до 10 процентов с первоначальных 25.

Нефтяная зависимость

Даже если рост газовой зависимости Китая продолжится, как в отношении СПГ, так и трубопроводного газа, его нефтяная жажда представляет собой еще большую проблему. В 2017 году внутренний спрос на нефть в  Китае вырос на 5,5 процентов в годовом исчислении и достиг 11,77 миллионов баррелей в сутки. Несмотря на ожесточенную торговую войну с США и другие экономические «встречные ветры» в этом году, пропускная способность нефтепереработки в Китае увеличилась в сентябре до рекордной отметки 12,49 миллионов баррелей в сутки, согласно официальным правительственным данным, опубликованным в  начале октября.

В сообщении CNBC говорится, что данные о пропускной способности нефтепереработки вселяют надежды на рост спроса на нефть, несмотря на то, что экономический рост в Китае в третьем квартале замедлился до минимального значения с момента мирового финансового кризиса.

Хотя продолжающаяся торговая война между Вашингтоном и Пекином может в краткосрочной перспективе привести к снижению спроса на нефть, долгосрочный спрос в Китае, тем не менее, будет расти вместе с экономикой страны, и темпы этого роста будут составлять не менее 6 процентов в год на протяжении ближайших нескольких лет.

И именно этот экономический рост заставит Китай все больше зависеть от импорта сырой нефти, независимо от того, будет ли эта нефть приходить от друзей или врагов. В том числе неизбежна и зависимость от импорта легкой американской сланцевой нефти после того, как ослабнет нынешняя торговая напряженность.

Корреляция между зависимостью от импорта нефти и национальной безопасностью будет одним из самых крупных и сложных вопросов в Пекине по мере приближения следующего десятилетия. Этот вопрос будет все больше диктовать внешнеполитические решения правительства, поскольку от него зависит китайская гегемония в Азиатско-Тихоокеанском регионе, экспансия в Африке и других местах.

Уроки нефтяной зависимости США

С конца семидесятых годов нефтяная зависимость Америки определяла ее внешнюю политику, начиная от реакции Вашингтона на иранскую революцию в конце семидесятых, американской поддержки Багдада в ирано-иракской войне в течение большей части восьмидесятых, и заканчивая вторжением Ирака в Кувейт в 1990 году и двумя последующими войнами в Персидском заливе. При этом следует помнить, что финансирование второй войны в заливе стало важнейшим фактором, обусловившим нынешний огромный государственный долг США.

Хотя Пекин, скорее всего, не будет столь сильно вовлечен в геополитические события, как США, тем не менее, ему будут мешать нефтяная и газовая жажда, в то время как быстрорастущий океанский флот Китая однажды будет вынужден защищать глобальные судоходные пути, как это делает флот США уже много десятилетий.

Несколько лет назад Вашингтонский аналитический центр, Институт Брукингса, заявил, что среди многих неопределенностей, нависших над будущими политическими и экономическими обстоятельствами Китая, «очевидно одно: независимо от темпов экономического развития, Китай должен решить проблему стремительно растущего спроса на энергоносители и другие природные ресурсы. И нефть, несомненно, будет в верхней части этого списка».

 

Loading...

mixednews.ru

Китай стремится снизить зависимость от импорта нефти и газа, но не из России

Глава Китая Си Цзиньпин дал указание увеличить добычу нефти и газа, чтобы сократить зависимость от импорта. Для выполнения указания китайские государственные компании намерены ускорить разработку месторождений с трудноизвлекаемыми запасами – прежде всего Маhu на северо-западе Китая. Однако обеспечить растущие потребности страны в энергоносителях возможно только за счет импорта – в первую очередь из России. 

ЗАВИСИМОСТЬ ОТ ИМПОРТА РАСТЕТ

Потребление нефти в Китае растет на фоне снижения собственной добычи. По данным ОПЕК, добыча в стране достигла пика в 2015 году, составив 4,29 млн барр./сут. (≈215 млн т/г), но затем начала быстро снижаться из-за истощения месторождений и обвального падения нефтяных цен. Низкие цены на нефть сделали экономически нецелесообразной разработку многих истощенных месторождений и добычу сланцевой нефти. Растущие потребности в нефти Китай обеспечивал за счет импорта, который рос стремительными темпами – с 331 млн тонн в 2016 году до 419,6 млн тонн в 2017. В прошлом году Китай стал крупнейшим импортером нефти в мире, обогнав США.   

В этом году тенденция снижения собственной добычи и роста поставок из-за рубежа продолжается. Добыча нефти в Китае в январе-сентябре сократилась на 1,9% по сравнению с тем же периодом 2017 года – до 141,13 млн тонн (3,77 млн барр./сут.), а импорт увеличился на 6% – до 336 млн тонн (≈9 млн барр./сут.). В настоящее время зависимость Китая от поставок нефти из-за рубежа превышает 70%. 

С природным газом сложилась иная ситуация. Последние несколько лет его добыча в Китае стабильно растет, но не поспевает за внутренним спросом. Пекин неуклонно проводит политику, направленную на переход промышленности и домохозяйств с угля на газ с целью улучшения экологической ситуации в стране – прежде всего в крупных городах. Поскольку внутренняя добыча не может обеспечить растущие потребности страны, поставки природного газа на китайский рынок растут опережающими темпами – и трубопроводного газа, и в виде СПГ. В прошлом году Китай стал вторым крупнейшим импортером СПГ, опередив Южную Корею.

Добыча газа в Китае выросла за девять месяце этого года на 6,3% по отношению к тому же периоду 2017 года, достигнув 115,6 млрд куб. м. При этом, в сентябре темпы роста добычи газа снизились на 1,2 п. п. по сравнению с августом.

По данным Национального бюро статистики КНР, в январе-сентябре импорт газа – трубопроводного и СПГ – увеличился на 34% в годовом исчислении, до 64,78 млн тонн (89,4 млрд куб. м). По результатам трех кварталов, доля импортного газа на внутреннем рынке Китая составляет около 44%. 

СИ ДАЛ НЕФТЯНИКАМ ПРИКАЗ

Растущая зависимость от поставок нефти и газа из-за рубежа тревожит китайское руководство. Си Цзиньпин дал указание государственным нефтегазовым компаниям увеличить добычу нефти и газа внутри страны. 

Нефтегазовая компания CNPC увеличила объемы бурения и освоения скважин на Мahu – крупнейшем месторождении, которое было открыто в стране за последние 40 лет. По оценкам китайских экспертов, Mahu содержит от 520 млн тонн до 1,24 млрд тонн трудноизвлекаемой нефти (4-9 млрд барр.). Именно сложными условиями залегания углеводородов объясняется большой разброс в оценке запасов месторождения. Открытое в прошлом году Mahu породило надежды на снижение зависимости страны от поставок углеводородов из-за рубежа, поскольку его разработка может компенсировать падение добычи в основных нефтяных провинциях страны – Daquing, Shengli, Huabei. 

Добыча нефти на Mahu в промышленных масштабах потребует значительных инвестиций со стороны китайских госкомпаний. Однако по оценке западных экспертов, разработка Mahu является экономически целесообразной только при ценах на Brent выше $50/барр., поэтому инвестиции в разработку являются очень рискованными из-за высокой себестоимости добычи. 

Несмотря на риски, CNPC планирует на 40% нарастить объемы бурения на месторождении, что позволит увеличить извлечение нефти на Мahu и остановит падение добычи в стране. 

PetroChina – дочерняя компания CNPC – делает ставку на рост добычи природного газа и планирует ускорить разработку прежде всего "сланцевых" месторождений. Планы компании предусматривают увеличение добычи газа на 4-5% ежегодно – преимущественно за счет "сланцевых" месторождений – в течение ближайших трех лет.

 

Выполняя поручение главы КНР, другая государственная компания — Sinopec — в январе-сентябре этого года увеличила добычу нефти и газа внутри страны на 0,2% и 5,9% – до 186,5 млн барр. и 713,8 млрд куб. футов соответственно. Компания планирует сформировать 23 бригады для бурения 66 газовых скважин и увеличения добычи газа на северо-западе Китая – в том же регионе, где расположено Mahu. 

РОССИЯ ОБЕСПЕЧИТ И НЕФТЬЮ, И ГАЗОМ

Несмотря на увеличение внутренней добычи, она не поспевает за стремительно растущим спросом. Согласно прогнозу МЭА, Китай обгонит Японию и станет крупнейшим потребителем газа в мире уже в следующем году. 

МЭА прогнозирует, что рост потребления газа в Китае составит 8% в год до 2023 года, и доля импорта в объеме потребления достигнет 45%. Однако этот прогноз может быть вскоре пересмотрен, поскольку доля импорта в 45% может быть достигнута уже в следующем году. 

Китайское руководство предпринимает усилия для увеличения добычи нефти и газа, но темпы потребления углеводородов в Китае не позволяют сократить зависимость от импорта. Власти не намерены отказываться от политики в энергетической сфере, поэтому в ближайшие годы потребление энергоносителей в Китае будет только увеличиваться, а роль страны на глобальном рынке нефти и газа — расти. 

Из-за торговой войны между Пекином и Вашингтоном, поставки американской нефти и СПГ в Китай прекратились полностью. Кроме того, американские санкции против Ирана уже привели к сокращению импорта нефти из этой страны в Китай. В связи с этим, значительно возрастет роль России в обеспечении Китая энергоносителями как надежного поставщика. 

По словам министра энергетики РФ Александра Новака, в январе-октябре экспорт российской нефти в Китай вырос на 33,7% – до 33,36 млн тонн. В основном поставки осуществляются по трубопроводу ВСТО, а также через Казахстан по маршруту Атасу-Алашанькоу. 

Из России на китайский рынок поступает также природный газ – пока только в виде СПГ. В этом году начались поставки в рамках проекта "Ямал СПГ", в котором участвуют CNPC и китайский фонд "Шелковый путь".

 

Кардинально проблема обеспечения Китая газом будет решена в 2020 году, когда будет запущен в эксплуатацию газопровод "Сила Сибири", строительство которого ведет "Газпром". Согласно долгосрочному контракту между "Газпромом" и CNPC, объем поставок по "Силе Сибири" составит 38 млрд куб. м/г. Строительство линейной части газопровода близится к завершению – осталось проложить менее 100 км. В следующем году будет завершено сооружение НПС по маршруту газопровода.  

"Газпром" также планирует осуществлять экспорт газа в Китай со своих месторождений на шельфе Сахалина. Кроме того, рассматривается возможность строительства "Силы Сибири 2" для поставок по западному маршруту.

nangs.org

Зависимость Китая от импорта нефти увеличилась до 56%

По сообщению газеты «Синьцзинбао», Государственный комитет по делам развития и реформ Китая 4 февраля обнародовала данные, в соответствии с которыми, в 2012 году в Китае было произведено 207,48 млн тонн сырой нефти, что на 1,9% больше по сравнению с предыдущим годом; было импортировано 271,09 млн тонн сырой нефти, прирост по сравнению с предыдущим годом составил 7,3%; зависимость от импортируемой нефти составила 56,4%. По сравнению с предыдущими данными, в 2012 году зависимость от иностранной нефти достигла рекордного уровня.

В «12-й пятилетке» импорт нефти всеми силами будет удерживаться на уровне 61%

Начиная с 1993 года, Китай впервые стал нетто-импортером нефти, в 1993 году зависимость от импортируемой сырой нефти составляла 6%, а в 2006 году достигла 47%, после чего ежегодный прирост составлял 2-3 процентных пункта, преодолел отметку в 50% и в прошлом году достиг нового рекорда в 56,4%.

Эксперты отрасли считают, что вслед за устареванием нефтепромыслового оборудования, используемого в стране, учитывая увеличение трудности и стоимости добычи ископаемых, добыча нефти стала гораздо более сложной задачей. Зависимость от импортируемой нефти по меньшей мере в ближайшие 5 лет будет продолжать расти. В настоящее время Государственный Совет обнародовал «План энергетического развития в период 12-й пятилетки», в котором подчеркивалось, что к 2015 году зависимость Китая от импорта нефти будет оставаться в пределах 61%, однако в соответствии со спросом на энергию, достижение этой цели является не простым.

Множество стратегий одновременно направлены на преодоление рисков

Китай уже стал крупнейшим в мире потребителем энергии, однако в 70% случаев источником этой энергии является уголь. По данным «Статистического обзора энергетики ВР», потребление нефти США почти в два раза больше Китая, новое увеличение спроса КНР на нефть приведет страну к первому месту в мире.

Аналитик по энергетике Гао Цзянь считает, что для разрешения такого кризиса необходимо поощрять продолжение «выхода вовне» трех основных китайских нефтяных компаний: PetroChina, Sinopec и CNOOC. В прошлом году эти компании в общей сложности осуществили приобретений за рубежом на 25,4 млрд долларов США, установив, таким образом новый рекорд по масштабу и количеству. Кроме того, Китаю необходимо активно развивать альтернативные энергоресурсы, такие как использование природного газа, применение нового типа энергии. Государственный Совет КНР в настоящее время продвигает контроль над потреблением энергии, а также постановил в будущем продолжать углубление реформ в системе энергетики, путем ценовых рычагов контролировать потребление энергии, используя ценовой механизм нажима для облегчения денежной реверсии, осуществлять контроль за высоким потреблением энергии.-о-

Рекомендуемые новости:

[Китай] МИД КНР: ситуация с ядерной проблемой Ирана остается неопределенной [Экономика] Китай усилит динамику развития коммерческой спутниковой индустрии [Общество] В рейтинге китайских социальных сетей лидируют Qzone и микроблог «Синьлан» [РФ и СНГ] Авиасообщение с Камчаткой РФ прервано из-за непогоды [В мире] В Сирии освобождено трое похищенных иностранцев [Комментарии] Китайский Новый год может стать русским"

russian.people.com.cn

Китай стремится снизить зависимость от импорта нефти и газа, но не из России

Глава Китая Си Цзиньпин дал указание увеличить добычу нефти и газа, чтобы сократить зависимость от импорта. Для выполнения указания китайские государственные компании намерены ускорить разработку месторождений с трудноизвлекаемыми запасами – прежде всего Маhu на северо-западе Китая. Однако обеспечить растущие потребности страны в энергоносителях возможно только за счет импорта – в первую очередь из России. 

ЗАВИСИМОСТЬ ОТ ИМПОРТА РАСТЕТ

Потребление нефти в Китае растет на фоне снижения собственной добычи. По данным ОПЕК, добыча в стране достигла пика в 2015 году, составив 4,29 млн барр./сут. (≈215 млн т/г), но затем начала быстро снижаться из-за истощения месторождений и обвального падения нефтяных цен. Низкие цены на нефть сделали экономически нецелесообразной разработку многих истощенных месторождений и добычу сланцевой нефти. Растущие потребности в нефти Китай обеспечивал за счет импорта, который рос стремительными темпами – с 331 млн тонн в 2016 году до 419,6 млн тонн в 2017. В прошлом году Китай стал крупнейшим импортером нефти в мире, обогнав США.   

В этом году тенденция снижения собственной добычи и роста поставок из-за рубежа продолжается. Добыча нефти в Китае в январе-сентябре сократилась на 1,9% по сравнению с тем же периодом 2017 года – до 141,13 млн тонн (3,77 млн барр./сут.), а импорт увеличился на 6% – до 336 млн тонн (≈9 млн барр./сут.). В настоящее время зависимость Китая от поставок нефти из-за рубежа превышает 70%. 

С природным газом сложилась иная ситуация. Последние несколько лет его добыча в Китае стабильно растет, но не поспевает за внутренним спросом. Пекин неуклонно проводит политику, направленную на переход промышленности и домохозяйств с угля на газ с целью улучшения экологической ситуации в стране – прежде всего в крупных городах. Поскольку внутренняя добыча не может обеспечить растущие потребности страны, поставки природного газа на китайский рынок растут опережающими темпами – и трубопроводного газа, и в виде СПГ. В прошлом году Китай стал вторым крупнейшим импортером СПГ, опередив Южную Корею.

Добыча газа в Китае выросла за девять месяце этого года на 6,3% по отношению к тому же периоду 2017 года, достигнув 115,6 млрд куб. м. При этом, в сентябре темпы роста добычи газа снизились на 1,2 п. п. по сравнению с августом.

По данным Национального бюро статистики КНР, в январе-сентябре импорт газа – трубопроводного и СПГ – увеличился на 34% в годовом исчислении, до 64,78 млн тонн (89,4 млрд куб. м). По результатам трех кварталов, доля импортного газа на внутреннем рынке Китая составляет около 44%. 

СИ ДАЛ НЕФТЯНИКАМ ПРИКАЗ

Растущая зависимость от поставок нефти и газа из-за рубежа тревожит китайское руководство. Си Цзиньпин дал указание государственным нефтегазовым компаниям увеличить добычу нефти и газа внутри страны. 

Нефтегазовая компания CNPC увеличила объемы бурения и освоения скважин на Мahu – крупнейшем месторождении, которое было открыто в стране за последние 40 лет. По оценкам китайских экспертов, Mahu содержит от 520 млн тонн до 1,24 млрд тонн трудноизвлекаемой нефти (4-9 млрд барр.). Именно сложными условиями залегания углеводородов объясняется большой разброс в оценке запасов месторождения. Открытое в прошлом году Mahu породило надежды на снижение зависимости страны от поставок углеводородов из-за рубежа, поскольку его разработка может компенсировать падение добычи в основных нефтяных провинциях страны – Daquing, Shengli, Huabei. 

Добыча нефти на Mahu в промышленных масштабах потребует значительных инвестиций со стороны китайских госкомпаний. Однако по оценке западных экспертов, разработка Mahu является экономически целесообразной только при ценах на Brent выше $50/барр., поэтому инвестиции в разработку являются очень рискованными из-за высокой себестоимости добычи. 

Несмотря на риски, CNPC планирует на 40% нарастить объемы бурения на месторождении, что позволит увеличить извлечение нефти на Мahu и остановит падение добычи в стране. 

PetroChina – дочерняя компания CNPC – делает ставку на рост добычи природного газа и планирует ускорить разработку прежде всего "сланцевых" месторождений. Планы компании предусматривают увеличение добычи газа на 4-5% ежегодно – преимущественно за счет "сланцевых" месторождений – в течение ближайших трех лет. 

Выполняя поручение главы КНР, другая государственная компания — Sinopec — в январе-сентябре этого года увеличила добычу нефти и газа внутри страны на 0,2% и 5,9% – до 186,5 млн барр. и 713,8 млрд куб. футов соответственно. Компания планирует сформировать 23 бригады для бурения 66 газовых скважин и увеличения добычи газа на северо-западе Китая – в том же регионе, где расположено Mahu. 

РОССИЯ ОБЕСПЕЧИТ И НЕФТЬЮ, И ГАЗОМ

Несмотря на увеличение внутренней добычи, она не поспевает за стремительно растущим спросом. Согласно прогнозу МЭА, Китай обгонит Японию и станет крупнейшим потребителем газа в мире уже в следующем году. 

МЭА прогнозирует, что рост потребления газа в Китае составит 8% в год до 2023 года, и доля импорта в объеме потребления достигнет 45%. Однако этот прогноз может быть вскоре пересмотрен, поскольку доля импорта в 45% может быть достигнута уже в следующем году. 

Китайское руководство предпринимает усилия для увеличения добычи нефти и газа, но темпы потребления углеводородов в Китае не позволяют сократить зависимость от импорта. Власти не намерены отказываться от политики в энергетической сфере, поэтому в ближайшие годы потребление энергоносителей в Китае будет только увеличиваться, а роль страны на глобальном рынке нефти и газа — расти. 

Из-за торговой войны между Пекином и Вашингтоном, поставки американской нефти и СПГ в Китай прекратились полностью. Кроме того, американские санкции против Ирана уже привели к сокращению импорта нефти из этой страны в Китай. В связи с этим, значительно возрастет роль России в обеспечении Китая энергоносителями как надежного поставщика. 

По словам министра энергетики РФ Александра Новака, в январе-октябре экспорт российской нефти в Китай вырос на 33,7% – до 33,36 млн тонн. В основном поставки осуществляются по трубопроводу ВСТО, а также через Казахстан по маршруту Атасу-Алашанькоу. 

Из России на китайский рынок поступает также природный газ – пока только в виде СПГ. В этом году начались поставки в рамках проекта "Ямал СПГ", в котором участвуют CNPC и китайский фонд "Шелковый путь". 

Кардинально проблема обеспечения Китая газом будет решена в 2020 году, когда будет запущен в эксплуатацию газопровод "Сила Сибири", строительство которого ведет "Газпром". Согласно долгосрочному контракту между "Газпромом" и CNPC, объем поставок по "Силе Сибири" составит 38 млрд куб. м/г. Строительство линейной части газопровода близится к завершению – осталось проложить менее 100 км. В следующем году будет завершено сооружение НПС по маршруту газопровода.  

"Газпром" также планирует осуществлять экспорт газа в Китай со своих месторождений на шельфе Сахалина. Кроме того, рассматривается возможность строительства "Силы Сибири 2" для поставок по западному маршруту, пишет Прайм.

rcc.ru

Китай обогнал США по степени зависимости от внешних поставок нефти

В первой половине этого года продолжали увеличиваться энергетические расходы Китая, постоянно усиливается зависимость от экспорта. Министерство промышленности и информатизации КНР на днях опубликовало данные, согласно которым с января по май степень зависимости страны от внешних поставок сырой нефти достигла 55,2%, опередив по этому показателю США. Эксперты отрасли отмечают, что впервые после рекордных показателей зависимости Китая от экспорта нефти, страна обогнала США. Сегодня, в эпоху энергетического кризиса, его опасность говорит КНР о необходимости быть бдительной, к тому же, как можно раньше принять соответствующие меры.

Увеличение потребления нефти превышает рост ВВП

Министерство промышленности и информатизации КНР отмечает, что в настоящее время увеличение потребления нефти превышает рост ВВП, стремительный рост энергетического потребления окажет огромное давление на производство и экономию энергии.

Большее внимание стоит обратить на то, что существует связь между усилением зависимости Китая от сырой нефти и ценами на сырье. Два фактора влияют друг на друга, что повышает себестоимость импортируемой нефти.

Уход от риска – подходящая мера

Предел зависимости от внешних поставок нефти не должен превысить 60%, - такова точка зрения Академии инженерных наук Китая. Ученые предполагают, что даже при низких потребностях, спрос на нефть в Китае к 2030 году вырастет до 644 млн. тонн. Если не взять ситуацию под контроль, то после 2030 года этот показатель, возможно, превысит 70%. Доклад Академии инженерных наук Китая также отмечает, что из-за огромного населения КНР не сможет пойти по пути неограниченного потребления США.

В таком случае, что же означает высокая зависимость Китая от сырой нефти? По мнению экспертов, это говорит о том, что энергетическая безопасность страны подвергается большому риску. Некоторые ученые также отмечают, что качество нефтяных месторождений Китая невозможно сравнить с другими странами, себестоимость добычи также высокая. Кроме того, существуют огромные ограничения в техническом плане. В связи с этим, Китаю необходимо уделять огромное внимание вопросу с высокой зависимостью от внешних поставок нефти, которые будут продолжаться.

Каким образом гарантировать энергетическую безопасность КНР? Профессор Института торгово-промышленного управления Китайского нефтяного университета Лю Ицзюнь считает, что необходимо в долгосрочной перспективе придерживаться диверсифицированного импорта, в частности продвигать строительство сухопутных стратегических каналов для ввоза энергоресурсов. Во-вторых, усилить строительство оборудования по хранению сырья, а также стимулировать создание системы научной эксплуатации. В-третьих, необходимо подталкивать нефтяные предприятия страны к активному участию в зарубежных инвестиционных проектах в энергетической сфере. В-четвертых, нужно уделять особое внимание альтернативным источникам энергии, к тому же значительно сократить потребление энергии. И последнее, необходимо продвигать реформирование производственной цепи сырой нефти и готовых нефтепродуктов. На этой основе продвигать рыночные цены.

Другие эксперты считают, что, с одной стороны, необходимо изменить энергетическую структуру, повысить эффективность системы, с другой, приложить усилия для поиска альтернативных источников энергии, которые будут способны заменить нефть. На самом деле, газ может послужить заменой нефти. Однако чрезмерная монополия на газовом рынке в последние годы привела к тому, что хотя Китаю и известно о больших запасах этого вида сырья, вопросы возникают с конкретным местоположением, а также методами разработки и нехваткой соответствующих технологий. В связи с этим, необходимо в корне гарантировать энергетическую безопасность Китая, придерживаясь рыночного пути.-о-

russian.people.com.cn