Помогите с эссе на тему "возможен ли мир без нефти?". Жизнь без нефти эссе


Помогите с эссе на тему "возможен ли мир без нефти?"

Как мы знаем, большинство наших граждан не могут представить себе жизнь без нефти. Те, кто могут, имеют тенденцию представлять будущее как идиллию с бесплатными и чистыми источниками возобновляемой энергии: солнечной, ветряной и гидроэнергии (основанной на гравитации) . В их представлении, будущее замечательно: чистый воздух, отсутствие нефтяных пятен, дешёвая энергия и чистый транспорт, не загрязняющий воздух.

Возможно, нам удастся хотя бы частично осуществить эту мечту. Но переход к такому будущему таит в себе неприятные сюрпризы. Представление об энергетике будущего тесно связано с ожиданиями американцев, что будущее принесёт процветание и новые возможности. С энергетикой будущего связаны наши самые большие надежды и страхи.

Более чем 20 лет назад Катлер Кливленд, Чарли Холл, Роберт Констанза и Роберт Кауфман опубликовали классическую работу, в которой приводится интересная статистика. В 50-х годах прошлого века процесс добычи угля из шахт обеспечивал возврат/прирост затраченной на добычу энергии в пропорции 80:1, а к 70-м годам он упал до 30:1, но всё ещё оставался на приличном уровне. Нефть и газ в 40-х годах давали возврат энергии, затраченной на добычу, в пропорции более 100:1, а в 70-х годах - уже только 23:1. Возобновлямые же источники энергии, на которых, по представлению многих, будет основано наше будущее, дают гораздо более скромный прирост вложенной в них энергии: производство этанола из кукурузы даёт 1,3:1, солнечные панели дают 1,9:1, и, как было посчитано Ховардом Эдамом, примерно 2:1 даёт производство электроэнергии ветряками.

Таким образом, имеется резкий контраст между нынешними высокорентабельными источниками энергии, основанными на невозобновляемых ископаемых природных ресурсах и будущими низкорентабельными возобновляемыми источниками энергии. Это необходимо понимать и готовиться к такому будущему.

Различия в режимах и рентабельности процессов получения энергии приводят к различиям в организации и поведении людей. Например, в индийском штате Андрапрадеш фермеры переходят от натурального хозяйства к коммерческому производству хлопка. Этот процесс был изучен Радживом Агравалом из университета Север

iotvet.com

Есть ли жизнь без нефти?

Второй день Петербургского экономического форума начался необычно. В половине седьмого утра сотни участников форума собрались на Исакиевской площади, чтобы пробежать пятикилометровую трассу. В забеге приняли участие глава Сбербанка Герман Греф, пресс-секретарь президента Дмитрий Песков и представитель МИД Мария Захарова.

- Лучший забег в моей жизни, потому что с такими видами и без машин, пробежать нигде почти невозможно. Лучшая зарядка для работы, — сказал журналистам после забега Греф.

И сразу же отправился на традиционный деловой завтрак Сбербанка. На завтрак пришел весь экономический и политический бомонд. Тема мероприятия была заявлена самая животрепещущая: жизнь после нефти. Точнее после того, как она стала дешевой.

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков начал день с пробежкиФото: Асхат БАРДЫНОВ

- Представить структуру нашей экономики без нефти невозможно, - начал на правах хозяина бывший министр экономического развития Герман Греф. – Но есть две точки зрения. Одна – что «нефтяной рай» будет длиться вечно. Другая – альтернативные энергетические технологии вытеснят нефть и газ к 2030 году.

Более того, по словам Грефа, большинство аналитиков сходятся в том, что нефть будет ниже $60 за баррель до 2020 или даже 2023 года. На это министр финансов Антон Силуанов ответил, что не нужно гадать на будущую цену на нефть. А заложить ее в бюджет в районе $40-50 за баррель и сократить расходы. А всю прибыль сверх этого - откладывать в резервы или использовать по мере поступления.

- Сами создаем себе шоки, проблемы для бюджета, экономики, для курса, - жаловался министр. - Сами хотим и надеемся, что вдруг что-то произойдет и нефть вырастет до 100 долларов. И закладываем это в наши планы.

Министр экономики призвал не заниматься бессмысленными подсчетами. А дать бизнесу спокойно работатьФото: REUTERS

Это вызвало перепалку между коллегами в правительстве. С Силуановым поспорил глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев.

- Нельзя просто взять какую-то цифру по цене нефти и заложить в прогноз, - горячился Улюкаев . - Вероятность того, что цена будет такой, равна вероятности встретить на улице зеленую обезьяну - 50%. Либо будет, либо нет. Почему бы тогда не взять $0? Или минус $10?

Министр экономики призвал не заниматься бессмысленными подсчетами. А дать бизнесу спокойно работать и не напрягать их постоянными изменениями налоговой системы. Но бюджет - это все же последствие, а не причина. Алексей Кудрин на цифрах продемонстрировал, как мы зависим от цен на нефть - если еще 15 лет назад мы получали от ее экспорта $40 млрд., то на пике цен - уже $250 млрд. Да и сейчас зависимость очень большая.

- Именно эти деньги мы получали за наши нефть и газ. И на них покупали технологии и строили эти здания из импортных материалов, - сказал экс-министр финансов. - Сейчас этот источник иссяк. Надо развивать другие секторы экономики.

С Кудриным никто спорить не стал. Осталось только понять, как и что развивать...

Поделиться видео </>

ПМЭФ: Как отдыхают гости и журналисты.Второй день Петербургского экономического форума начался необычно. В половине седьмого утра сотни участников форума собрались на Исакиевской площади, чтобы пробежать пятикилометровую трассу. В забеге приняли участие глава Сбербанка Герман Греф, пресс-секретарь президента Дмитрий Песков и представитель МИД Мария Захарова.Асхат БАРДЫНОВ

www.kp.ru

Пожалуйста эссе на тему жизнь без нефти

Как мы знаем, большинство наших граждан не могут представить себе жизнь без нефти. Те, кто могут, имеют тенденцию представлять будущее как идиллию с бесплатными и чистыми источниками возобновляемой энергии: солнечной, ветряной и гидроэнергии (основанной на гравитации). В их представлении, будущее замечательно: чистый воздух, отсутствие нефтяных пятен, дешёвая энергия и чистый транспорт, не загрязняющий воздух.

Возможно, нам удастся хотя бы частично осуществить эту мечту. Но переход к такому будущему таит в себе неприятные сюрпризы. Представление об энергетике будущего тесно связано с ожиданиями американцев, что будущее принесёт процветание и новые возможности. С энергетикой будущего связаны наши самые большие надежды и страхи..

Таким образом, имеется резкий контраст между нынешними высокорентабельными источниками энергии, основанными на невозобновляемых ископаемых природных ресурсах и будущими низкорентабельными возобновляемыми источниками энергии. Это необходимо понимать и готовиться к такому будущему.Поведение торговцев пестицидами типично для высокорентабельных систем. Эксплуатация ресурса, в данном случае, фермеров, даёт относительно высокий доход при относительно небольших усилиях, и сам этот ресурс столь велик, что кажется неисчерпаемым. Бережное отношение к этому ресурсу оказывается бессмысленным и контрпродуктивным, поэтому ресурс расточается. Таким образом, торговцы пестицидами относятся к фермерам точно так же, как мы относимся к нефти: использовать и выбросить.В противоположность этому, ресурсы в низкорентабельных системах скудны и должны использоваться бережливо. Эффективность ресурсопользования в таких системах очень актуальна. Низкорентабельные системы часто удивительно сложно организованы из-за малой отдачи от каждого производственного блока. Чтобы совершить полезную работу, эти отдачи должны быть собраны воедино. Это обуславливает наличие огромного числа передаточных устройств и, как следствие, сложность организации системы.

.

Это понижение энергетической рентабельности империи означало, что с приходом кризисов у правительства не хватало финансов для преодоления этих кризисов. Поэтому Риму приходилось добавлять медь в выпускаемые им монеты, что вызывало инфляцию, и увеличивать налоги, что часто приводило к голоду в крестьянских семьях. Население Рима уменьшилось, и крестьяне вывели из оборота малорентабельные земли. В результате, доходы римской казны упали настолько, что избежать крушения Западной Римской империи не удалось, и началось "тёмное средневековье". Всё это было результатом перехода от высокой к низкой энергетической рентабельности общества.

Среди возобновляемых источников энергии будущего, например, использование энергии волн и приливов может давать прирост вложенной энергии в пропорции до 15:1, что больше, чем у большинства других возобновляемых источников. Это приведёт к необходимости приспособить значительную часть берега моря для производства энергии

С совершенствованием технологий использования низкорентабельных распылённых в пространстве источников энергии, у людей будет меньше необходимости концентрироваться в городах. У населения будет возможность расселиться по просторам страны в энергетически самодостаточных домах. Многим это может понравиться, но, в итоге, трудности городской жизни могут быть просто заменены на трудности жизни на селе. Все оставшиеся дикие ландшафты будут заполнены домами, затраты на транспорт значительно возрастут, а значительная часть существующей городской инфраструктуры окажется избыточной и разрушится.

Чтобы получить полезную работу, требуемую для поддержания индустриального общества, энергия, производимая распределёнными в пространстве источниками, будет собираться, точно так же, как римское правительство собирало маленькие излишки у крестьян. Будет построено много линий для передачи энергии, а также будут разработаны новые технологии для запасания энергии в больших объёмах. Это тоже будет иметь серьёзные последствия для окружающей среды и приведёт к конфликтам с природой..

Ясно одно - будущее с низкой энергетической рентабельностью будет совсем другим, сильно отличным от того, что мы имеем сегодня. Оно может быть не таким уж и плохим будущим, поскольку с исчезновением одних возможностей, появятся другие. Для многих людей переход к такому будущему покажется слишком болезненным, однако человечество уже успешно пережило много болезненных преобразований. Но, я боюсь, наш нынешний бездеятельный подход к политике и бездеятельный политический курс, приведут наше общество к катастрофе. Самой насущной задачей настоящего времени является смена этого курса и подготовка к нашему будущему настолько открыто, честно и разумно, насколько это возможно.

dvoechka.com

Пожалуйста эссе на тему жизнь без нефти

Как мы знаем, большинство наших граждан не могут представить себе жизнь без нефти. Те, кто могут, имеют тенденцию представлять будущее как идиллию с бесплатными и чистыми источниками возобновляемой энергии: солнечной, ветряной и гидроэнергии (основанной на гравитации). В их представлении, будущее замечательно: чистый воздух, отсутствие нефтяных пятен, дешёвая энергия и чистый транспорт, не загрязняющий воздух.

Возможно, нам удастся хотя бы частично осуществить эту мечту. Но переход к такому будущему таит в себе неприятные сюрпризы. Представление об энергетике будущего тесно связано с ожиданиями американцев, что будущее принесёт процветание и новые возможности. С энергетикой будущего связаны наши самые большие надежды и страхи..

Таким образом, имеется резкий контраст между нынешними высокорентабельными источниками энергии, основанными на невозобновляемых ископаемых природных ресурсах и будущими низкорентабельными возобновляемыми источниками энергии. Это необходимо понимать и готовиться к такому будущему.Поведение торговцев пестицидами типично для высокорентабельных систем. Эксплуатация ресурса, в данном случае, фермеров, даёт относительно высокий доход при относительно небольших усилиях, и сам этот ресурс столь велик, что кажется неисчерпаемым. Бережное отношение к этому ресурсу оказывается бессмысленным и контрпродуктивным, поэтому ресурс расточается. Таким образом, торговцы пестицидами относятся к фермерам точно так же, как мы относимся к нефти: использовать и выбросить.В противоположность этому, ресурсы в низкорентабельных системах скудны и должны использоваться бережливо. Эффективность ресурсопользования в таких системах очень актуальна. Низкорентабельные системы часто удивительно сложно организованы из-за малой отдачи от каждого производственного блока. Чтобы совершить полезную работу, эти отдачи должны быть собраны воедино. Это обуславливает наличие огромного числа передаточных устройств и, как следствие, сложность организации системы.

.

Это понижение энергетической рентабельности империи означало, что с приходом кризисов у правительства не хватало финансов для преодоления этих кризисов. Поэтому Риму приходилось добавлять медь в выпускаемые им монеты, что вызывало инфляцию, и увеличивать налоги, что часто приводило к голоду в крестьянских семьях. Население Рима уменьшилось, и крестьяне вывели из оборота малорентабельные земли. В результате, доходы римской казны упали настолько, что избежать крушения Западной Римской империи не удалось, и началось "тёмное средневековье". Всё это было результатом перехода от высокой к низкой энергетической рентабельности общества.

Среди возобновляемых источников энергии будущего, например, использование энергии волн и приливов может давать прирост вложенной энергии в пропорции до 15:1, что больше, чем у большинства других возобновляемых источников. Это приведёт к необходимости приспособить значительную часть берега моря для производства энергии

С совершенствованием технологий использования низкорентабельных распылённых в пространстве источников энергии, у людей будет меньше необходимости концентрироваться в городах. У населения будет возможность расселиться по просторам страны в энергетически самодостаточных домах. Многим это может понравиться, но, в итоге, трудности городской жизни могут быть просто заменены на трудности жизни на селе. Все оставшиеся дикие ландшафты будут заполнены домами, затраты на транспорт значительно возрастут, а значительная часть существующей городской инфраструктуры окажется избыточной и разрушится.

Чтобы получить полезную работу, требуемую для поддержания индустриального общества, энергия, производимая распределёнными в пространстве источниками, будет собираться, точно так же, как римское правительство собирало маленькие излишки у крестьян. Будет построено много линий для передачи энергии, а также будут разработаны новые технологии для запасания энергии в больших объёмах. Это тоже будет иметь серьёзные последствия для окружающей среды и приведёт к конфликтам с природой..

Ясно одно - будущее с низкой энергетической рентабельностью будет совсем другим, сильно отличным от того, что мы имеем сегодня. Оно может быть не таким уж и плохим будущим, поскольку с исчезновением одних возможностей, появятся другие. Для многих людей переход к такому будущему покажется слишком болезненным, однако человечество уже успешно пережило много болезненных преобразований. Но, я боюсь, наш нынешний бездеятельный подход к политике и бездеятельный политический курс, приведут наше общество к катастрофе. Самой насущной задачей настоящего времени является смена этого курса и подготовка к нашему будущему настолько открыто, честно и разумно, насколько это возможно.

Оценить ответ

pomogajka.com

Пожалуйста эссе на тему жизнь без нефти

Как мы знаем, большинство наших граждан не могут представить себе жизнь без нефти. Те, кто могут, имеют тенденцию представлять будущее как идиллию с бесплатными и чистыми источниками возобновляемой энергии: солнечной, ветряной и гидроэнергии (основанной на гравитации). В их представлении, будущее замечательно: чистый воздух, отсутствие нефтяных пятен, дешёвая энергия и чистый транспорт, не загрязняющий воздух.

Возможно, нам удастся хотя бы частично осуществить эту мечту. Но переход к такому будущему таит в себе неприятные сюрпризы. Представление об энергетике будущего тесно связано с ожиданиями американцев, что будущее принесёт процветание и новые возможности. С энергетикой будущего связаны наши самые большие надежды и страхи..

Таким образом, имеется резкий контраст между нынешними высокорентабельными источниками энергии, основанными на невозобновляемых ископаемых природных ресурсах и будущими низкорентабельными возобновляемыми источниками энергии. Это необходимо понимать и готовиться к такому будущему.Поведение торговцев пестицидами типично для высокорентабельных систем. Эксплуатация ресурса, в данном случае, фермеров, даёт относительно высокий доход при относительно небольших усилиях, и сам этот ресурс столь велик, что кажется неисчерпаемым. Бережное отношение к этому ресурсу оказывается бессмысленным и контрпродуктивным, поэтому ресурс расточается. Таким образом, торговцы пестицидами относятся к фермерам точно так же, как мы относимся к нефти: использовать и выбросить.В противоположность этому, ресурсы в низкорентабельных системах скудны и должны использоваться бережливо. Эффективность ресурсопользования в таких системах очень актуальна. Низкорентабельные системы часто удивительно сложно организованы из-за малой отдачи от каждого производственного блока. Чтобы совершить полезную работу, эти отдачи должны быть собраны воедино. Это обуславливает наличие огромного числа передаточных устройств и, как следствие, сложность организации системы.

.

Это понижение энергетической рентабельности империи означало, что с приходом кризисов у правительства не хватало финансов для преодоления этих кризисов. Поэтому Риму приходилось добавлять медь в выпускаемые им монеты, что вызывало инфляцию, и увеличивать налоги, что часто приводило к голоду в крестьянских семьях. Население Рима уменьшилось, и крестьяне вывели из оборота малорентабельные земли. В результате, доходы римской казны упали настолько, что избежать крушения Западной Римской империи не удалось, и началось "тёмное средневековье". Всё это было результатом перехода от высокой к низкой энергетической рентабельности общества.

Среди возобновляемых источников энергии будущего, например, использование энергии волн и приливов может давать прирост вложенной энергии в пропорции до 15:1, что больше, чем у большинства других возобновляемых источников. Это приведёт к необходимости приспособить значительную часть берега моря для производства энергии

С совершенствованием технологий использования низкорентабельных распылённых в пространстве источников энергии, у людей будет меньше необходимости концентрироваться в городах. У населения будет возможность расселиться по просторам страны в энергетически самодостаточных домах. Многим это может понравиться, но, в итоге, трудности городской жизни могут быть просто заменены на трудности жизни на селе. Все оставшиеся дикие ландшафты будут заполнены домами, затраты на транспорт значительно возрастут, а значительная часть существующей городской инфраструктуры окажется избыточной и разрушится.

Чтобы получить полезную работу, требуемую для поддержания индустриального общества, энергия, производимая распределёнными в пространстве источниками, будет собираться, точно так же, как римское правительство собирало маленькие излишки у крестьян. Будет построено много линий для передачи энергии, а также будут разработаны новые технологии для запасания энергии в больших объёмах. Это тоже будет иметь серьёзные последствия для окружающей среды и приведёт к конфликтам с природой..

Ясно одно - будущее с низкой энергетической рентабельностью будет совсем другим, сильно отличным от того, что мы имеем сегодня. Оно может быть не таким уж и плохим будущим, поскольку с исчезновением одних возможностей, появятся другие. Для многих людей переход к такому будущему покажется слишком болезненным, однако человечество уже успешно пережило много болезненных преобразований. Но, я боюсь, наш нынешний бездеятельный подход к политике и бездеятельный политический курс, приведут наше общество к катастрофе. Самой насущной задачей настоящего времени является смена этого курса и подготовка к нашему будущему настолько открыто, честно и разумно, насколько это возможно.

otvetytut.com

Есть ли жизнь без нефти. » Русский Мир

Что ожидает Россию в случае дальнейшего падения цен на «чёрное золото»? Реакция на изменение конъюнктуры от экономического обозревателя «Руснекст» Ивана Таляронка.

— Цены на нефть, ещё в пятницу достигшие пятилетнего минимума, продолжили падать и пробили сорокадолларовый рубеж. Чем это вызвано?

— Скорее всего, мы имеем дело с краткосрочным психологическим эффектом после решения ОПЕК не сократить, а даже несколько увеличить квоту добычи. Решение картеля было принято в пятницу, и настроения на рынке резко изменились. Всего за несколько часов до закрытия торгов цена на марку Brent снизилась с 44,85 до 43,12. Очевидно, что за это время выпустить «пар разочарования» рынок не успел. Два выходных дня прошли в ожидании дальнейшего падения, и в понедельник натянутая тетива была отпущена. Падение ниже сорока долларов за баррель — результат этого «выстрела». Скорее всего, провал скоро сменится возвращением цен, как минимум, к точке перед конференцией ОПЕК. Ведь фактически картель не выбросил на рынок новую нефть, а только легализовал статус-кво.

— Возможно ли дальнейшее падение? Нефть по тридцать? По двадцать пять?

— При сложившихся за последний год ожиданиях и при отсутствии согласованных действий экспортёров этого нельзя исключить. Это не может быть долгосрочной тенденцией, но есть вероятность, что на  год-два нефтяные цены упадут ниже сорока.

— Означает ли это крах российской экономики, долгие годы сидевшей на «нефтяной игле»?

— Как видим, разговоры о «нефтяной игле» оказались сильно преувеличенными. Нефть уже потеряла почти две трети своей цены, параллельно дешевеют другие энергоресурсы. Но объём валового производства товаров и услуг в России упал всего на 5%, уровень жизни — на 11%. Это доказывает, что нефть и газ, при всей их важности в жизни страны, не играли той критической роли, которую им приписывали либералы.

Свой провал в девяностые и рост в «эпоху Путина» либералы объясняют исключительно нефтяной конъюнктурой. Но вот нефтяные цены упали почти до уровня девяностых, если учесть инфляцию. И что? Россия не свалилась в ельцинскую нищету. С тех пор экономика окрепла и оказалась достаточно устойчивой, даже в таких серьёзных испытаниях.

— Но  всё-таки дальнейшее снижение цен на нефть — это проблема?

— Да, серьёзная. Если цены опустятся ниже сорока, мы теряем не только доходы от экспорта нефти. Значительная часть иных российских товаров — металлургия, химия, сельское хозяйство — успешна на мировом рынке благодаря внутреннему субсидированию. Их производители получают энергоносители по внутренним ценам, которые были ниже мировых. Сейчас мировые цены стремительно падают, и ряд наших экспортёров в нетопливном секторе могут оказаться неконкурентоспособными.

Кроме того, в прессе редко упоминается, что, кроме нефти, за последние полтора года сильно подешевели чёрные и цветные металлы, золото, то есть почти вся сырьевая линейка, на которую могла рассчитывать российская экономика.

— Что же делать в этой ситуации?

— Наши оппоненты сильно надеются, что углубление экономического кризиса вынудит Россию пойти на дальнейшую либерализацию курса. Но это означает окончательный крах русской экономики. Наши проблемы и так созданы чрезмерной либерализацией, а сократить влияние государства в период кризиса — всё равно, что бросить руль в аварийной ситуации. Наоборот, единственный выход из кризиса — выйти за либеральные флажки.

— Каким образом?

— Например, прекратить рассматривать золотовалютные резервы почти исключительно как инструмент финансового регулирования. Пересмотреть статус Центробанка как чрезмерно самостоятельного института. Вернуть государству роль инвестора. Всё это для того, чтобы в ближайшие трудные два года вложить примерно половину резервов страны — минимум 200 миллиардов долларов — в развитие стратегически важных отраслей.

В условиях, когда радикально сокращается экспортная выручка, когда сокращается возможность приобретать импортное оборудование и технологии в частном секторе, на эти цели надо направить государственные резервы. Строить заводы по производству медицинского оборудования, компьютеров, станков, лекарств, сельхозтехники, оборудования для пищевой промышленности — даже если сегодня это малорентабельно. Когда мировая конъюнктура изменится, и российская экономика вернётся в фазу оживления, акции этих производств можно будет продать с выгодой для государства — при этом годы кризиса не будут потеряны для развития.

Кроме того, на пике падения, если нефть рухнет до тридцати и ниже, часть государственных резервов стоит направить на покупку подешевевших акций нефтяных компаний. Не только отечественных, но и зарубежных. Потом их тоже можно продать с выгодой.

— Это что, государство должно повести себя как крупный биржевой спекулянт?

— Точнее, как крупная рыночная корпорация. В либеральной модели Российское государство замышлялось как агент, обслуживающий интересы мировых компаний в России. А ему надо наоборот — стать агентом, обслуживающим интересы России на мировом рынке.

— А если нефть не подорожает ни через два года, ни через три? Мы потратим резервы, и что будем делать дальше?

— Это крайне маловероятный сценарий. Через пару лет все ведущие страны ОПЕК осознают, что выгоднее продавать двадцать миллионов баррелей по сто долларов, чем сорок миллионов баррелей по тридцать. Для них невыгодно демпинговать слишком долго, они уже привыкли жить богато. Например, Саудовская Аравия, это уже не та страна, которая играла на понижение в восьмидесятых годах ХХ века. Её население выросло почти втрое, это 25 миллионов человек со среднеевропейским уровнем жизни. Это население быстро растёт, и хочет жить с каждым годом всё лучше. А так как 90% доходов Аравии составляют нефть и нефтепродукты, многократное падение цен на углеводороды будет воспринято весьма болезненно. Тридцать долларов за баррель — это болевой порог, ниже которого даже аравийской экономике с её гигантскими резервами опускаться непозволительно.

 

Кроме того, России самой надо переходить к стратегии сдерживания продаж. Мы ведь наращиваем экспорт, чем тоже играем на понижение цен. А фактически нам невыгодно бороться за продажу лишних десяти миллионов тонн, гораздо выгоднее добиться удорожания бочки на десять долларов. Нужно, вопреки политическим разногласиям, активнее договариваться с шейхами, добиваться консолидации стран-экспортёров.

И в 1999 год, и в 2008 году нефтяные котировки вышли из пике благодаря снижению квот ОПЕК. И сейчас надо искать такое решение, а не играть, кто кого перетерпит.

ТАЛЯРОНОК Иван

Информация для ознакомления.Мнение редакции "Русский Мир" может не совпадать с мнением авторов статей

rusmir.su

Помогите с эссе на тему "возможен ли мир без нефти?"

Как мы знаем, большинство наших граждан не могут представить себе жизнь без нефти. Те, кто могут, имеют тенденцию представлять будущее как идиллию с бесплатными и чистыми источниками возобновляемой энергии: солнечной, ветряной и гидроэнергии (основанной на гравитации). В их представлении, будущее замечательно: чистый воздух, отсутствие нефтяных пятен, дешёвая энергия и чистый транспорт, не загрязняющий воздух.

Возможно, нам удастся хотя бы частично осуществить эту мечту. Но переход к такому будущему таит в себе неприятные сюрпризы. Представление об энергетике будущего тесно связано с ожиданиями американцев, что будущее принесёт процветание и новые возможности. С энергетикой будущего связаны наши самые большие надежды и страхи.

Более чем 20 лет назад Катлер Кливленд, Чарли Холл, Роберт Констанза и Роберт Кауфман опубликовали классическую работу, в которой приводится интересная статистика. В 50-х годах прошлого века процесс добычи угля из шахт обеспечивал возврат/прирост затраченной на добычу энергии в пропорции 80:1, а к 70-м годам он упал до 30:1, но всё ещё оставался на приличном уровне. Нефть и газ в 40-х годах давали возврат энергии, затраченной на добычу, в пропорции более 100:1, а в 70-х годах - уже только 23:1. Возобновлямые же источники энергии, на которых, по представлению многих, будет основано наше будущее, дают гораздо более скромный прирост вложенной в них энергии: производство этанола из кукурузы даёт 1,3:1, солнечные панели дают 1,9:1, и, как было посчитано Ховардом Эдамом, примерно 2:1 даёт производство электроэнергии ветряками.

Таким образом, имеется резкий контраст между нынешними высокорентабельными источниками энергии, основанными на невозобновляемых ископаемых природных ресурсах и будущими низкорентабельными возобновляемыми источниками энергии. Это необходимо понимать и готовиться к такому будущему.

Различия в режимах и рентабельности процессов получения энергии приводят к различиям в организации и поведении людей. Например, в индийском штате Андрапрадеш фермеры переходят от натурального хозяйства к коммерческому производству хлопка. Этот процесс был изучен Радживом Агравалом из университета Северного Техаса. Применение пестицидов при коммерческом производстве хлопка заметно увеличивает урожайность, что привело к появлению рынка сбыта для торговцев пестицидами. Индийские фермеры бедны и необразованны, и им требуется техническая помощь от торговцев пестицидами. Воспользовавшись этим, торговцы стали продавать фермерам пестициды в долг по низким ценам, но под огромные проценты - аналогично бесплатной раздаче бритв с последующей реализацией лезвий к ним втридорога. Если фермер не может вернуть долг, то его "ставят на счётчик" и он оказывается в вечных должниках.

Здесь появляется закономерный вопрос: почему торговцы пестицидами так хищнически обращаются с фермерами? Почему торговцы не продают пестициды в долг под разумный процент, чтобы обеспечить финансовую стабильность фермеров и таким образом получать от них постоянный доход? Причина здесь в том, что фермеров очень много, и их можно легко соблазнить перейти к коммерческому выращиванию хлопка. Поэтому фермеры кажутся для торговцев пестицидами неистощимым ресурсом. Сколько бы хлопковых фермеров не разорилось, всегда найдётся достаточно желающих выращивать хлопок.

Поведение торговцев пестицидами типично для высокорентабельных систем. Эксплуатация ресурса, в данном случае, фермеров, даёт относительно высокий доход при относительно небольших усилиях, и сам этот ресурс столь велик, что кажется неисчерпаемым. Бережное отношение к этому ресурсу оказывается бессмысленным и контрпродуктивным, поэтому ресурс расточается. Таким образом, торговцы пестицидами относятся к фермерам точно так же, как мы относимся к нефти: использовать и выбросить.

В противоположность этому, ресурсы в низкорентабельных системах скудны и должны использоваться бережливо. Эффективность ресурсопользования в таких системах очень актуальна. Низкорентабельные системы часто удивительно сложно о

Оцени ответ

nebotan.com