Жириновского уличили в махинациях с нефтью. Жириновский про нефть


Владимир Жириновский об иракской нефти. Полный текст интервью

Владимир Жириновский

заместитель председателя Госдумы РФ

Родился 25 апреля 1946г в г. Алма-Ате. Среднюю школу закончил в 1964 году. В 1970 году окончил с отличием Институт Восточных языков (в настоящее время - Институт стран Азии и Африки при МГУ) по специальности востоковед-тюрколог.

С 1969 по 1970 г.г. - стажировка в Гостелерадио и Госкомитете по внешним экономическим связям.

С 1970 по 1972 г.г. служил офицером в штабе Закавказского военного округа.

С 1972 по 1975 г.г. работал референтом в секторе Западной Европы советского Комитета защиты мира.

С 1975 по 1977 г.г. - работает на экономическом факультете Высшей школы профсоюзного движения.

В 1977г окончил вечернее отделение юридического факультета Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова по специальности юрист.

1977-1983 г.г. - сотрудник Инюрколлегии Министерства юстиции СССР.

В 1983-1990 г.г. возглавляет юридический отдел издательства Мир.

С 1988 года занимается активной политической деятельностью. Участвует в митингах, встречах, работе различных политических организаций.

В мае 1988 года на учредительном съезде Демократического союза избирается членом Центрального координационного совета, но в партию не вступает. Автор проекта программы Социал-демократической партии России, которую создать не удалось, а текст с поправками был использован при составлении программы ЛДПСС. Инициатор создания Центристского блока политических партий и движений, один из его сопредседателей (в апреле 1991 года ЛДП выходит из состава Центристского блока).

С марта 1990 года - председатель Либерально-демократической партии СССР.

В 1991 года на II съезде ЛДПСС большинством голосов выдвигается кандидатом на пост Президента РСФСР. На выборах за него проголосовало более 6 миллионов избирателей (третье место после Бориса Ельцина и Николая Рыжкова).

В августе 1991 г. выступил в поддержку ГКЧП как единственной силы, которая могла остановить развал страны, инфляцию, развал экономики, нищету, голод.

В июне 1992 года занимает пост Президента теневого кабинета Национального правительства ЛДП.

12 декабря 1993 года избран депутатом Государственной Думы первого созыва (список ЛДПР получил более 22% голосов избирателей).

В 1993 г. выдвинул свою кандидатуру на пост мэра Москвы, но в связи с октябрьскими событиями выборы были отменены.

В январе 1994 года был избран председателем зарегистрированной депутатской фракции ЛДПР.

В апреле 1994 года на 5-м съезде ЛДПР избран на пост Председателя партии сроком на 10 лет.

В мае 1994 года Жириновский подписал Договор об общественном согласии, а 6 октября 1994 заявил о выходе ЛДПР из Договора об общественном согласии в знак протеста против действий главы администрации Кемеровской области Михаила Кислюка, который, по мнению Жириновского, незаконно закрыл аэропорт в Кемерово, чтобы не позволить приземлиться самолету с делегацией ЛДПР.

В декабре 1994 года ЛДПР поддержала попытку правительства вооруженным путем восстановить контроль федеральных органов власти над Чечней, а в июле 1995 - осудила мирные переговоры с чеченским руководством и выступила за возобновление полномасштабных военных действий.

17 декабря 1995 года избран депутатом Государственной Думы РФ второго созыва по федеральному списку ЛДПР. В Государственной Думе избран председателем фракции ЛДПР, вошел в состав комитета по обороне.

В январе 1996 года на 7-м съезде ЛДПР выдвинут кандидатом в президенты РФ. В первом туре президентских выборов 16 июня 1996 В. Жириновский получил 4 311 479 (5,7%) голосов - пятое место после Ельцина, Зюганова, Лебедя и Явлинского.

В марте 1996 года на очередном пленарном заседании Государственной Думы Жириновский позволил себе хулиганскую выходку в отношении депутатов Елены Мизулиной и Анатолия Голова. Дума приняла решение просить генерального прокурора привлечь Жириновского к уголовной ответственности и отказалась от такого крайнего шага только после покаяния лидера фракции ЛДПР.

В апреле 1998 года на 8-м съезде ЛДПР Жириновский вновь был переизбран председателем ЛДПР еще на шесть лет.

В мае 1999 года Владимир Жириновский принял участие в досрочных губернаторских выборах в Белгородской области и потерпел поражение, заняв лишь третье место. Жириновский заявил о фальсификации выборов, а также о своем намерении участвовать в борьбе за место губернатора Свердловской области.

В июле 1999 года против Жириновского было возбуждено уголовное делу по фактам клеветы и оскорблений в адрес губернатора Белгородской области Евгения Савченко во время предвыборной кампании.

19 декабря 1999 года избран депутатом Государственной Думы ФС РФ третьего созыва по федеральному списку избирательного блока "Блок Жириновского" (возглавлял список). В январе 2000 г. избран на пост заместителя Председателя Государственной Думы третьего созыва, в связи с чем отказался от руководства парламентской фракцией ЛДПР. Руководителем фракции был избран его сын - Игорь Лебедев.

В январе 2000 г. выдвинут кандидатом на пост Президента России. 17 февраля 2000 г. ЦИК отказал Жириновскому в регистрации кандидатом в связи с предоставлением недостоверных сведений об имуществе. 22 февраля Владимир Жириновский обратился в Верховный Суд с жалобой на действия ЦИК. 25 февраля 2000 г. Верховный Суд РФ отказал лидеру ЛДПР в удовлетворении жалобы, признав действия Центризбиркома законными. 5 марта Кассационная коллегия Верховного Суда РФ удовлетворила жалобу Владимира Жириновского и обязала ЦИК зарегистрировать его в качестве кандидата на пост Президента.

Является автором многочисленных публикаций. Владеет английским, французским, немецким и турецким языками.

В комсомоле состоял, вступить в КПСС не пытался по идейным соображениям.

Отец - Жириновский Вольф Андреевич, русский, уроженец Западной Украины, окончил Сорбоннский университет (Париж), два факультета : юридический и лесной. В Алма-Ате работал юрисконсультом в Управлении Туркестано-Сибирской железной дороги. Умер в результате автомобильной катастрофы в 1946 г. Мать - Жириновская (урожденная Макарова) Александра Павловна, русская. Владимир был у нее шестым ребенком.

Официально разведен. Бывшая супруга - Галина Александровна Лебедева, кандидат биологических наук.

Сын - Игорь. Носит фамилию матери. Родился в 1972 году. Имеет юридическое образование (Юридическая академия). В январе 2000 г. избран председателем фракции ЛДПР в Госдуме третьего созыва. В ГД избран по федеральному списку "Блока Жириновского". До избрания в Думу работал в Министерстве труда и социального развития РФ на должности советника министра (Сергея Калашникова, бывшего члена фракции ЛДПР в Госдуме второго созыва).

Любит простую еду, например, пельмени. Из напитков предпочитает квас. Любит собак.

Живет и работает в Москве.

16 Мая 2005

Заявление комиссии американского Сената о том, что Саддам Хусейн давал взятку В.Жириновскому

С. БУНТМАН: 15.14 в Москве, у нас в студии Владимир Жириновский, заместитель председателя Госдумы, здравствуйте, Владимир Вольфович.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Добрый день.

С. БУНТМАН: Сенатская комиссия считает, что российские известные политики и организации, партии получали мзду от Саддама Хусейна за то, чтобы в свою пользу направлять программу Нефть за продовольствие. Вас в числе других называют среди получателей взяток от Саддама Хусейна, что можете сказать по этому поводу?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Могу сказать, что это полнейшее заблуждение. Ирак продавал, и сегодня может продавать нефть кому угодно. Они сами решают, кому продавать, потому здесь видимо недопонимание. В режиме санкций ООН выделяло объем нефти, сколько в этом году может продать Ирак. И этот объем Ирак продавал, кому хотел. Поэтому скорее всего комитет сенатский в США интересует, как нарушался режим санкций. Нарушение могло быть, то есть продавали больше нефти, чем положено.

С. БУНТМАН: Сверх квот.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Но это проблема контроля, который осуществлялся со стороны ООН. Например, в Турцию шли фуры день и ночь, ООН сама вообще не могла контролировать, контролировали США через военно-морской флот, в Персидском заливе стояли военные корабли, и все баржи, которые заправлялись иракской нефтью, проходили, и когда они видели подозрительную, что возможно эта баржа там нефть сверх квоты, выделенной ООН на данный период времени, они ее останавливали, штрафовали и заворачивали обратно в иракский порт. Вот это их проблема. Их интересует, сколько Ирак мог прогнать нефти сверх установленного лимита. Мое имя могло стоять в каком отношении. Когда ООН давало квоты на нефть, президент Ирака распределял: России, Франции, Китаю, он всячески не хотел продавать нефть американским нефтяным компаниям. И они пытались найти другие компании в России, в Китае, во Франции, те, кто получали как страна квоты.

С. БУНТМАН: Здесь называется, например, одна из компаний.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Они могли через кого-то получить эту нефть, то есть американцы выигрывали в этом плане. Они же все равно пользовались иракской нефтью, хотя бомбили Ирак периодически. Но здесь какая связь со мной? Я ни одного контракта не заключал, ни одного цента никогда не получал, и коммерцией не занимался. Моя задача была одна. Все знали, что я по приглашению приезжал почти каждый год, и начал приезжать, когда еще никакой не было программы, то есть 1992 год, не было никаких проблем, вывозилась нефть спокойно, и 1993-1995, с 1996 года эта программа идет. Поэтому мое имя фигурирует в том плане, что я просил руководство Ирака выделить больше России, я просил, дайте нам 50 млн. баррелей, почему нам дают 15. Но не давали.

С. БУНТМАН: Вы хотите сказать, что вы были лоббистом России, а не Саддама?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Конечно, России. Раз Ирак продает кому-то нефть, то почему, там же десятки стран, весь мир покупает. В основном, основными экспортерам нефти являются Саудовская Аравия, Ирак и Иран, все, три страны. Все остальные – это копейки: Венесуэла, Норвегия и т.д. Поэтому охотников полно за иракской нефтью. Но я на тот период был наиболее приемлемым человеком для иракской стороны, поэтому мы защищали Ирак до этой нефти. Поэтому привязывать, что мы защищали Ирак, потому что российские компании получали нефть, это абсурд. Я лоббировал интересы наших строительных компаний, не получали подряд на строительство, транспортных, самолет, чтобы было прямое сообщение Москва-Багдад. Каждый понедельник летал самолет. То есть все, что можно, лоббировали, это было выгодно для России и поднятия престижа нашей страны. В этом смысле моя фамилия может где угодно фигурировать. Я просил, и сейчас говорю, и буду просить. Я в Ливии просил нефть для наших компаний, в Иране, в Омане, во всех нефтедобывающих странах. Это мое право, все, что нам нужно, нам выгодно. Наоборот я делал, просил директора нижегородского завода поставлять туда Волги, народ лоббировал, иракские министры жаловались, контракт заключен, а где Волги? А директор боялся поставлять. То есть все, что можно было сделать во время пребывания. Это же не по своей инициативе, меня просили, потому что попасть на прием к иракскому министру очень тяжело. По моей просьбе это осуществлялось. Я мог попасть на прием к любому министру иракского правительства.

С. БУНТМАН: Почему, вы считаете, такое было преимущество?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Потому что они исходили из моей позиции в отношении Ирака. Я был на стороне Ирака тогда и сейчас, что Ирак нельзя было ни оккупировать, ни блокировать, ни бомбить, и за это знал весь иракский народ, все иракцы знали. Меня встречали на улицах, всегда был восторг, поэтому с министрами мне легче было договориться, о встрече, только об этом, контракт мог быть не заключен. Сумма сделки контролировалась ООН, здесь нельзя было обмануть, цену на иракскую нефть устанавливал только комитет по санкциям, деньги все шли только через ООН, нельзя было рассчитаться с Ираком напрямую. Поэтому российская нефтяная компания, которая имела право заключать контракт, она должна быть в списке ООН, и контракт шел в ООН, и деньги с них через ООН. Поэтому все было под контролем, они прекрасно знают, сколько российские компании закупили иракской нефти, и по какой цене. И только после всех расчетов, всех проверок ооновских чиновников российская нефтяная компания получала свои деньги. Им же нужно было еще эту нефть продать, напрямую-то нам не нужно было, у нас своя нефть есть, то есть они закупали иракскую нефть, чтобы продать ее на мировом рынке, чтобы иметь небольшую маржу. Покупают по цене, установленной ООН. Почему иногда иракская нефть была невыгодна? Устанавливали ту цену, а уже цена опустилась на мировом рынке, и многие не покупали иракскую нефть, не каждый год было выгодно.

С. БУНТМАН: Отрицательная цена.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: И многие наши компании отказались, Но когда эта цена была ниже той, которая была на мировом рынке, наши нефтяные компании чуть-чуть могли заработать. Но они, компании. Я никогда в жизни ни одного контракта не подписывал, и ни одного цента от Ирака никогда не получил, ни одной копейки. Че там они спорят? Там же вице-президент Ирака, пусть покажут ведомость, что-нибудь дали Жириновскому? Хоть один цент, я не говорю про доллар, никогда в жизни ни одного цента не дали. А нефть они сами распределяют. Приезжали лоббисты из Франции, Китая, их там полно.

С. БУНТМАН: Здесь упоминается Паскуаль, например, Джордж Гэллоуэй, член английского парламента.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Пожалуйста, пусть разбираются с ним, раз напрямую покупал, пожалуйста.

С. БУНТМАН: Здесь еще второй аспект есть, что считает этот доклад комиссия, кстати, неплохо было бы ознакомиться, в подробностях.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Да, мы его не видели, ни доклада…

С. БУНТМАН: Вы бы хотели ознакомиться с аргументацией?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Конечно, пусть они у меня спросят напрямую, я получаю информацию, это уже не в первый раз, раз третий в этом году, в прошлом году еще об этом шла речь, кто-то написал, что якобы кто-то где-то сколько миллионов баррелей получили. Все, что мог Ирак продать, все продавал, даже больше может продавать. Но я в этом не участвовал. Контракт не заключал, контракт заключала наша компания с государственной нефтяной компанией Ирак, я при этом не присутствовал, заключили – нет, я об этом уже не знаю.

С. БУНТМАН: Еще один здесь аспект. Они считают, что могли быть даны взятки в той или иной форме для того, чтобы известные политики, как вы, Шарль Паскуаль, как Гэллоуэй, чтобы они лоббировали интересы Ирака в Совете безопасности ООН, через российское министерство иностранных дел, через разные вещи, то есть они составляли влиятельное лобби из политиков, законодателей, чиновников. Вот к этому аспекту – лоббированию интересов Ирака в международных организациях?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Оно всегда было у нас одинаковым с момента, как создана наша политическая партия. Вот началась война "Буря в пустыне", мы выставили пикеты у американского посольства, британского.

С. БУНТМАН: Вы имеете в виду войну 1991 года?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Да, все, как только начали, так и вели эту тему. Была нефть, есть нефть, поехал ли я в Ирак, я вообще не знал, где этот Ирак находится. Мы выступили по проблеме, как с Югославией. Начали ее бомбить, мы объехали все посольства западных стран тогда. То есть это наша политическая деятельность, ее нельзя увязывать с коммерческой деятельностью в этой стране. Мы занимаем позицию. Я поддерживаю Приднестровье. Что, мне президент Приднестровья деньги дает за это, или поддерживаю Сухуми, мне что, президент Сухуми деньги за это дает? Никто, никогда, ни одной копейки. Это наша позиция, наша программа, все. Я поддерживаю наших соотечественников за рубежом, что, я собираю деньги, и мне дают эти деньги? Никто, никогда мне никаких денег ни за что не давал. Это позиция партии, мы выступаем с этой позицией, и ее озвучиваем. Поэтому здесь нет никакой коммерческой части абсолютно.

С. БУНТМАН: Если вдруг дело зайдет далеко, если американцы будут настаивать, и сенат, и комиссия, и предъявлять конкретные обвинения, речь идет не о суде, готовы вы были ли, чтобы опровергнуть обвинения, как это иногда бывает, декларировать, предположим, сочетание расходов, доходов, что нет того зазора, который мог бы оказаться взятками Саддама?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Декларировать мне нечего, и зазора нету, и взяток не было и нет, что можно декларировать, если ничего это нет. Вот турецкий руководитель курдской партии Оджалан, я ему помогал. Сейчас Страсбург его оправдывает. Сейчас кто-то скажет, что еще Оджалан мне давал деньги, поэтому я его поддерживал здесь, в России, это абсурд. Получается, политическая партия от кого-то все время получала деньги, ни от кого не получали. Мы постоянно занимаем какую-то позицию. И турки меня просили не ездить в Страсбург, курды хотели меня позвать в качестве свидетеля на процессе в защиту Оджалана, я не получил приглашение, но турки уговаривали, они могли например мне дать взятку, чтобы не поехал.

С. БУНТМАН: То есть сначала Оджалан вам бы дал взятку.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Да, чтобы я защищал, а потом турки бы дали, чтобы не защищал. Это может дойти до абсурда, что каждый день и час… И мое участие в вашей передаче. Тоже кому-то может быть интересно было кому-то заплатить, и я пришел, чтобы какую-то позицию занять. Это абсурд в чистом виде. Не могу ничего в документах дать, потому что их нет, если бы у них был контракт: во, Жириновский, с тобой заключен контракт, ты получил нефть, пожалуйста, но я никогда никакого контракта не заключал.

С. БУНТМАН: Они исходят из идеи, что любая взятку никакими контрактами не подтверждается.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Но и взятки не было.

С. БУНТМАН: Саша спрашивает, на какие же деньги существует партия ЛДПР, она же должна существовать на какие-то деньги?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Конечно, вот сейчас уже второй год государство финансирует, очень мало, но скоро будет чуть больше. Тяжело, очень тяжело. Поэтому мы оппозиционная партия. Если бы давали деньги, мы бы уже были бы уже правящей партией. У нас нет денег, поэтому естественно очень тяжело. Я начал деятельность с того, что снял деньги со своего счета в Сбербанке, брежневские деньги, снял зал в аренду. Там в зале уже кое-кому понравилось мое выступление, мелкие наши начинающие предприниматели, стали немножко помогать, но это мое лично дело, кто мне когда помогал, но никакой связи с Ираком это не имеет. Конечно, я обращаюсь за помощью очень много и постоянно к нашим российским деловым людям, если они мне на каком-то этапе оказывали какую-то помощь, то это наше личное отношение. Но с Ираком никак не связано, и с заграницей вообще, нигде с заграницей, чист, никаких проблем нет.

С. БУНТМАН: И за посредничество вам ничего не предлагали, не благодарили?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Не было посредничества, я даже не знаю эти компании, я просил и все, и что там дальше было, со мной приехал целый самолет. Однажды даже чартер заказали наши ребята, там их человек 20 их сидело. С одними пошел к министру здравоохранения, с другими – к министру строительства, с третьими – по транспорту, там хотели строить дорогу железную. То есть я единственных их представлял, и потом чиновники министерств с ними оставались, и они искали варианты заключения контрактов, поставок оборудования, строительства, монтаж, это все в рамках закона, моя задача была помочь выйти на министров иракского правительства. А выйти было тяжело.

С. БУНТМАН: Здесь еще один слушатель нас спрашивал, насчет рамок закона и рамок статуса депутата, руководителя фракции, заместителя председателя Госдумы, насколько такая деятельность и лоббирование российских интересов в третьей стране, насколько это допустимо и соответствует статусу депутата, вот законодательно?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Это обязаны делать мы. Находясь за рубежом, мы должны всячески отстаивать интересы России, в этом смысл наших поездок. Для чего мы туда ездим, интерес? Чтобы приехать, посидеть в гостинице, посмотреть на музей? Я сколько раз ездил Вавилон смотреть.

С. БУНТМАН: Поездки, кстати, кто оплачивал?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Например, наши спонсоры, деловые люди, российские, авиакомпания, которая пыталась рейс организовать Москва-Багдад, российская.

С. БУНТМАН: То есть чьи фактически интересы вы отстаивали?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Естественно, я же не поеду за свой счет. Что же я буду платить деньги и ехать в жаре, 60 градусов, и кому-то помогать?! Это идиотизм. Вам надо, вы меня пригласили. Или когда в первый раз иракская сторона пригласила, они хотели со мной встретиться, и с президентом встретился, и с вице-президентом, со всеми. Когда приглашают в гости, оплачивает приглашающая сторона; наши бизнесмены – они оплачивают. Если мы едем по линии парламентских связей, оплачивает Госдума, если было, по-моему, была поездка тогда еще комиссия ООН проверяла, есть ядерное оружие, тоже по-моему Госдума оплатила, то есть некоторые поездки оплачивает Госдума, когда это связано с поездкой депутатов.

С. БУНТМАН: Последний вопрос на эту тему, Юрий: "Если Жириновский считает, что на него клевещут, пусть обращается в суд хоть международный, или молчит". Собираетесь ли вы обращаться в суд, если, просмотрев доклад, если это оказывается клеветой, и это порочит вашу деловую и политическую репутацию?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Чтобы обратиться в иностранный суд на иностранного физического или юридического лица, нужно будет потратить сотни тысяч долларов, пусть мне кто-то даст деньги, запустим эту машину. А кто оплатит? Это же стоит очень дорого, обратиться в суд в другой стране, тем более, в данном случае, в американский суд.

С. БУНТМАН: Это только в американский?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Можно в любой другой суд, в России не к кому обращаться, потому что тут нет источника, кто бы определял. Да, потом я и претензий-то не вижу, где написано, что я получил деньги? С чем в суд идти, где обвинения в мой адрес, что Жириновский получил деньги? Где такая строчка? Вы такую строчку видели? Я не видел. Фамилия фигурирует. Потому что я постоянно ездил, был там каждый год, раз 15, с 1992 по 2002. Последний раз в сентябре 2002 года. Каждый год в Багдаде проходила конференция международная, туда я приезжал, таких было 8, последний раз была последняя восьмая багдадская конференция по поддержке Ирака, со всего мира приезжали депутаты, лидеры партии, со всех, кто хотел, и из Японии, из Украины, из Канады, из Британии, то есть периодически там собирались люди, международная конференция, у них я участвовал. И когда приглашают, я везде участвовал. Как я выезжаю в другие страны за рубеж. Меня японцы пригласили, оплатили поездку, пригласили в гости, оплатили. Это что? Для ознакомительной поездки, я там никогда не был, они решили меня пригласить, а в основном поездки за счет Госдумы, или приглашающей стороны.

С. БУНТМАН: Резюмируем эту тему, значит, вы в том, что касается доклада комиссии, вы ограничиваетесь публичными выступлениями сейчас, заявлением своей позиции?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Сама комиссия или кто-то из американского правительства ко мне вообще не обращались, все это ходит информация по прессе. Прессе нашей я объясняю, что никаких денег с Ирака не получено. Получил бы с удовольствием, но у них нету денег. У них погибало в день 400 детей, погибло 1.5 млн., поэтому денег у них не было, но и я не получал их. И ни с какой другой страны тоже не получали мы денег, никакие контракты не подписывали, ни разу этой иракской нефти не видел, ни одной капли.

С. БУНТМАН: А я бы хотел попросить Владимира Вольфовича после новостей задержаться, потому что мы должны будем прокомментировать.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Давайте.

НОВОСТИ

С. БУНТМАН: Вопрос мы задаем в связи с начавшимся сегодня оглашением приговора, обвинительного заключения Михаилу Ходорковскому. И вопрос мы ставим таким образом. Повлияет ли приговор любой Ходорковскому, тот или иной, мало ли, может быть оправдательный приговор или серьезный приговор обвинительный, на будущее президента Путина? Потому что он может вызвать и внутри и снаружи определенную реакцию, определенные действия в отношении других компаний, продолжение судебных процессов, или же нет, или это отдельный случай, который так и останется, никакого влияния на будущее президента Путина не окажет. Если вы считаете, что окажет влияние, тогда звоните 995 81 21, если не окажет, 995 81 22. Звоните в течение 5 минут по телефону. А первый комментарий нам даст Владимир Вольфович Жириновский. Владимир Вольфович, здесь считается, что приговор может быть тем или иным, скажем так, по расчетам президента Путина, как это политически важно, с западным миром, или с внутренними силами, которые хотят или пересмотра, или реструктуризации политической жизни. Окажет ли тот или иной приговор Ходорковскому влияние на будущее президента Путина, как считаете?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: В принципе, не должен оказывать. Это обычное уголовное дело. Какая-то компания или группа лиц недоплатили налоги, отмывали деньги, укрывали деньги, все это рассматривается, им предъявлено объявление, и они понесут наказание, все. Но если кто-то придаст политическое значение этому судебному делу и вынесению приговора, если будет оправдательный, то это отрицательно скажется. Тогда люди могут подумать, ага, человека взяли, посадили, продержали почти 1.5, в октябре будет 2 года с тем, чтобы выжать из него какие-то деньги, компанию разрушить, то есть силовое давление на одного из крупнейших олигархов России. А если будет обвинительный, тогда население в своем большинстве отнесется положительно.

С. БУНТМАН: То есть никакого влияния не окажет обвинительный, а вот оправдательный оказал бы негативное влияние?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Да, потому что тогда получится, что власть просто прижимает отдельных олигархов в попытке, чтобы другой группе собственников передать эту компанию.

С. БУНТМАН: Владимир Вольфович, если это простое уголовное дело, дело о взятках, неуплате налогов, опять возвращаемся к этим вещам, тогда наверное президент Путин должен будет продолжить это дело, потому что глупо думать, предположив, что один Михаил Ходорковский нарушал некое законодательство и одна компания ЮКОС.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Естественно, это может быть цепочка, которая дальше пойдет, и дальше можно смотреть, где еще огромные потери понесла Россия в недоборе денег, у нас ведь очень много денег. Почему граждане говорят, столько денег, а не хватает средств на развитие дорог, жилья и повышение зарплат и доходов. Эти деньги все утаивали крупные компании, на протяжении 10 лет, не меньше, то есть наш капитализм был односторонний, все вывозилось за рубеж, и нефть, и доходы вывозились. Вот по Ямало-Ненецкому округу вывезли за 10 лет, вернее заработали они в деньгах 40 млрд. долларов, что Ходорковский, там по-моему 13 млрд. Вот еще 40 млрд. ушло из страны.

С. БУНТМАН: Сейчас даже больше вывозят.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Если все посмотреть, то огромные деньги уходят из страны.

С. БУНТМАН: Сейчас больше, чем раньше, по статистике, вывозят.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Ладно, если они свои вывозят, допустим, свободное валютное регулирование, можно вывозить деньги, они вывозят деньги, вырученные от продажи нашего национального богатства, это в обход закона делалось, это та самая, как и в Ираке, то есть они добывали нефть и скрывали, загружали 60 по-моему вагонов поезда, цистерны с нефтью, и гнали оттуда из Сибири прямо в Европу. Нефть уходила туда, и деньги там оставались. У России ничего. Значит, их нужно все контролировать, чтобы деньги были в нашей стране. Продавать можно, но продавать ту нефть, которую декларировал для страны, а ведь там легко скрыть, на любом нефтяном источнике можно показать, что добывается меньше нефти. Как в сельском хозяйстве, вот сколько принесла свинья поросят, только одна свинарка знает, элементарно пишет не 18, а 12, 6 поросят на рынок, все, заработали деньги. Контроль нужен. Нужно прийти ночью и посмотреть, сколько поросят, овец.

С. БУНТМАН: Значит, будущее президента Путина заключается в укреплении государственного контроля?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Да. Контроль и инвентаризация, сколько у нас материальных богатств, ресурсов? Сколько в частных руках, сколько в государственных, сколько продается, и где находятся деньги. То есть в этом плане повернуть денежные потоки, нефтяные и прочие. У нас лес, что делают с лесом сегодня? Поджигают специально, потому что по инструкции горелый лес стоит копейки. В год мы теряем на 2 млрд. долларов! Что же мы делаем?! Специально поджигают, чтобы потом вывозить за копейки, горельник, а сгорают только ветки, ствол-то остается. Реально получают хороший лес, но за копейки. Контроля нет. Лесников нет, пожарного надзора нет. То же самое по нефти, по денежным потокам. По всем позициям на примере ЮКОСа нужно навести в нашей стране порядок, чтобы был контроль за всеми ресурсами.

С. БУНТМАН: Может быть, лучше не сажать и не преследовать, а лучше контроль делать?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Согласен.

С. БУНТМАН: Объявить по нулям, и устанавливать контроль серьезный, как лесное, нефтяное, контролирующее, налоговое, установили правило, и все.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Мы предложили, фракция ЛДПР 30 июня 1997 года всеобщая экономическая амнистия, всех простить, все, по нулям. Не захотели сами, олигархи контролировали тот парламент. У них были на содержании и демократические партии типа СПС, Яблоко, были там и коммунисты. Не захотели, думали, они короли, все, хозяева страны и будут так же дальше делать. Можно было давно объявить экономическую амнистию, сейчас президент предложил. Пожалуйста, давайте проведем законом под гарантию президента, правительства и Госдумы возврат средств, только налоги платите подоходные, и деньги ваши чисты, делайте с ними, что хотите, только пускай они находятся в нашем банке. Сейчас такое предложение уже есть с опозданием на 8 лет. Столько мы потеряли денег.

С. БУНТМАН: Спасибо, Владимир Вольфович. Все мои проблемы с голосованием, совершенно непонятные у меня цифры, единственное, что я могу пока сказать, в принципе у нас закончен опрос, я даже не знаю, сколько проголосовало, но на момент, когда все повисло, примерное соотношение было 72% на 28% считали, что повлияет все-таки. Единственное, хотел бы задать, есть результаты, да? Соотношение не изменилось, зато я получил цифру, сколько проголосовали, позвонили в компанию. 4472 человек, 72% считают, что повлияет на будущее президента Путина, 28% считает, что не повлияет.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Какой приговор повлияет? Это они поняли?

С. БУНТМАН: Любой. Сам факт приговора.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Я считаю, что если оправдательный, то повлияет. Если будет приговор оставить в тюрьме лет на 7, то только положительные будут.

С. БУНТМАН: Почему-то у меня появились нормальные цифры, загадка природы. Владимир Вольфович, скажите пожалуйста, насколько президент Путин зависим от международного влияния?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: По большому счету, ни насколько. Потому что все что можно, из страны уже вывезли по максимуму. Поэтому нам выгодно, чтобы все возвращалось в страну, и в этом смысле как раз в федеральном послании и дана зацепка, вот она, заглушку снимаем, возвращайте деньги, платите обычные 13%, самый низкий в мире подоходный налог. Поэтому хорошо и нашим всем гражданам. Потом, даем гарантию всех приватизационных сделок, всего 3 года срок теперь, не 10 лет, а 3, то есть все, кто до 2002 года что бы ни купил в нашей стране, все, пересмотру не подлежит, то есть плюсов полно. Поэтому за эти ближайшие 3 года еще до выборов нового президента очень много будет сделано в стране, и в основном будет позитивное влияние на нашего президента, никакого негатива не будет. А простой народ конечно поддержит приговор.

С. БУНТМАН: Именно обвинительный?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Обвинительный, потому что люди хотят, чтобы хоть кто-то был наказан, потому что столько денег в стране, все покупают себе за рубежом гостиницы, яхты, дворцы, а мы здесь не можем жить нормально, и еще они оказывается и молодцы. Нигде в мире никто не заработает миллиард долларов в год, они в год по миллиарду зарабатывали. Назовите страну, где бы заработал бизнесмен в год миллиард долларов. Только у нас. Значит, все это в обход закона.

С. БУНТМАН: Спасибо, Владимир Вольфович, за интервью, которое вы нам дали.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: До свидания.

"Эхо Москвы"

www.obozrevatel.com

Жириновского уличили в махинациях с нефтью :: Экономика

Британская газета Financial Times получила доказательства того, что глава ЛДПР неплохо заработал на программе "Нефть в обмен на продовольствие"

В течение последнего года неоднократно появлялась информация о том, что некоторые влиятельные россияне, российские партии и даже властные структуры сумели использовать программу ООН "Нефть в обмен на продовольствие" со значительной выгодой для себя. Подобные обвинения звучали в адрес Российской Православной Церкви, КПРФ, предшественницы "Единой России" – "Единства", компании "Эмерком", принадлежащей МЧС, и бывшего главы президентской администрации Александра Волошина. Теперь же у влиятельной британской газеты Financial Times появились доказательства того, что на нефтяной программе заработал крупные суммы глава ЛДПР Владимир Жириновский.

Схема мошенничества в целом такова: сначала заключался официальный контракт с компанией, имеющей право приобретать иракскую нефть, сведения о нем предоставлялись в ООН, сообщают "Ведомости". Горючее по этому договору отпускалось фирме лишь при наличии специальных ваучеров, которые иракское руководство выдавало дружественным политикам и чиновникам из разных стран. С нефтяников за эти ваучеры получали крупные суммы. Такой документ был и у Жириновского, через которого одна из российских компаний купила 3,85 млн баррелей черного золота.

Теперь западные журналисты получили убедительное доказательство того, что лидер ЛДПР был замешан в нефтяных махинациях, – письмо политика, адресованное генеральному директору иракской госкомпании State Oil Marketing Organization (SOMO). В документе подтверждается, что ООН позволила одной из российских нефтяных компаний получить партию нефти сорта Basra-light в размере 2,5 млн баррелей для дальнейшей отгрузки по контракту. Известно, что эта фирма затем перепродала топливо американской компании Bayoil. Есть информация, что Жириновский получил за посреднические услуги $546 тысяч.

Представители Bayoil в Ираке утверждают, что знали о письме российского политика и видели документ, в котором Жириновский подтвердил получение денег. В его партии, в свою очередь, все обвинения отрицают, ссылаясь на то, что письмо – фальшивка. "Подлинность документа еще надо проверить. Сомневаюсь, что Жириновский стал писать бы кому-нибудь, кроме Хусейна, с которым мы общались", - заявил "Ведомостям" депутат Алексей Митрофанов. Представители ЛДПР утверждают, что политик не делал ничего противозаконного, помогая российским нефтяным компаниям покупать иракскую нефть.

Расследованием махинаций в рамках программы "Нефть в обмен на продовольствие" занимается Группа по изучению Ирака (ISG), созданная Минобороны и ЦРУ. Собственное расследование ведет и ООН. Судя по всему, программа была крайнее выгодна для всех участвовавших в ней сторон – для самой Организации Объединенных Наций, для нефтяников, допущенных к кормушке, для компаний, которым разрешили поставлять свою продукцию в Ирак, для Саддама Хусейна и дружественных ему чиновников и политиков. Тогдашние власти Ирака, согласно предварительным итогам расследования, заработали на программе более $20 млрд, крупные взятки от поставщиков получал даже сын главы организации Койо Аннан. По сравнению с выручкой других влиятельных людей, чьи имена всплыли в ходе расследования, предполагаемые "достижения" главы ЛДПР меркнут.

utro.ru

Жириновский Про Нефть

ПЕНСИОНЕРЫ, ВАМ П.ЗДЕЦ!

ПЕНСИОНЕРЫ, ВАМ П.ЗДЕЦ! ria.ru/society/20170505/1493741421.html - Кудрин предложил сократить число пенсионеров в России...

Tahun Yang lalu

Жириновский ЛДПР 20.01.2016

Жириновский Twitter: twitter.com/Zhirinovskiy Жириновский ВКонтакте: vk.com/zhirinovskyv Жириновский Facebook: ...

2 tahun yang lalu

id-films.net